Винцук Вечорко: «Общество не осознает безвластия этого парламента»

Выборов в белорусский парламент нет ни практически, ни теоретически, ни виртуально – полагает зампредседателя Белорусского Народного Фронта Винцук Вечорка. Голосование напоминает советское, но с одним отличием. В ходе кампании разрешено появляться оппозиционным фигурам. Но никаким силам, кроме властных, не разрешено иметь своих представителей в участковых и окружных комиссиях.

Именно там, где якобы считаются голоса. А это реальный индикатор выборов.
- Есть вещи, связанные с тем, что ни одна государственная газета или телеканал, а других, просто нет, не показывает ни дебатов, ни позиций кандидатов. Есть пять минут «говорящей головы», которую нормальный человек не в силах смотреть. Все это делается с целью признания международными организациями этого спектакля. Во всем остальном нет свободных СМИ, нет свободы собраний. 16-го сентября нас, например, нескольких кандидатов в депутаты, лидеров партий просто избили спецназовцы в Минске только за то, что мы держали портреты исчезнувших людей. Напирали на то, что в городе полно наблюдателей, что «праздник непослушания» под названием выборы закончится и все будет, как всегда.

- Поэтому всех призывают выйти на площадь. Но вряд ли это каким-то образом повлияет на ситуацию…

- Что касается площади, то это своеобразная традиция. Все понимают, что выборы несвободны, точнее их нет. Поэтому люди собираются, чтобы обменяться мнениями. Но я бы не преувеличивал фактор площади на этот раз, потому что белорусы хорошо знают – реальная власть у президента, а парламент и все прочее – это декорации. И еще одно из объяснений того, почему так тихо: общество не осознает безвластия этого парламента.

- Европейцы ведь тоже это прекрасно понимают, и все же ведутся разговоры о признании, что в условиях настойчивых пожеланий со стороны России признать независимость кавказских республик ставит А.Лукашенко в щекотливую ситуацию.

- То, что Лукашенко не признал оккупации Россией части Грузии, конечно, хорошо. Но он не способен на реальный геополитический разворот. Он будет продолжать свою игру и свои торги с Россией, при этом используя Запад как дополнительный рычаг для этих торгов. Вопрос признания, о чем Лукашенко объявил, он передаст новому парламенту. Может получиться так, что Европа и ОБСЕ признают эту палату представителей, а эта палата возьмет и признает Абхазию с Осетией. То есть, получится, что и волки сыты, и овцы целы.

- Как Вы видите перспективу отношений Беларуси с Европой?

- Здесь многое зависит от позиции Европы и ее верности ценностям. В том, что происходит, сейчас нельзя ни под каким микроскопом отыскивать позитива. Сейчас все, как всегда, только хуже. Признавать этого нельзя, в том числе и потому что, в 2011 будут президентские выборы. И если сейчас это признать, то у нас не останется международных рычагов для требования изменений в законодательстве, и что более важно, в избирательной практике президентской кампании. То есть, это будет консервация, искусственный паралич, маргинализация немалой части демократической, прозападной части белорусского общества. Что касается «лукашистов», то поверьте моим наблюдениям. Четыре года назад они молились на него, сейчас они перешли в категорию агрессивно-индифферентных. Они разочаровались в нем. И это важный сдвиг.
- Некоторые коллеги-журналисты упрекают оппозиционные партии в том, что они не ориентируются на какой-то определенный электорат, а оперируют понятием «народ», «люди»…

- Я бы вообще очень ценил любые белорусские партии, которые способны в этих условиях вести политическую борьбу, потому что каждый из этих людей прошел через заключения, увольнения, преследования семьи, материальную нужду. Я думаю, что современные литовские или эстонские партии и политики, не говоря уже о российских, которые воспринимают политику как бизнес, вряд ли смогли бы в таких условиях существовать. Разве только литовцы, которые помнят времена Саюдиса. Что касается политиков Старой Европы, они вообще бы не смогли. Поэтому нельзя мерить одной меркой партии, к примеру, Нидерландов или современной Польши и нынешней Беларуси.
Во-вторых, конечно, мы говорим о жизненных, людских проблемах. Я говорю со своим избирателем, который столкнулся с насильственным выселением, сомнительным строительством, за которым стоит российский капитал. И в этих конфликтах я на стороне людей. Я им объясняю, почему так происходит. И я догадываюсь, почему меня сняли с гонки. Меня начали узнавать на улицах. А власть против этих людей. И мне кажется именно сейчас вряд ли так важно консерватор я, или мои коллеги – либералы. Разберемся в парламенте. Сейчас важно, что мы отслеживаем и знаем эти народные беды и предлагаем скоординированное видение будущей Беларуси. Что касается детализации – это будет намного позже.

- Литва в последнее время, кажется, пытается наладить диалог с режимом Лукашенко. Как вы смотрите на это?

- Может быть, кто-то думает прийти со своим бизнесом в Беларусь и геополитически обосновать это тем, что тогда уравновесим русских. Но пока у нас есть нынешеняя система, никакие бизнесы не гарантированы от огосударствления. Во-вторых, при этой коррупционной системе получается, что российский капитал все равно будет более предпочтительным. То есть, национальный капитал мы разрушили, и остался единственный олигарх – Лукашенко. Получается, что нет партнеров, с которыми можно налаживать нормальные деловые отношения.

Только полноценная демократическая Беларусь может гарантировать и литовскому, и любому другому капиталу, цивилизованные правила игры и проводить стратегическую линию уравновешивания опасной для нас экспансии российского капитала, которая уже идет вовсю. А так, получается некая геополитическая иллюзия, которую я бы назвал «китаизированной», когда Беларусь приравнивают к Китаю. Но мы все-таки европейская страна и окружены демократическими странами. Кроме одной. И нельзя приравнивать нас к режимам типа туркменского.

У нас же были в начале 90-х годов нормальные выборы, свободные СМИ, реально развивающиеся партии. Мы не слезли с деревьев, чтобы искусственно консервировать то, что у нас сейчас есть. Нужно помочь нам быстрее прийти к свободе. Нельзя делать независимость Беларуси заложницей политической воли одного человека.

 

10:22 28/09/2008




Loading...


загружаются комментарии