Ференц Контра: «Когда в Беларуси появятся туристы из Венгрии, я смогу гордиться своей работой»

В 1992 году Беларусь и Венгрия заключили дипломатические отношения, но только в мае этого года в Минске открылось венгерское посольство. Что препятствовало сделать это раньше? Почему туристы из Венгрии не ездят в Беларусь и что требуется от белорусов, желающих посмотреть Будапешт или отдохнуть на курортах Балатона. Об этом и другом в интервью "Народной воле" рассказал первый посол Венгрии в Беларуси Ференц Контра.

«Решение об открытии посольства Венгрии в Минске далось нелегко»

— Господин Контра, в Будапеште давно и довольно успешно работает белорусская дипмиссия. Венгрия только весной этого года открыла в Минске свое посольство. Чем это было вызвано?

— Когда в 1992 году был подписан протокол об установлении дипломатических отношений между нашими странами, через три недели я был в Минске и искал здание для венгерского посольства. Тогда нам показали деревянный домик в Дроздах — тогдашнюю дачу корреспондента ТАСС — и предложили здесь обустроить посольство Венгрии или резиденцию главы миссии. Мы на это не пошли, потому что домик был очень старый, шел под снос…

Вторая попытка была предпринята в 2001 году, и я тоже приезжал в Минск на переговоры. Тогда я нашел неплохое здание в тихом месте Минска, с гаражом, автостоянкой. Но арендная плата на тот момент была невероятно высокой, и нам снова пришлось отказаться.

Третья попытка случилась в прошлом году, когда в мае 2007 года наше правительство приняло решение об открытии в Минске посольства. И вот мы уже здесь.

— На этот раз местом вы довольны?

— Очень. Мы находимся практически в центре Минска, на улице Платонова, 1б. В современном бизнес-центре арендуем площади на первом этаже. Уже издали виден наш флаг и флаг Евросоюза. Очень удобно, что здесь располагается и посольство, и консульство Венгерской Республики. Партнеры, у которых мы арендуем площади, ведут себя очень корректно по отношению к нам.

— Неужели только бытовые проблемы были причиной того, что посольство открылось только сейчас?

— На этот вопрос есть два ответа.

Посольство Беларуси очень хорошо работает в Будапеште, и пока в Минске не было нашей дипмиссии, ваши дипломаты трудились за двоих.

Второй момент: Беларусь находилась и сейчас частично находится в самоизоляции, и поэтому вопрос открытия посольства в Минске было непросто поднимать в нашей стране. Всегда находились противники этой идеи. Решение об открытии посольства Венгрии в Минске далось нелегко. Венгрия старается открывать посольства там, где у нее есть свои интересы: торгово-экономические, консульские, политические. Но я думаю, что в любом случае это решение было правильным.

— Как вы отнеслись к тому, что стали первым главой дипмиссии Венгрии в Минске?

— Ничего неожиданного я в этом не видел, поскольку работал послом в Беларуси по совместительству, когда возглавлял дипмиссию Венгрии в Москве.

Беларусь я более-менее знаю. С 1977 года работаю в МИД Венгрии, и все эти годы в большей степени занимался сначала Советским Союзом, потом — странами СНГ: Россией, Украиной, Арменией, Узбекистаном. Последние три года более интенсивно работал с Молдовой и Беларусью и не удивился, когда мне предложили возглавить венгерское посольство в Минске.

— Работать дипломатом в странах бывшего СССР — престижно? Ответственно? Или все же лучше получить командировку в западноевропейское государство или в США?

— Во время социализма, наш отдел назывался первым территориальным. Т.е. самым главным. Мы готовили все материалы, которые потом ложились на стол первого секретаря ЦК Венгерской социалистической рабочей партии. После смены режима престиж этого управления несколько упал. Но когда на карте мира появились новые суверенные государства, необходимо было с ними работать и зачастую требовалось принимать неординарные решения. И это тоже было интересно, ответственно и престижно. Например, Венгрия была первой европейской страной, которая открыла свое посольство в Украине.

