Либо ишак сдохнет, либо эмир умрет

Первый вице-премьер Владимир Семашко подписал постановление Совмина о создании общественного координационного Совета в сфере массовой информации при Совете Министров Республики Беларусь.

Десять тысяч Советов…

Помнится, в советские еще времена была книжка про знаменитого бродягу и мудреца Ходжу Насреддина. Может быть, кто-то из читателей его еще и помнит: нечто вроде древнегреческого Сократа, литовского Ёнаса, белорусского Нестерки… Правда, в отличие от Сократа, известного множеством афоризмов, Ходжа Насреддин «засветился» для потомков только одним: можно давать любые обещания, а там «либо ишак сдохнет, либо эмир умрет».

Про ишака разговор впереди, а на содержании у эмира Бухарского, говорится в упомянутой книге, был Совет мудрецов, основная обязанность которого состояла в том, чтобы истолковывать все, что сказал (или хотел сказать!) данный конкретный эмир. Уже тогда меня постоянно преследовали крамольные аналогии: при Центральных Комитетах и обкомах партии в те времена создавалось множество разного рода Советов, обязанность которых в этом же примерно и состояла. «Советы… Десять тысяч одних только Советов…» — сказал бы легендарный Хлестаков.

Одни из них должны были объяснять народу, почему на всех не хватает колбасы, когда принята и успешно осуществляется продовольственная программа. Помнится, для ее еще более успешного осуществления, в сельских райкомах партии было увеличено количество инструкторов сельхозотделов. Хотя колбасы, правда, больше не стало.

Другие специализировались на истолковании темы «постоянно растущих потребностей» и их несовпадения с реальными возможностями, из чего изящно вытекала мысль, что бытовые блага нормальному советскому человеку не так уж сильно и нужны…

И так далее.

Деятельность этих Советов никто, включая их членов, всерьез не воспринимал. Тем более, что за участие в них не платили. Единственное, что можно было с этого поиметь — время от времени похвастаться: мол, член Совета при…

Но, правда, нельзя забывать и еще один аспект: все эти Советы были очень хороши для составления разного рода отчетов перед вышестоящими органами. При их помощи создавалось впечатление «большой и плодотворной работы», когда на самом деле шла никому не заметная мышиная возня.

Эмир жив

Сообщение о создании общественного координационного Совета в сфере массовой информации живо напомнило всех фигурантов сразу: Ходжу Насреддина, Эмира Бухарского, Советы более позднего времени. И все по той же простой причине: никакой иной функции, кроме как истолковывать, что сказал (или хотел сказать!) «эмир», который их назначает, который их кормит, они выполнять не могут.

Конечно, большинство членов этого Совета имеют отношение к СМИ. Но проблема в том, что все это, так называемые, «государственные» СМИ, которые, на самом деле, являются «частной собственностью» сами знаете кого: с назначением и увольнением редакторов, выделением жирных кусков в виде налоговых льгот и пр.

Даже в самом кошмарном сне не может присниться, что эти люди (смотри список членов Совета, членов правительства — неважно) вдруг поднимут традиционно опущенные головы и — страшно сказать — возразят! Выскажут иное мнение — а иначе, зачем тогда Совет? Или более того: защитят коллегу. Или вообще конституционные права граждан на свободу информации.

Кстати говоря, в этой части у автора есть, что вспомнить.

Кода исполнительная власть, несмотря на судебные решения, закрывала издаваемые им газеты, ни одно из этих самых «государственных» СМИ не посмело даже опубликовать малюсенькую заметку не то, чтобы в защиту, а просто так, для исполнения профессионального долга: мол, в рекордные сроки, после выхода только третьего по счету номера, закрыта такая-то газета и ее региональные выпуски… Как забавно!

Кстати говоря, создание этого самого Совета прописано в новом Законе Республики Беларусь «О средствах массовой информации». И еще тогда, во время обсуждения законопроекта в Палате представителей Национального собрания, депутат Галина Мазуркевич выразила ту же мысль: нет необходимости создания общественного координационного Совета под эгидой государственного органа. Но первым заместителем министра информации, небезызвестной Лилией Ананич, ей было отвечено, что, мол, Совет будет создан «с привлечением всех заинтересованных органов государственного управления и, конечно, парламента, правительства и общественных организаций, которые будут полноправно влиять на развитие национального информационного пространства».

А получилось, как всегда: ни люди из Белорусской ассоциации журналистов, ни руководители известных массово-политических «негосударственных» СМИ в Совет не вошли.

Ишак жив

Впрочем, это не имеет никакого значения, поскольку не имеет никакого значения сам Совет. Повторим, на самом деле его основная функция: истолковывать и применять к частным случаям решения сами знаете кого. И о нем бы просто не стоило говорить, если бы не вторая его функция: создавать видимость демократии в белорусском обществе. Это уже серьезнее, и может иметь самые тяжелые последствия.

