«Молодой фронт» раздирают религиозные и этические споры

На прошлой неделе «Белорусский партизан» сообщал, что из «Молодого фронта» исключен Тимофей Дранчук, причем исключен с непонятной формулировкой - «за аморальное поведение». Подробности скандала, произошедшего в одной из наиболее активных молодежных организаций, пресс-служба «Молодого фронта» оставила вне поля зрения журналистов. Однако Тимофей Дранчук и Артур Финькевич все-таки высказали свою версию произошедшего.

«Молодой фронт» раздирают религиозные и этические споры

- Тимофей, что случилось в «Молодом фронте» с вашей точки зрения? За что тебя исключили?

- Если говорить формально, то меня невозможно исключить, так как официально  я покинул «МФ» лет десять назад. До недавнего времени я просто помогал этой организации по ее же просьбе.
Но не в этом суть. Я подтверждаю факт этого инцидента. И считаю его успешной провокацией со стороны спецслужб. Целью данной провокации, по моему мнению, является перенаправление вектора силы «МФ» на внутреннюю, междоусобную борьбу, чтобы отвлечь внимание и силы от более важных целей, в том числе предстоящих выборов. Некоторые люди не поддаются на такие влияния извне, а некоторые, как оказалось, очень даже внушаемы.
Сразу хочу успокоить всех  по поводу моего «аморального поведения». Мое аморальное поведение заключалось лишь в том, что я вместе с заместителем председателя «МФ» Артуром Финькевичем улетел в Грузию поддержать своих товарищей, не спросив на это разрешения. К сожалению, у некоторых членов «Молодого фронта» понятие «моральных норм» ассоциируется с советскими догмами.

- Артура, кстати, не исключили?

- Нет, он, слава Богу, продолжает исполнять свои обязанности. Но поездка в Грузию, как мне кажется, была лишь последней каплей. Я вижу основную причину в том, что сейчас «МФ» переживает некоторый раскол, а я поддерживаю ту сторону, которая формально оппонирует руководству. Суть этого разъединения в следующем: мы считаем, что «МФ» должен активно развиваться и вырастать в серьезную организацию, а вторая часть молодофронтовцев считает самым главным стопроцентные моральные устои, практически на уровне церковных. И из-за этого организация теряет многих своих сторонников.

- А как вообще происходил процесс вашего исключения? Стало ли это неожиданностью?

- Процесс моего исключения проходил, как ни странно, без моего участия – я был в командировке в Гомеле, как раз встречался и с представителями «Молодого Фронта». Поэтому, не скрою, был удивлен, когда на следующий после заседания день узнал такие новости. Хотя, как я уже говорил, напряженность внутри организации чувствовалась и раньше.
Кстати, некоторые участники того заседания пытались донести до присутствующих, что такой вопрос, вообще-то, должен рассматриваться как минимум с моим участием, но по каким-то причинам эти голоса услышаны не были.

- Какие ваши дальнейшие планы? Можно ли сказать, что сейчас вы в конфронтации с «Молодым Фронтом»?

- Ни в коем случае. Мы понимаем, что такое положение дел и усиление внутренних конфликтов будет только на руку тем структурам, которые затеяли все это. Поэтому стараемся решить все наши проблемы в конструктивном ключе, и я рассчитываю на возможное дальнейшее сотрудничество с «Молодым Фронтом».

«Белорусский партизан» также обратился за комментарием к заместителю председателя «Молодого Фронта» Артуру Финькевичу:

- Я уверен, что в данный момент любое исключение любого активиста (не только «Молодого Фронта», но и любой демократической организации Беларуси) – в корне неверный путь. Так, за последнее время и из партий были исключены достаточно известные и профессиональные люди, как, например, Алесь Михалевич. К сожалению, этими же методами начинает пользоваться и «Молодой Фронт». Я был резко против исключения Тимофея, как и против любых исключений вообще: нас и так не много. Особенно недальновидно это сейчас, в предвыборный период, когда на нас внимательно смотрят представители многих государств. И любые склоки внутри партии или общественной организации в такое непростое время портят репутацию не отдельным людям и даже не отдельным организациям, но всему демократическому движению.

- Если ваша с Тимофеем поездка была расценена как «аморальное и недостойное поведение», то почему он исключен, а вы продолжаете исполнять свои обязанности?

- Дело в том, что меня не так просто исключить, ведь я заместитель председателя, и могу быть снят с должности или исключен только на съезде нашей организации.
Возвращаясь к исключению Тимофея, хочу сказать, что я лично убежден: молодофронтовца надо оценивать не по тому, насколько он христианин, а по совсем другим качествам - преданности, профессионализму, трудоспособности. Я считаю, что Тимофей абсолютно на аморальный человек, а классный профессионал в своем деле и хороший товарищ.

- Каким вы видите будущее «Молодого Фронта»?

- Я считаю, что делать какие-либо оценки можно будет только после митинга на Октябрьской площади, который пройдет 28 сентября. Только после этого станет понятно, кто готов только говорить, а кто способен на серьезные шаги и поступки.

"Белорусский партизан" желает молодым романтикам оппозиции решить свои мировоззренческие споры таким образом, чтобы сохранить организацию. Проблема заключается еще и в том, что "МФ" остался без опоры на страших товарищей и болтается между разными политическими группами, которые часто используют молодых активистов в своих целях, но не могут помочь найти ответы на серьезные вопросы.

08:47 16/09/2008




Loading...


загружаются комментарии