Нельзя!

«Дыхание» полномасштабного  финансового  кризиса, охватившего  весь мир, с каждым днем  все явственнее ощущается  в экономике России.  «Ослаб» рубль,  на глазах замирает жизнь на стройках,  «зависает» промышленность -  переходят на сокращенные рабочие недели автозаводы, предприятия электроники, машиностроения и т.д.  С трудом зависший на 700 пунктах  индекс РТС пока,  к сожалению,  не демонстрирует стремление к реальной стабильности, не говоря уж о  росте.  

Ситуация в украинской промышленности  еще сложнее. Встала половина украинской металлургии (валютный цех страны), как лесной  пожар  разрастаются кризисные явления буквально по всем секторам экономики.  В целом, иллюзия  безусловного устойчивого  развития капитализма, охватившая с начала 90-х годов мировое сообщество, заставило   отмахнуться от  «первого звонка»  - «азиатского кризиса» конца 90-х годов, но в итоге, глобальный кризис «догнал»  мировую финансовую систему через десять лет.

Злорадные  высказывания А. Лукашенко в отношении мирового финансового кризиса  и его причин, прозвучавшие 7 октября на встрече с работниками КГБ, («Кто был прав - Лукашенко, который заявлял о защите национальной экономики, ориентации на нормальную экономическую модель, или те деятели, которые называли себя рыночниками?»)  можно  смело игнорировать, так как  пристальное наблюдение за  белорусской экономикой не оставляет сомнений – российский кредит  нужен срочно.  Более того, скорее всего  сейчас Минску нужно не два млрд. долларов США, а минимум раз в пять больше.

Формально, 6 октября  на встрече с белорусским руководством  В.Путин в рамках  Союзного Совмина подтвердил  готовность  выделить  республике  очередной кредит.  За исключением некоторых нюансов, которые, как оказались, связанны  с недостаточным  исполнением белорусской стороной обязательств в отношении предыдущего декабрьского кредита, ситуация складывается  вполне благоприятно. Наличие в составе российской делегации А. Кудрина являлось индикатором, что финансовый вопрос, в общем,  решаем… И все вроде хорошо, если не считать, что белорусское руководство на примере первого кредита подтвердило наихудшие предположения своих множащихся как при цепной реакции  московских недоброжелателей:  Минск не планирует возвращать кредиты.  Причем, это связано не с экономическими причинами, а ментальными.

Но у российского руководства есть свои проблемы – у него сейчас каждый рубль/доллар на счету.  А давать деньги Минску – это не одно и тоже, что Рейкьявику. У последнего хотя бы рыба  есть и, причем, лучшая в Атлантике после  Баренцева моря. А что есть у Беларуси, чего бы не было у России?  НПЗ? Так они и так без российской нефти не будут работать. Трубопроводы? А кому они нужны без российских нефти и газа? Белорусский металлургический завод?  А металлолом откуда?  Список можно продолжить… В общем, денег жалко. Самим нужно…

С другой стороны, дай денег белорусам, так они кинутся  на РТС скупать подешевевшие  акции российских компаний.  Тем более, что уже замечены… Так ладно бы, если бы за свои… Так нет, норовят  сторговать российские акции за  российские же деньги.  Форменное фондовое мародерство. Стоит напомнить, что к акциям белорусских предприятий Минск российские компании не допускает.

Другое дело, перевести  расчеты между российскими и   белорусскими предприятиями на российский рубль, что и предложил В. Путин.  Однако тут мгновенно  обнаружились разночтения – перейти на российский рубль во взаиморасчетах или  использовать национальные  валюты?  Интерес  Москвы в данном случае понятен.  Расчеты с Россией за энергоносители   российскими рублями  делают  рубль  ограниченно  резервной валютой.   Кроме того,  Россия подтягивает валюту в российскую  банковскую систему, что критично важно в условиях  финансового кризиса.  Расчеты за энергоносители идут через российские банки, а не через долларовые счета в западных банках. 

Использование в качестве  валюты расчетов  с Россией наряду с российским  белорусского рубля чревато повторением кризиса весны  1997 г.  В те памятные дни,  белорусские рубли  вернулись из России для конвертации на «Родину», где сразу рухнул  валютный курс, но спохватившиеся белорусские власти поступили просто – отказались принять свои же деньги.  Обвинили, естественно, российских банковских  спекулянтов…

Между тем,  предложение В. Путина о создании с Беларусью  валютного пула знаменательно – есть расчеты, что финансовый эффект от данной  меры является столь существенным, что частично снижает потребность в кредите для Минска.  Но вот этого как раз Минску и не надо. Ему просто нужны деньги… Срочно.