Совсем как с белорусским парламентом, который, по сути, парламентом не является. Только самые неграмотные бабушки в самых глухих деревнях сегодня не знают, что депутаты туда назначены. Что выборы здесь ни при чем, а все решения, включая законодательные акты, либо исходят из Администрации президента, либо там же предварительно согласовываются. И так далее…

Тем не менее, считается, что парламент в Беларуси есть. И «последней диктатурой Европы» ее называют с оговоркой, с сомнением… Какая уж тут диктатура, если есть парламент…

Сегодня значительно увереннее в мире говорят о том, что в Беларуси отсутствует свобода СМИ. Но теперь ведь появился Совет, который, по только что утвержденному положению, имеет право «давать оценку о наличии (отсутствии) в продукции вышедших в свет средств массовой информации нарушений требований Закона «О средствах массовой информации»; давать разъяснения по вопросам, возникающим в процессе выпуска средств массовой информации; вносить предложения в Министерство информации о совершенствовании законодательства о средствах массовой информации; запрашивать у государственных органов, общественных объединений, иных организаций необходимые документы, касающиеся выносимых на рассмотрение общественного Совета вопросов; приглашать на заседания общественного Совета руководителей юридических лиц, на которые возложены функции редакции средства массовой информации, учредителей средств массовой информации, журналистов средств массовой информации, и заслушивать их сообщения по вопросам, входящим в компетенцию этого Совета».

То есть, в части СМИ уже, как бы и не совсем диктатура. Есть орган, состоящий не из чиновников, а из коллег-журналистов, которые вполне могут грамотно оценивать ситуацию, принимать взвешенные рекомендации, распутывать запутанные узлы.

Могут? Конечно, могут!

Будут? Конечно, нет!

Но ведь, кроме нас, тут живущих и тут работающих, этого никто не знает. И власти вполне можно ничего кардинально не меняя, писать отчеты в Еврокомиссию: создано столько-то Советов, ведется большая и плодотворная работа в сфере демократии…

На самом деле, просто возня, конечно. Но какие отчеты! И какие результаты! На днях даже умный дядька Джордж Сорос заговорил о возвращении в Минск из Вильнюса ранее задавленного здесь ЕГУ…

Живы нормальные граждане

Совсем не так давно более или менее успешно завершилась история с возвращением в состав Национального совета по трудовым и социальным вопросам (НСТСВ) Белорусского конгресса демократических профсоюзов (БКДП) в лице его председателя Александра Ярошука. Кто помнит, это была долгая и неприятная история. Включая попытки физического удаления его из зала заседаний, долгую тяжбу с МОТ, тайные и явные переговоры… Неимоверное давление на БКДП и его лидеров. Налоговые и милицейские проверки, задержания… Экономические санкции, одним из условий снятия которых было участие независимых профсоюзов в работе Национального совета…

То есть было то, что называется борьба, поддержанная громадными ресурсами МОТ. Она принесла результаты: БКДП получил возможность влиять на решения солидного органа национального масштаба. Не самого важного, но все же…

По этому поводу можно сколько угодно иронизировать: подумаешь, один против всех! Да, такая точка зрения была бы правильной, если бы Александр Ярошук в Национальном совете находился в окружении врагов, шпионов иностранных государств и вообще… Но он там находится в окружении сограждан: совсем неглупых, в большинстве порядочных, только слегка трусоватых — словом, вполне нормальных. И готовых бороться с произволом, особенно если есть спина, за которую, при случае, можно спрятаться. Его позиция уже находит понимание — теперь это уже не тот совет, который только для истолкования…

Если бы в каждом таком, национального и местного масштаба, органе находился хотя бы один такой человек с такой спиной — глядишь, и о новых возможностях для демократизации можно было бы говорить вполне серьезно. Но очень часто демократические лидеры, кроме парламента и местных представительных органов власти, ничем интересоваться не хотят. И, раз в 4 года, борются исключительно за эти мандаты, рассчитывая получить все и сразу.

…Возвращаясь к ничем не примечательному Совету по СМИ, созданному недавно постановлением Совмина, констатируем: конечно, его можно не заметить. Конечно, в нем можно не участвовать, пытаться разрозненно выживать и продолжать жаловаться на диктатуру. А можно добиваться участия во всем, что только может повлиять на реалии жизни. Со скандалами прорываться в советы по СМИ, по промышленности, по селу — по чему угодно. Как когда-то Александр Лукашенко с оторванными пуговицами прорывался в Дом правительства.

Это называется политическая борьба: постоянно и на всех уровнях. А не только раз в 4 года.


 

12:14 14/11/2008




Loading...


загружаются комментарии