ОДС опять разъединяют

"Молодой Фронт", выходивший на время парламентских выборов из состава Европейской коалиции, объявил о возобновлении своего членство в данной структуре. А двумя днями позднее вся Европейская коалиция заявила, что считают договор о создании ОДС «утратившим силу» и призвала оппозицию объединяться, но по-новому.


ОДС опять разъединяют

Один из организаторов Европейской коалиции, Председатель Белорусской социал-демократической партии (Народная Грамада) Николай Статкевич прокомментировал ситуацию «Белорусскому партизану».

 

-- Как долго зрело данное заявление?

 

-- Хотелось бы начать вот с чего. Четыре года назад мы вместе с субъектами «5+» в Литве в ноябре 2004 года подписали совместное заявление о создании ОДС. Оно базировалось, среди прочего, на следующих принципах: европейская интеграция, равенство субъектов, принцип принятия решения – «консенсус минус один».

 

Однако вскоре после этого по отношению к Европейской коалиции начались очень жесткие репрессии. Большинство членов оппозиционного комитета в течение 2005 года оказались в местах лишения или ограничения свободы. «Народная грамада» потеряла регистрацию, другие организации не смогли зарегистрироваться, да еще вступила в действие поправка к статье 193 УК РБ, где устанавливалась уголовная ответственность за деятельность от имени незарегистрированных организаций. Конечно, все это не могло не ослабить деятельность нашей коалиции. Но мы выполняли свои обязательства, участвовали в конгрессе демократических сил, в избирательной компании единого кандидата и так далее. Где-то в начале 2007 года наши коллеги по ОДС стали требовать проведения конгресса ОДС, причем как-то быстро, нервно – создавалось впечатление, что им надо было успеть до того, как я и мои коллеги выйдем на свободу, у нас с Северинцем как раз летом 2007 года заканчивался срок ограничения свободы. Мы изначально были против конгресса, тем более против того порядка определения делегатов, которое было принято (собрание подписей вместо выдвижения от регионов). Но после того, как и господин Милинкевич согласился с проведением конгресса, мы вынуждены были отступить.В итоге на конгрессе оказалось искаженным представление регионов. Да и высказывания и угрозы типа «посадить Шушкевича в тюрьму за Беловежскую пущу» со стороны некоторых участников конгресса – все это не добавляло демократичности этому мероприятию. Тем не менее оно состоялось, и, помимо того, что было забыто о принципе европейской интеграции, так нарушились и остальные принципы: равенство субъектов, принцип принятия решения. Навязали каких-то четырех председателей, некоторые из которых в моральном плане вообще ниже всякой критики. Конечно, здесь у нас есть претензии к нашим партнерам, в том числе и к Милинкевичу, потому что он почему-то поставил себе задачу иметь максимальную фракцию и, пользуясь влиянием, которое усилилось за время нашей «отсидки», он взял в свою фракцию часть членов из Европейской коалиции – из того же Молодого Фронта. А я на свободу вышел только за два дня до конгресса – что можно было изменить за это время? В итоге Европейская коалиция попала в достаточно странное положение: мы оказались в объединении, под которым не подписывались и были не в состоянии оказывать влияния на принятие решений. Мы очень надеялись, что коллеги вернутся по крайней мере к нашей платформе. И мы предлагали на следующих парламентских выборах все-таки вернуться к европейским принципам. Но наши предложения игнорировались. В конце концов, мы были вынуждены в апреле этого года отозвать своих представителей с Политсовета. После этого в мае состоялась встреча демсил, где на прямой вопрос «почему нет европейской интеграции», ответом были следующие слова: мы президиум, в этом вопросе не компетентны, вопрос об интеграции будет решать Политсовет. Но на июне в Политсовете этот вопрос даже не вынесли на обсуждение. И на выборах демсилы также не прислушались к нашему предложению о европейском списке. В итоге избирательных списков было два.

 

Поэтому теперь мы вынуждены констатировать, И мы не отказываемся от сотрудничества, но мы хотим, чтобы это было именно сотрудничество, а подавление одних сил другими.

 

Один из председателей ОДС Анатолий Лебедько совсем иначе оценивает ситуацию вообще и значимость Европейской коалиции в частности. Он также ответил на несколько вопросов «Белорусского партизана».

 

-- Анатолий Владимирович, как вы можете прокомментировать заявление Европейской коалиции?

-- По большому счету, никак. Потому что комментировать особенно нечего. К счастью, не всё в политике определяется одними словами и заявлениями, но еще и реальными делами, действиями. Мы делаем ставку на второе. Каждый политик имеет право на риторику и громкие высказывания, это его право. Но ОДС – это свершившийся факт, получивший легитимность от конгресса в 2006 году. Есть легитимность, есть реальный план действий, есть избирательная компания, которая прошла только благодаря Объединенным демократическим силам.

 

Если честно, даже жалко времени на какие-то дополнительные словесные толкования. Выходить и уходить из чего-то можно, если ты на самом деле туда вошел и принимал реальное участие. А так все это – слова да и только. И от таких слов нам на сама деле ни холодно, ни жарко. Пусть историки и аналитики многопартийных систем обращают на это внимание. ОДС же признается не только гражданами Беларуси, но и Европой: ведь Европейский союз полностью поддерживает программу ОДС и признает нас как реальный субъект белорусской политики. Мне как политику признания избирателей и Европы более чем достаточно. Я считаю, что только в этом направлении и надо двигаться. Делить и дробить то, что работает и приносит результаты – зачем?

 

 

10:44 10/11/2008




Loading...


загружаются комментарии