ЕС и Беларусь в фазе потепления

Минск и Брюссель явно настроены наладить диалог. К этому подталкивает и очевидное обострение отношений России со странами Запада. Но насколько устойчиво потепление в отношениях между Беларусью и Европой, судить пока трудно.

Начиная с середины 1990-х годов контакты между Европейским союзом и Республикой Беларусь не заладились. Переломным стал референдум 1996 года, за которым последовал роспуск Верховного совета. Определив свою жесткую позицию в отношении Беларуси в сентябре 1997 года, европейские структуры свернули диалог с официальным Минском, время от времени обращая внимание на то, что отношения смогут улучшиться только при условии возвращения Беларуси на путь демократии.

В свою очередь, руководство Беларуси то выражало желание нормализовать отношения с ЕС, то предписывало белорусским дипломатам "не кланяться" перед суровыми оценщиками из Брюсселя.

В целом же каждая из сторон оставалась верной своим принципам и находила эту ситуацию даже по-своему комфортной. По сути, Беларусь оставалась вне поля зрения Европейского союза, занятого проблемами внутреннего переустройства и расширения. В периоды обострения отношений со странами Запада официальный Минск всегда имел возможность заручиться поддержкой России.

Однако сложившийся в 1990-е годы баланс в треугольнике Брюссель — Минск — Москва был нарушен с приходом к власти в Москве Владимира Путина. В июне 2002 года он выразил желание "отделить мух от котлет" в белорусско-российских отношениях, дав понять, что намерен перевести их на прагматичную основу. В ноябре того же года "Газпром" впервые приостановил поставки природного газа, сославшись на то, что белорусская сторона выбрала установленный ранее лимит по низкой цене.

Инциденты по поводу поставок газа повторились в 2004 году и в еще более драматической форме в конце 2006 — начале 2007 годов. Давление с российской стороны стало нестерпимым для белорусского руководства. Тем более что оно сопровождалось заявлениями о желательности "воссоединения" (то есть инкорпорации).

Угроза суверенитету объективно подталкивала белорусские власти к нормализации отношений с Европейским союзом, значимость которого в качестве экономического и инвестиционного партнера неуклонно возрастала.

В середине текущего десятилетия объем белорусского экспорта в ЕС был выше, чем в Россию. На качество отношений Беларуси с Европейским союзом повлиял прием в его состав в мае 2004 года Польши, Литвы и Латвии. Возникновение границы между Беларусью и ЕС вынуждало стороны начать поиск совместных решений по ряду политических и гуманитарных проблем.

Однако довлела инерция. В 2005—2006 годах структуры ЕС и отдельных государств, входящих в его состав (включая таких тяжеловесов, как Германия и Франция) впервые за много лет попытались активизировать деятельность на белорусском направлении, находясь под впечатлением успеха "оранжевой" революции в Украине. Они оказали неприкрытую поддержку белорусским оппозиционным силам (причем на самом высоком уровне), но попытка не увенчалась успехом.

Бурное выяснение отношений между Беларусью и Россией в начале 2007 года не осталось незамеченным в Евросоюзе. Отчужденность Беларуси особенно дорого обходилась граничащим с ней странам ЕС. Сильным ударом стало принятое в конце прошлого года решение европейских структур о распространении высокой стоимости виз для белорусских граждан (60 евро) на новых членов шенгенского пространства (включая Польшу, Литву и Латвию).

Это привело к резкому снижению потока белорусов в соответствующие государства. Не так давно автор этих строк смотрел сюжет польского телевидения о рынках в восточных районах Польши, пустующих из-за отсутствия покупателей из Беларуси. Зрелище производило сильное впечатление.

Поначалу призывы наладить диалог с официальным Минском, звучавшие в Вильнюсе, Риге и Варшаве, не особо воспринимались в Брюсселе. Структуры ЕС указывали, что такой диалог будет возможен только в случае выполнения официальным Минском 12 условий, разработанных в конце 2006 года. К активизации диалога оказались не готовыми и белорусские власти.

Однако в текущем году произошли события, создавшие более благоприятные условия для сближения позиций.