Сейчас Минск, у которого уже начался процесс  быстрого «усыхания» золотовалютного резерва,  по идее должен  всеми силами настаивать на выполнении Россией своего еще декабрьского обещания и помочь «единственному союзнику» деньгами. Как раз пришло время союзной риторики, воспоминаний о славном партизанском прошлом, о том, что в годы Второй мировой войны погиб каждый третий белорус (в 80-е годы говорили, что погиб каждый четвертый). Видимо скоро, вместе с развитием  экономического кризиса, окажется, что в сороковые годы погиб каждый второй… и т.д. Но нельзя…

То, что нельзя, видимо,  ощущает и белорусское руководство, озвучившее сначала устами А. Лукашенко, а затем С. Сидорского  весь перечень военно-стратегических угроз,  которые Беларусь готова за соответствующую плату  «решать» российским новейшим оружием, которое очень ждут в Китае и Венесуэле транзитом через Минск.  Обратило внимание, что  к  традиционной страшилке о третьем позиционном районе ПРО США добавилась новая тема -  создание в некой перспективе  в Европе сил быстрого развертывания.  Все это было проговорено, но как-то тоже не очень испугало россиян, чтобы заставить их срочно выдать А. Лукашенко кредит и заодно решить вопрос о поставках газа в 2009 году по ценам 2008 года.   Можно было бы, конечно, снова заявить, что как-то не по союзному держать партнера по Союзному Государству  без ясности с газом… Но нельзя…

Опять – таки,  как-то странно встречал Минск российского премьера. Точно в момент появления В. Путина на  белорусской земле  канал ОНТ под руководством господина Г. Киселя  начала трансляцию  документального фильма о горькой судьбинушке  суверенной и очень свободолюбивой  Грузии, оказавшейся жертвой «российского империализма».  Столь «радушный» прием не остался без внимания  среди московских гостей.  В данном случае, интересно,  в какую сумму  для белорусского бюджета выльется пристрастие господина Киселя к  очень благодарному Тбилиси? Автору этих строк кажется, что миллиардом, «зашитом»  в цену поставки газа, Минск  не обойдется. «Таланты на экране» ныне в цене…

Торга между Минском и Москвой  6 октября так и не завязалось. Сколько не обещали  эксперты и аналитики  из белорусского экспертного сообщества еще в августе, что А. Лукашенко  сейчас сможет  выкрутить  руки  России и решить все свои  экономические и энергетические проблемы, но как-то пока не получается. И скажем по секрету, что пока долго не будет получаться по ряду причин.

Одна из причин, причем исключительно субъективных, проявилась сразу на встрече В. Путину  с А. Лукашенко. Заявление  белорусского президента о том, что дружба не продается («Чтобы не было недопонимания: кое–кто в СМИ стал намекать на то, что Беларусь якобы начинает торговаться с Западом… Я уже говорил представителям Запада и говорю сейчас вам: мы никогда дружбой с русскими не торговали и не будем торговать») заставило  серьезно задуматься об адекватности главы белорусского государства.  Как говорится, ну кто тебя за язык тянул?…  Форменное детство, когда то, что висит, как камень на шее, хочется срочно сбросить.  Тем более, что В. Путин  и не спрашивал  о характере диалога между  Минском и  Западом. Зачем? Он и так все знает, что  было продемонстрировано появлением среди членов  российской делегации директора ФСБ.  Характер диалога понятен всем – он антироссийский.

В. Путин ни единым словом не отреагировал на  жаркие заверения  А. Лукашенко в отсутствии коммерческого  интереса к российско – белорусской дружбе. Уже не было необходимости. Вот если бы В. Путин первым начал бы  говорить с белорусским президентом на эту опасную тему, то тогда у А. Лукашенко появился бы шанс завязать столь  желанный торг. А если  белорусский президент сам «скинул цену», то о чем торговаться?  Как бы не хотелось бы А. Лукашенко… Но нельзя… Уже нельзя…

Делегация В. Путина все вышеозначенное прекрасно понимала. А поэтому больше молчала, слушала, фиксировала, если не считать поздравлений российским  премьером  А. Лукашенко с итогами  парламентских выборов, что имело несколько издевательский характер, так как, безусловно, и поздравляющий и принимающий поздравления не только знали  реальные  цифры явки на избирательные участки, но и то, что это знают  буквально  все. В данном случае российское руководство четко продемонстрировало  свою  позицию по отношению к белорусским выборам -  «это ваши проблемы»! Это можно… Сколько, как говорится, влезет.

Но в целом, все равно нельзя.  Проблема в том, что только стоит  А. Лукашенко заговорить с Москвой  о газе, кредите  и т.д., да еще  в союзном формате, так ему сразу напомнят о его обещании признать независимость Абхазии и Южной Осетии. Ставшими уже традиционными отговорки насчет  нового парламента вряд ли кого убедят. Ведь никто никого не торопит. Как говорится, вот пусть собирается парламент, решает свои насущные дела, но когда его «руки» доберутся до признания новых закавказских государств, то пусть и приходит А. Лукашенко за кредитом, газом, нефтью.  России торопится некуда. В Москве включили отопление еще в сентябре…

 

09:13 13/10/2008




Loading...


загружаются комментарии