Кредит без доверия

Александр Лукашенко, многократно твердивший, что Беларусь не пойдет на поклон к Западу, отступил от провозглашенного им постулата. Нацбанк Беларуси обратился в Международный валютный фонд (МВФ) за кредитом в 2 млрд. долларов.

Кредит необходим для пополнения золотовалютных резервов страны. Минск начинает и новые торговые переговоры с Евросоюзом. Причина, заставляющая белорусского лидера повернуться лицом к тем, кого он прежде называл жуликами (эта характеристика распространялась, в частности, на руководство МВФ), вполне очевидна – мировой финансовый кризис.
Между тем о кредите на точно такую же сумму Александр Лукашенко договорился и с Москвой, причем еще в августе, в ходе сочинской встречи с Дмитрием Медведевым. Шла там речь и о цене на российский газ. Цена снижения была назначена: признание Беларусью независимости Абхазии и Южной Осетии. Вероятно, тем же Минск должен заплатить и за предоставление кредита. Но ни льготных тарифов на энергоносители, ни первого кредитного транша Беларусь пока не дождалась. Условия торга не изменились, но Москва не спешит, следуя принципу «деньги (признание международного статуса Абхазии и Южной Осетии) вперед».
Ближайшая перспектива российско-белорусских отношений могла проясниться после недавней встречи Александра Лукашенко с Дмитрием Медведевым. Три часа президенты беседовали с глазу на глаз. Но, завершив встречу, к журналистам не вышли. Официальная информация о результатах переговоров (понимай – об их безрезультатности) свелась к стандартному в таких случаях сообщению: «Президенты двух стран подробно рассмотрели вопросы двусторонних отношений».
О том, что происходило за закрытыми дверями в ходе обмена мнениями, мы можем лишь догадываться. Возможно, Лукашенко вопрошал: «Где же обещанный кредит, почему вы с ним медлите?» Возможно, очередными посулами сближения с Москвой пытался сбить цену на газ в первом квартале 2009 года с 200 долларов за тысячу кубометров (такой тариф Россия установила для Беларуси) до нынешних 127,9 доллара. Мы можем также предположить, что отвечал на это российский президент. Не исключено, что он расширил тематику разговора и поставил перед своим собеседником ряд принципиальных вопросов по строительству «союзного государства»: единая валюта, единый эмиссионный центр, принятие конституционного акта, прописывающего условия будущего объединения. При этом Медведев, возможно, напомнил о разномасштабности российской и белорусской экономики, но, вероятно, услышал в ответ, что Беларусь не поступится ни пядью своей самостоятельности, что объединение возможно только на принципах полного равноправия.
Если разговор шел в таком русле (а судя по результату, именно в таком), то всё это не ново. Что было в течение последних лет и продолжается до сих пор? Со стороны Беларуси – ничего, кроме ритуальных заверений в необходимости «союза». Под эту риторику Минск долгие годы занимался, по сути, вымогательством – прямых и скрытых дотаций, всяческих преференций. И такая модель отношений (лояльность в обмен на преференции) долгое время устраивала обе стороны. Казалось, идея Союза должна еще крепче их связать. Но вышло наоборот: как раз идея объединения и оказалась разрушительной для российско-белорусских отношений. В какой-то момент прозвучал и последний приговор, вынесенный Минском «союзу»: «Суверенитет и независимость не продаются ни за какой природный газ и нефть».
Это – всегдашнее: едва заходит речь о расчете за газ по ценам рынка, Лукашенко начинает политизировать российские энергопоставки. И пытается внушить всему миру, будто Беларусь, сирота казанская, не имеет средств для выполнения долговых обязательств.
То, что наблюдается в российско-белорусских отношениях, выходит за рамки локальных недоразумений. Периодически возникающие долги за газ, обещанный Москвой, но до сих не выданный кредит в 2 миллиарда долларов – всё это было бы не столь существенно, будь Россия и Беларусь на пути к общей цели. Но эта цель потеряна. Минск всё время дает понять, что никакого объединения на условиях Москвы не допустит. Москва же, в свою очередь, не желает давать субсидии под словесные заклинания в «нерушимой дружбе двух братских народов». Она готова их предоставлять лишь под гарантии реального сближения. И ждет конкретного подтверждения этих гарантий.
Теперь Лукашенко уповает на кредит МВФ. Изъявляет демонстративное желание пойти на сближение с Западом: «Если Европа готова сотрудничать, мы пойдем на любое сотрудничество с Европой». Полагаю, Европа готова. Она позитивно оценила санкционированный главой Беларуси выход на свободу нескольких политзаключенных и сделала ответный жест: сняла запрет на въезд в страны Евросоюза некоторых высокопоставленных белорусских чиновников, в том числе и самого Лукашенко. Европа готова приблизить к себе Беларусь. Но при одном условии – если там начнутся рыночные реформы и демократизация.
А пока белорусский правитель пытается лавировать между Москвой и Западом. Похоже, он хочет сбалансировать внешнюю политику своей страны. Чтобы, чем чёрт не шутит, получить кредит и в России, и в МВФ, не питая особого доверия ни к той, ни к другому.
23:16 08/11/2008




Loading...


загружаются комментарии