«Лукашенко сменил имидж: теперь он не тиран, а «мегасамец»

В Беларуси прошли военные учения «Осень – 2008». Главнокомандующий Вооруженными силами республики Александр Лукашенко присутствовал на мероприятии вместе со своим внебрачным сыном Николаем, который был одет в такую же камуфляжную форму, как и президент Белоруссии и наблюдал за ходом военных манёвров через солнцезащитные очки.

Напомним, что сам Лукашенко в июле 2008 года впервые рассказал о существовании третьего сына и о том, что именно его он видит в роли будущего президента страны. Матерью пятилетнего Николая, по слухам, является личный врач Лукашенко Ирина Абельская.
Выход президента страны с внебрачным сыном перед Вооружёнными силами республики был неоднозначно оценен экспертами. Так, к примеру, бывший министр обороны республики генерал Павел Козловский назвал участие сына белорусского президента в учениях «спектаклем».

Как стоит оценивать поступок Лукашенко? Действительно ли внебрачный сын президента Белоруссии может стать президентом страны? На эти вопросы AIF.RU ответили следующие эксперты:

Александр Фадеев, руководитель отдела Белоруссии Института стран СНГ:
- Внебрачный сын Александра Лукашенко появляется на публике не в первый раз. Президент Белоруссии был с ним и на Олимпиаде в Пекине, и на выборах, и вот теперь учения… Это говорит о том, что, очевидно, над имиджем президента Белоруссии работает сейчас специальное бюро, которое, как вы знаете, возглавляет английский лорд Тимоти Белл.
Очевидно, что это разработки именно этой структуры, которая пытается таким образом показать Лукашенко не как диктатора, а как человека со своими сильными и слабыми сторонами, со своими страстями, чувствами, переживаниями - тут намёки и на неожиданную любовь, неожиданную доброту к ребенку, пусть даже внебрачному.
Таким образом он как бы становится в один ряд с обычными людьми. Образно он будто снизошёл с какого-то недосягаемого олимпа и предстал перед миром не только как человек жесткий - а он действительно человек достаточно жесткий, - а у него есть какие-то понятные и разделяемые обществом взгляды, настроения, чувства, которые могут приветствоваться, могут кем-то не одобряться… По крайней мере Лукашенко совершенно чётко позиционируется теперь как человек, а не машина, не робот, не диктатор.
Вы знаете, что военное дело – особое. Оно связано с риском для жизни, с необходимостью принятия таких решений, которые являются роковыми, которые обязывают жертвовать жизнью своих солдат, подвергать смертельной опасности от противника и так далее. И тут был неожиданно провёрнут такой ход: «показать, что мы миролюбивые, наша армия только для защиты, для мира, мы не собираемся ни на кого нападать»… Мне кажется, что это чёткая пиар-акция, это имиджевый ход. Можно по-разному к нему подходить, но я думаю, что его можно оценивать только с этой позиции.

Алексей Чадаев, член Комиссии Общественной палаты по региональному развитию:
- Я к этому отношусь как культуролог. Я рассматриваю вообще режимы наподобие режимов Муаммара Каддафи в Ливии, или Роберта Мугабе (Зимбабве), или Лукашенко как постисторические режимы. Они совмещают в себе черты как вполне современных, так и очень древних, архаических. Поэтому естественно, что они должны обязательно иметь какие-то черты ритуальных культов прошлого.

- Какие именно культы вы можете привести в пример?
- Одним из таких ритуальных культов является то, что вождь в архитипическом режиме должен быть этаким мегасамцом, у которого все время все работает, который на каждый праздник урожая оплодотворяет 10 девственниц под звуки тамтамов и заунывные вопли жрецов. Если у него перестает работать организм, то значит, с властью что-то не так или надо менять что-то.
Именно поэтому Александр Григорьевич должен всегда демонстрировать своему народу, что он такой вот супермужчина, у него все необходимые функции действуют. У него все плодится и размножается. Это такой библейский сюжет, если угодно, и Лукашенко чувствует это и пользуется этим.
Как любой руководитель такого рода, он интуит. Он движется скорее по интуиции, чем по сознанию. Он интуитивно понимает, что ему нужно своему народу «это» предъявлять – и предъявляет «это» в тех формах, которые ему доступны. Вот, пожалуйста, «понятный» повод был выбран: военные учения.

- А как вы считаете, насколько реальны шансы у наследника Лукашенко, что именно он, внебрачный сын, станет президентом Белоруссии?
- Конечно, я сомневаюсь, что Батька дойдет до того, чтобы именно пятилетнего ребенка назначать президентом при себе - регенте, это все-таки пока ещё, как мне кажется, маловероятно. Кроме того, там же есть старшие сыновья, причем один из них вообще очень активно участвует в государственных делах. Но этот ребенок, конечно, какое-то время пробудет символом будущего белорусской нации, он будет на ежегодных календарях публиковаться, и так далее.

- Развивая тему, какой будет судьба этого ребёнка, на ваш взгляд?
- Ему будет очень трудно в жизни, мне кажется. Потому что если популярность приходит в таком возрасте, она приводит к тому, что очень тяжело потом взрослеть. Многие, которые были детьми-звездами, потом, как правило, у них весьма сложно складывалась судьба. Но, с другой стороны, он же не просто ребенок-звезда, он же принц крови, поэтому у него есть все шансы пройти эти рифы.

Андрей Савельев, политолог:
- Намёк на преемственность власти путём передачи президентского трона наследнику – это, конечно же, вехи монархии. Если говорить о монархии вообще, то я считаю: восстановление такого строя возможно и в России. Но это может произойти только после того, как русский народ выстрадает эту идею, будет, наконец, готов к этому.

 

17:50 24/10/2008




Loading...


загружаются комментарии