— А в Беларуси в числе последних…

— Со стороны Киева были такие жесты, которые помогали нам это сделать. Потом не надо забывать, что Украина — крупнейшая соседка Венгрии и является приоритетным вектором в нашей восточноевропейской политике. Беларусь несколько дальше от наших границ, и такого острого и большого интереса друг к другу у наших стран не было, хотя сейчас с открытием посольства мы признаем, что Беларусь во многих аспектах для нас важная страна. И в торгово-экономическом сотрудничестве, и в бытовом. Еще недавно получить венгерскую визу можно было только в Киеве, Москве, Ужгороде. Мы понимали, что это неудобно, и первое, на что направили наши усилия, открыв посольство, — на работу консульского отдела. Сейчас венгерскую визу можно получить у нас в течение двух недель. Кроме того, Беларусь очень важная транзитная страна…

В первом полугодии 2011 года Венгрия будет председательствовать в Евросоюзе. Беларусь — не очень легкая тема для стран ЕС, и позиция Венгрии такова: сформулировать политику Евросоюза во время нашего председательствования мы сможем только тогда, когда у нас будут налажены контакты непосредственно в самой стране.

«Есть решения Евросоюза избегать политических контактов на уровне министров и выше"

— В Беларуси прошли выборы в парламент. Власть считает, что они проходили образцово-показательно, представители демократических сил указывали на нарушения, которые имели место… Что вы напишете в отчете для своего правительства о выборной парламентской кампании в Беларуси 2008 года?

— Оценка того, что происходило во время предвыборной кампании, неоднозначная. У меня нет оснований сомневаться в словах белорусского президента, министра иностранных дел, когда они говорили о том, что страна старалась провести выборы на сей раз более демократично, более свободно. И мне кажется, такое стремление у белорусского руководства было. Но я вижу проблему в том, что как будто забыли проинформировать некоторые органы власти, особенно на местах, милицию, КГБ, иногда прокуратуру о том, что от них ожидается. А может быть, их и проинформировали, но они еще боялись: неужели можно так, неужели нам не так надо делать, как раньше?.. Возможно, этим и объясняется, что на местах часто нарушалось белорусское законодательство, предпринимались такие меры, которых лучше было бы избежать в данной кампании.

Наблюдательная миссия БДИЧ ОБСЕ еще накануне выборов однозначно рассказала властям, где видит проблемы. Кампания не была активной, не было ощущения того, что в стране проходят выборы, даже плакатов на улицах не наблюдалось. Было высказано замечание по поводу досрочного голосования, когда урны находятся вне поля зрения наблюдателей достаточно долгое время, и тогда, как мы знаем из отчетов о предыдущих выборах в Беларуси, могли осуществляться манипуляции.

Я думаю, что после подробного итогового отчета наблюдательной миссии БДИЧ ОБСЕ будет сформулирована и наша окончательная позиция.

— Чем, на ваш взгляд, можно объяснить изменения в отношении некоторых европейских стран к белорусскому режиму, встречи на высшем уровне? В Минске ходят слухи о том, что у послов европейских стран нет единой позиции по данному вопросу, дипкорпус разделен...

— Я бы не стал утверждать, что дипкорпус разделен, но могу подтвердить, что в кругу дипломатов есть споры относительно того, как относиться к тому или иному действию белорусских властей.

Каждая европейская страна сотрудничает с Беларусью, но уровень этих контактов и степень их интенсивности разные. Безусловно, больше заинтересованы в сотрудничестве соседние с Беларусью страны. Что касается Венгрии, мы, будучи членами Евросоюза, принимаем решения со всеми остальными странами совместно и строго их придерживаемся. Например, есть список белорусских чиновников, которым запрещен въезд в страны Евросоюза, в нашем посольстве они тоже не могут открыть визу. Есть решения Евросоюза избегать политических контактов на уровне министров и выше, и мы тоже этого придерживаемся. Мы можем себе это позволить, но у соседних стран могут возникать такие вопросы, разрешение которых требует встреч как минимум на уровне министров или глав правительств. Но это не означает, что данные страны нарушают установки Евросоюза, просто иной раз жизнь переписывает любые решения. Например, такой вопрос, как строительство АЭС, невозможно решить, не учитывая мнение соседей. А что касается контактов высокопоставленных чиновников со своими коллегами из стран ЕС, то они были осуществлены после того, как Беларусь продемонстрировала несколько обнадеживающих шагов, и, конечно, мы заинтересованы, чтобы эти шаги были и в будущем. Если не разговаривать с представителями властей, то очень сложно их убедить в необходимости именно такой политики.

— Господин Контра, вы постоянно находитесь в Беларуси более трех месяцев. Каково ваше впечатление: слышен ли голос белорусской оппозиции в стране?

— Мне сложно судить. Пока я знаковой деятельности белорусской оппозиции не вижу. Возможно, я сам в этом виноват: меня нет там, где эта деятельность проводится. Но я думаю, что это тоже специфика Беларуси. Что могут оппозиционеры делать, если их увольняют с работы, их не пускают на телевидение, если в стране практически нет независимой прессы, а та, которая есть, работает в тяжелых условиях?!