Победа Дмитрия Медведева на президентских выборах в марте нынешнего года и назначение Владимира Путина на пост премьер-министра показали, что позиция России в вопросах интеграции с Беларусью не изменится. В феврале Владимир Путин подчеркнул, что намерен довести до логического конца процессы перехода Беларуси на российский рубль и формирования единого таможенного пространства.

К числу факторов, подтолкнувших Минск к Европе, можно отнести резкое ухудшение отношений с США и слабую результативность поиска источников экономической подпитки "белорусской модели" в странах третьего мира.

В свою очередь, для европейцев моментом истины стало активное участие России в конфликте на Южном Кавказе в августе текущего года. "Подъем России с колен" был столь стремительным и неожиданным, что нервы сдали даже у проверенных ветеранов европейской политики. Неприкрытое раздражение у европейцев вызвало стремление руководства Российской Федерации обозначить пределы бывшего СССР как зону особых интересов Москвы.

На эмоциональной волне европейские политики заявляли о решимости усилить поддержку постсоветских государств с тем, чтобы они могли противостоять "новому московскому империализму". При этом возможность поддержки не увязывалась с процессами демократизации, как это было в прежние времена.

Александр Лукашенко уловил изменение позиции европейских государств и сделал жест в сторону Запада, санкционировав освобождение политических заключенных, включая Александра Козулина. Некоторые послабления были сделаны в ходе кампании выборов в Палату представителей.

Жесты белорусского руководства получили позитивную оценку в европейских столицах. 2 сентября в Друскининкае состоялась встреча премьер-министров Литвы и Беларуси. Глава литовского правительства Гедиминас Киркилас заявил, что "Беларусь ступила на путь прогресса".

На встрече обсуждались вопросы сотрудничества в области энергетики, возможности транзита нефти через Клайпедский порт, более эффективного использования контейнерного поезда "Викинг". Литовская сторона выразила заинтересованность в облегчении визового режима и процедуры пересечения границы для граждан Беларуси. Таким образом, Минску впервые за последние годы посулили не туманный выигрыш в отдаленной перспективе, а реальную выгоду в самом близком будущем.

Потепление в отношениях между Беларусью и ЕС вынуждает белорусское руководство воздерживаться от шагов, которые могут быть негативно расценены европейцами. Так, Александр Лукашенко до сих пор не санкционировал процедуру признания независимости Южной Осетии и Абхазии.

Однако возникает вопрос, насколько длительным окажется потепление в отношениях между Минском и Брюсселем.

В принципе Александр Лукашенко может повторить успех ливийского лидера Муаммара Каддафи, которому после резкого разворота в политике в 2003 году европейские лидеры простили более чем серьезные прегрешения.

Однако Беларусь интересует грандов европейской политики гораздо меньше, чем Ливия, богатая природными ресурсами. Страсти, вызванные войной на Кавказе, скоро утихнут, и европейцы вновь вспомнят о том, что Беларусь не является полноценной демократией. Начнут добиваться новых уступок со стороны Минска. Что, в свою очередь, может привести к новым "заморозкам" в отношениях Беларуси и ЕС.

С другой стороны, Россия, в отличие от европейцев, наверняка не откажется от попыток усилить влияние на нашу страну. Беларусь тесно связана с Россией союзническими обязательствами в рамках таких организаций, как ЕврАзЭС и ОДКБ. Россия продолжает оставаться важнейшим экономическим партнером Беларуси. В первом полугодии двусторонний товарооборот составил $18,1 млрд., увеличившись в сравнении с аналогичным периодом 2007 года на 60,7% (при этом экспорт белорусской продукции составил $5,6 млрд., импорт российской продукции — $12,4 млрд.). Доля России в общем объеме товарооборота Беларуси со странами СНГ — 84,9%.

Таким образом, сделать резкий разворот на Запад Беларуси будет посложнее, чем Ливии. В сложившейся ситуации оптимальной с точки зрения властей является тактика лавирования между двумя полюсами европейской политики в лице России и ЕС. Но такое лавирование потребует большого политического мастерства.

09:55 10/09/2008




Loading...


загружаются комментарии