Лукашенко: "Пока что Запад был сильнее России"

Президент Белоруссии Лукашенко надеется, что в ответ на освобождение политзаключенных и обещание честных парламентских выборов, которые состоятся на следующей неделе, Запад пойдет ему навстречу

"Америка и Запад пока что сильнее, чем Россия", – говорит белорусский президент Александр Лукашенко. То, что в СНГ никто до сих пор не последовал примеру России и не признал независимость Южной Осетии и Абхазии, он в беседе с корреспондентами Frankfurter Allgemeine и Financial Times объяснил следующим образом: "Используя финансовые и экономические рычаги, а также личные связи с руководством государств постсоветского пространства вам пока что удалось добиться того, что страны СНГ или, по крайней мере, члены ОДКБ (Организации Договора о коллективной безопасности) не последовали примеру Россия. Для некоторых из них отношения с Америкой и ЕС важнее отношений с Россией. Но кто готов поручиться, что ничего не изменится? Ведь сила России растет, ее влияние в бывших советских республиках увеличивается ".

Лукашенко тоже лавирует. Россия, очевидно, оказывает на белорусского президента давление, чтобы тот последовал ее примеру. Он называет российские действия в Грузии "умными" и "последовательными", однако при этом тянет с признанием провинций, отколовшихся от Грузии. Теперь он настаивает на том, что этот вопрос настолько важен, что решить его может только новый белорусский парламент, выборы в который состоятся 28 сентября. После выборов пройдет не менее месяца, прежде чем завершатся все организационные мероприятия, и лишь тогда Лукашенко придется определяться.

По меньшей мере столь же долго может продолжаться потепление в отношениях между Белоруссией и ЕС, а также Америкой. То, что Лукашенко говорит о балансе факторов влияния на постсоветском пространстве, звучит почти как просьба, мол, Запад мог бы поддержать его, если решение по вопросу об Абхазии и Южной Осетии он примет в западном духе. Запад должен помочь Белоруссии остаться свободным и независимым государством, говорит Лукашенко. Но при этом не забывает добавить – для подстраховки – что в своих расчетах Белоруссия также учитывает, что она, естественно, является союзницей России.

Осторожная разрядка напряженности в отношениях между Минском и Брюсселем началась с того, что Лукашенко выполнил требование ЕС и освободил трех последних политзаключенных. Кроме того, он пообещал, что выборы в парламент будет свободными и честными. Белорусский министр иностранных дел Сергей Мартынов с почти неприкрытой насмешкой, имея в виду Россию, указал нашему корреспонденту на то, что Минск пригласил на выборы наблюдателей из ОБСЕ и что он не будет чинить им никаких препятствий. Другие государства – "вы, конечно, знаете, какие" – вели себя иначе, сказал он. Россия перед парламентскими выборами в декабре и президентскими в марте при помощи различных оговорок и уловок наблюдения избежала.

Поэтому Лукашенко и жалуется, что на его страну были наложены санкции, а когда критике подвергаются выборы в России, подобного не происходит. За свои встречные шаги, на которые Лукашенко, по его мнению, пошел накануне выборов, назначенных на следующую неделю, он требует от Запада ответных услуг. Ему, кого называют "последним диктатором Европы", довольно безразлично, дадут ли ему визу в ЕС, сказал он, имея в виду отлучение от европейских виз как себя лично, так и его приближенных. Он, мол, слишком долго прожил в условиях таких ограничений. Но белорусскому народу нужно хотя бы облегчить возможности для контактов, например, за счет снижения визовых сборов, и не ограничивать экономические отношения различными оговорками. В счет, который Лукашенко предъявляет ЕС, также включено то обстоятельство, что Минск предотвратил нелегальную иммиграцию и контрабанду наркотиков через Белоруссию на Запад, что Белоруссия – это надежный партнер для транзита российских нефти и газа, что Белоруссия предоставила свою территорию для транспортировки военных грузов, в которых Запад нуждался для своей военной операции в Афганистане. "Можете ли вы представить себе, – спрашивает он, – что немецкому федеральному канцлеру, когда он направляется в Москву, запрещено пролетать над территорией Белоруссии?"

Он снова и снова задается вопросом, говорит Лукашенко, чего еще, собственно, потребует ЕС, чтобы развивать отношения с Белоруссией. Возможно, разговоры о демократии и правах человека – это только прикрытие? Насколько согласуется с соблюдением прав человека высокая безработица, которая встречается в некоторых западных странах? Скорее, считает он, в Брюсселе хотят видеть у власти других белорусских политиков. Но это решать белорусскому народу, а он доверяет ему эту власть на протяжении уже почти 15 лет.

В себе преграды на пути к демократии Лукашенко не видит и вовсе. Он пришел к власти после крушения Советского Союза, когда здесь царили бедность и хаос, говорит он. Тогда крепкая государственная власть была единственной возможностью предотвратить конфликты внутри страны или с соседями и преодолеть бедность. Только таким образом, говорит Лукашенко, можно было создать и сохранить белорусское государство. Сегодня ВВП Белоруссии в два с половиной раза выше, чем во время Белорусской Советской Социалистической Республики. "Твердая рука себя оправдала".

Кроме того, он и люди из его окружения не останутся у власти навечно, говорит Лукашенко. Но Белоруссии нужно время, чтобы достичь стандартов западной демократии. И его стране нужно дать. Предстоящие выборы будут прозрачными и демократическими. Оппозиция – разрозненная – опасается, что по сравнению с предыдущими выборами и референдумами, которые регулярно подвергались критике со стороны международных организаций, и в этот раз к лучшему ничего не изменится, но Лукашенко это не тревожит. Оппозиционеры, считает он, это или политические неудачники, которые ничего не добились, когда в начале 90-х годов были у власти, или люди, купленные Западом и с комфортом живущие на его деньги – не имея тесного контакта с народом.

Наблюдатели всегда называли Лукашенко прожженным политическим игроком на поле между Западом и Востоком. В настоящее время он, похоже, пытается выяснить у обеих сторон, что ему будет, если он примет то или иное решение в отношении признания мятежных грузинских провинций. Возможно, это выльется в нечто вроде осторожной разрядки в отношениях с Западом и в экономическую помощь. Однако не исключено, что он надеется всего лишь на новый стабилизационный кредит – речь идет о 2 млрд долларов – от Москвы и на ее скромность в определении цен за российские энергоносители.

11:53 20/09/2008




Loading...


загружаются комментарии