Недавно прочел в интернете, что бывший депутат Палаты представителей Сергей Скребец устроился работать дворником. Думаю, в нашей стране этого бы не могло быть. В Венгрии оппозиция не считается врагом, никому в голову не придет уволить оппозиционера с работы.

— После антиправительственных демонстраций в Будапеште осенью 2006 года были ли предприняты какие-либо санкции в отношении бастующих: людей сажали с тюрьмы, увольняли с работы?

— После тех событий активизировалась крайне правая оппозиция. Она и в этом году вывела на улицу людей. И были стычки с полицией, и были задержанные. Но уже на следующий день всех отпустили, потому что по нашим законам не было оснований держать людей дольше в следственных изоляторах.

Демократия — очень дорогое дело, и есть такие побочные явления, которые не всем нравятся. Те, у кого сожгли машину или кому попал в глаза слезоточивый глаз, навряд ли будут приветствовать какие угодно акции протеста. Но заранее запретить демонстрацию, не дать людям выйти на улицу — на это руководство страны не имеет права.

"Венгры тяжелы на подъем"

— В советские времена считалось очень престижным работать в Венгрии, например, счастливчиками называли военных, которым доводилось служить в Венгрии, мол, там можно было купить дефицитные по тем временам товары в свободной продаже. А как сейчас живут венгры? Довольны уровнем жизни?

— Например, я не очень доволен. И думаю, так считает большинство населения. На мой взгляд, это нормально, недовольство движет нами, мы стремимся к лучшему…

Но, безусловно, многое в нашей стране изменилось к лучшему. Мы очень ценим, например, возможность свободно передвигаться по Европе, для венгров в Старом Свете открыты все границы.

— Но это чревато оттоком высококвалифицированных кадров. Например, в Польше, Литве уже давно говорят о такой проблеме.

— Наш народ тяжелый на подъем. Даже внутри страны не наблюдается миграции. Уровень жизни на западе и востоке страны сильно отличается. Более богатые люди живут на западе, где чувствуется влияние Австрии уже десятилетиями. Восток страны победнее, но венгры, которые живут там, не стремятся перебраться на запад, у нас так не принято, да и уровень цен на недвижимость, например, несколько отличается.

Другой менталитет у молодежи, многие молодые венгры уезжают работать, учиться в Бельгию, Англию, другие европейские страны.

— Ваша дочь относится к такой категории молодежи?

— Она в совершенстве знает три языка: венгерский, русский и английский. Русский ей помогала изучать мама, английским овладевала в Греции, когда я там работал и Виктория училась в британской школе. Сейчас дочь изучает французский, она работает в Брюсселе, в нашей миссии в НАТО.

— Пошла по вашим стопам?

— По призванию — да. А вот высшего образования она еще не получила. Виктория закончила среднюю школу, поступила в Международную школу бизнеса, но ей не понравилось там учиться, она бросила учебу. Период был сложный, повлиять мы на нее не могли. А сейчас дочь готова учиться дальше. Образование позволяет получить не только работу, но зачастую и хорошую зарплату.

— Венгры довольны своими заработками?

— Думаю, что недовольны. Исключение составляют только топ-менеджеры крупнейших фирм. Хотя, возможно, и они не довольны своими 10—20 тысячами долларов в месяц.

Сегодня средняя зарплата в Венгрии составляет 500 евро. И это конечно, немного, учитывая, что цены у нас практически такие же, как в Беларуси, а квартплата даже несколько выше. В зимний сезон она может доходить до 200 евро. Правда, буквально на днях я прочел, что в Евросоюзе быстрее всех зарплата повышается в Венгрии.

"В Минске я впервые увидел милицейский эвакуатор"

— Что вас удивило в Беларуси?

— Высокие цены и большое количество людей в супермаркетах. В Минске я впервые увидел милицейский эвакуатор, хотя бывал во многих странах мира.

Раньше я часто приезжал в Минск, но только сейчас увидел и был удивлен тому, сколько роскошных коттеджных поселков раскинулось в окрестностях Минска и в самом городе. Это означает, что в Беларуси есть достаточное количество очень богатых людей.

Непривычно видеть на улицах европейской столицы огромное количество молодых людей, слоняющихся без дела, как я вижу на берегу Свислочи. Складывается впечатление, что им некуда пойти, что выпить чашку кофе или бокал пива в кафе, ресторане им не по карману

— В одном из своих интервью вы с удовольствием отмечали, что живете в центре Минска. Может быть, тоже в коттедже?

