Прощальная гастроль

Минск сегодня – целиком и полностью – зависимое и пассивное образование                                                                                    

Прощальная гастроль

Закрывая работу очередной белорусской палаты депутатов, Лукашенко заявил: «Подчеркну, что в мире не только поубавилось критиков нашего курса, но они исчезли вообще. На фоне экономического кризиса к этому пришли даже американцы».

Блажен, кто верует, особенно если он «православный атеист». Только вера получается слишком авантюрная: все святые покровители, а также лидеры мировых держав на протяжении последних лет, оказывается, только и занимались взвешиванием местного «курса», дабы прикинуть, когда именно безопаснее будет отказаться от его осуждения.

Многоплановые кризисы, подобные нынешнему (когда резко обострились самые разные – системные, институциональные, финансовые, экономические, проектные и многие иные напряжения), изменяют сам масштаб восприятия ситуации.

Когда обстановка в США и в мире была довольно безмятежной, отставной боевой генерал Маккейн – обладая обостренным чувством справедливости – находил-таки возможности обращать внимание Конгресса США на тот беспредел, который творился и творится в Беларуси. Информационные поводы для треволнений были дефицитом, наши внутренние проблемы могли стать темой для озабоченности мировых игроков.

При этом – что особенно важно – все в мире понимали: пока Кремль считает возможным для себя щедрейшим образом финансировать местное экономическое «чудо» (реально это выглядит как коммунизм в отдельно взятом за горло советском совхозе), заниматься оценкой шалостей и преступлений официального Минска просто бессмысленно. Лукашенко был обычным – проходным и не слишком интересным – «лотом» в глобальном аукционе, где были «куски» и пожирнее. Соединенные Штаты на старте торгов перекупили у России Азербайджан, половину Украины, Грузию и – во многом – Казахстан.

В эпоху кризиса иерархия и сопоставимая стоимость «лотов» стремительно меняется. На кону уже более серьезные финансовые и экономические институции, а также целые государства. Исландия наверняка уже никогда не будет обладать той свободой рук, которую ей предоставляли «сильные мира сего» на протяжении последнего десятилетия.

Беларусь сегодня – как объект калькуляции-купли-продажи – уже давно рассматривается всеми серьезными геополитическими игроками как практически бесплатное приложение к тому девальвирующемуся, но всё еще в высшей мере привлекательному сырьевому кушу, который являет собой Россия. И поскольку Москва сегодня лихорадочно прикидывает, на сколько недель до краха может не хватить «подушки безопасности» имени господина Кудрина, постольку Беларусь – «страна, которую прежде чем ограбить, желательно нормально одеть» – перестала вообще интересовать кого бы то ни было. Минск сегодня – просто не слишком аппетитная обветшавшая «нагрузка» к российскому фондовому рынку.

Обращение Лукашенко к Международному валютному фонду, который он – с искренностью, достойной лучшего применения – всячески поносил всю свою жизнь, с просьбой о предоставлении кредита в 2 миллиарда долларов, также показательно. С такой скоростью и энергией влезать в долговую петлю готов лишь тот, кто чувствует, что ему самому никогда по этим обязательствам отвечать не придется.

Опечалить лучезарную перспективу «как следует погулять напоследок» может лишь одно удручающее обстоятельство. Посредниками и экспертами в деле определения того, что – на деле – происходит в Беларуси, всё равно остаются независимые от официального курса политики, профсоюзные и общественные деятели, а также притесняемые священнослужители. Качество лота по имени «Беларусь» (а сегодня «лотами» выступает подавляющее большинство государств мира – даже Зимбабве) будет определять, устанавливая его цену, отнюдь не сам Лукашенко. Не может смазливая студенточка, разъезжающая на папином «Мерседесе», обещать принести его в дар местному приюту для убогих.

Минск сегодня – целиком и полностью – зависимое и пассивное образование. Запад взял паузу, ничего для него не значащую, только потому, что такой же временной лаг он провозгласил в конкурентной борьбе с Россией. И завершится сия передышка немедленно по наступлению минимальной определенности.

А вот тяжесть и обременительность, которыми будет характеризоваться возобновление региональных геополитических игр, будет целиком и полностью обусловлено теми издержками (не в последнюю очередь – репутационными), каковые окажутся увязаны с реноме тех или государств.

И реноме Беларуси – как это, впрочем, в конечном счёте было и ранее – находится не в руках местной президентской администрации. Она может только отдать на заклание большее или меньшее число «овец и козлищ» в собственных рядах. Искать же поддержку – нравится или не нравится это Лукашенко – придется у оппозиции. Но не в обмен на подачки, а в обмен на выполнение тех самых «12 условий» Евросоюза. Тогда и только тогда люди, которые – в равной степени с самим Лукашенко – представляют в Брюсселе и Страсбурге облик нашей страны, смогут с чистой совестью подтвердить, что пациент «скорее жив, чем мёртв».

В противном случае «прощальная гастроль» в формате «цыганочки с выходом» (после отмены ограничений на миграцию белорусского чиновничества) вполне может трансформироваться в иной сюжет: «Увидеть Париж – и умереть»…

 

19:24 02/11/2008




Loading...


загружаются комментарии