— Я живу на берегу Свислочи в доме, первый этаж которого занимает магазин "Панорама". Рядом строится банк "Москва—Минск". Место очень хорошее, квартира тоже. А вот с порядком в подъезде есть проблемы. Когда приглашаю друзей, прошу их закрыть глаза при входе в подъезд и открыть, когда мы заходим в квартиру.

— Кто помогал благоустраивать апартаменты в Минске?

— Жена. Она всегда рядом. Только однажды, в командировку в Намибию, я был вынужден ехать без семьи в составе делегации миссии ООН — такими были условия командировки.
С Инной мы познакомились в 1972 году во время моей учебы в Киеве. Инна — украинка. Она училась на историческом факультете, я — на факультете международных отношений. С тех пор мы вместе. В Будапеште Инна работала в "Интуристе", а потом, когда начались мои командировки за рубеж, вынуждена была уйти с работы. Но я хочу сказать, что быть женой дипломата — это тоже работа, причем, очень непростая. Три-четыре раза в неделю нам приходится бывать на встречах, званых ужинах, приглашать гостей к себе, а значит, жена всегда должна хорошо выглядеть, следить за внешним видом мужа, заниматься деятельностью Клуба посольских жен. Если в семье дипломата нет порядка, то и в работе дипломата не все будет хорошо.

"В Венгрии никто не предлагает туры в Беларусь"

— В одном из своих первых интервью в Беларуси вы заявляли о том, что намерены приблизить Беларусь к Венгрии и наоборот — открыть белорусам свою страну. Получается это делать?

— С появлением в Минске венгерской дипмиссии наблюдается прогресс в наших отношениях. С 16 июня мы начали выдавать визы, и уже более 1600 белорусов смогли посетить Венгрию.

Получить визу у нас легко, потому что нет очередей. Человек утром приходит в консульский отдел, и уже через час у него примут документы.

— Любой желающий может получить венгерскую визу? Что для этого надо?

— Визу мы выдаем шенгенскую. Для этого надо принести в посольство паспорт, две фотографии, справку о доходах и заказать гостиницу в том месте Венгрии, куда вы решили ехать.

На мой взгляд, рядовые венгры и белорусы мало знают друг о друге. Нам необходимо преодолеть тот информационный вакуум, который существует. О Беларуси в Венгрии пишут лишь тогда, когда здесь что-то случается. Так же и в Беларуси.

Очень мало информации для туристов. В Венгрии никто не предлагает туры в Беларусь. В вашей стране есть несколько турагентств, которые отправляют белорусов на отдых на Балатон, в путешествие по Будапешту, но этого недостаточно.

Мне кажется, если спросить у венгра, что он знает о Беларуси, ответа можно и не получить. Я даже не могу назвать белорусские товары, которые бы продавались в наших магазинах. В Беларуси можно купить венгерский консервированный горошек, кукурузу, лечо, некоторые виды вин, в аптеках всегда есть венгерские лекарства.

— Товарооборотом между нашими странами вы не довольны?

— Наоборот, с каждым годом он увеличивается и в прошлом году достиг почти 300 млн долларов, а в этом, надеюсь, приблизится к 400 млн долларов. Из Беларуси мы импортируем энергоносители, нефтепродукты — это составляет 50 процентов белорусского импорта. 30 процентов приходится на тракторы "Беларус", калийные удобрения. Беларусь у нас покупает продукты, лекарства, телефоны "Нокиа". Уверен, что открытие нашего посольства будет способствовать более интенсивным экономическим отношениям, мы уже провели ряд встреч с представителями белорусских предприятий, участвовали во всех инвестиционных форумах и передали проекты венгерским предпринимателям. С белорусской стороны первые шаги тоже сделаны. Тракторный завод, например, в прошлом году заявил об открытии торгово-сервисного центра в Венгрии и уже вложил полтора миллиона евро в этот проект. А в следующем году готов вложить еще один миллион евро.

— Господин Контра, наверняка, получив назначение в Беларусь, вы ставили перед собой конкретные задачи. В каком случае будете считать, что их удалось осуществить?

— Когда в городах Беларуси появятся автобусы с туристами из Венгрии, я смогу говорить о том, что не зря работал в Беларуси Чрезвычайным и Полномочным послом.

 

 

09:51 03/10/2008




Loading...


загружаются комментарии