Инакомыслие Владимира Нистюка

Владимир Нистюк, бывший депутат парламента, дал интервью сайту "Наше мнение"

Александр Томкович: В последнее время многие отмечают, что Владимир Нистюк куда-то «пропал»?

Владимир Нистюк: Совершенно не так. Есть народная мудрость: если не повезло с первой любовью, будет вторая. Думаю, моя первая «любовь» с белорусской политикой, которая началась в 1994 году, когда к власти пришел Александр Лукашенко к наступлению года 2006-го начала проходить. В том смысле, что стало неинтересным не само содержание работы, а система, в которой пришлось работать. Для того, чтобы было понятней, немного «расшифрую».

Прежде всего, я попробовал проанализировать собственную деятельность за последние 12-14 лет, с точки зрения анализа внутреннего содержания. И пришел к довольно неутешительному выводу. На мой взгляд, все сделанное за это время демократической элитой Беларуси заслуживает уважения в том смысле, что люди мужественно «подставлялись» за свои идейные убеждения, шли на «плаху», подвергали гонениям со стороны власти собственные семьи. Но то, что вся система работы, прошу прощение за тавтологию, строилась несистемно, очень сильно разочаровало.

Во-первых, деятельность демократической оппозиции строилась и строится сейчас (это понятно по результатам многочисленных конференций, в том числе и Вильнюсской) по одному примитивному принципу - что мы хотим сами, и как хотят потенциальные партнеры за рубежом. Никто из видных белорусских оппозиционеров не попытался прислушаться к голосу собственного разума и разума того народа, о котором все говорят. Мне неловко об этом сейчас вспоминать, но во время всех презентаций социологических материалов НИСЭПИ я предлагал поручить этим умным, толковым, серьезным людям разработать несколько сценариев наших совместный действий.

А.Т.: Помнится, тогда были целые «Фабрики мысли»...

В.Н.: Верно. Они чувствовали пульс жизни людей, так как черпали информацию из первоисточников. Они-то и должны были сказать, что народ интересует, прежде всего. Но все меня почему-то убеждали, что какой-то результат будет только в том случае, когда эту людскую массу поведет за собой политическая элита в лице интеллигенции. На определенном этапе я в это искренне верил, но потом пришел момент полного разочарования. Коль скоро, демократия означает «власть народа», то, к этому самому народу и надо прислушиваться.

В партии еще в начале 2006 года я озвучивал главную, на мой взгляд, идею - возвратить доверие людей. Потому что власть, с помощью почти полностью монополизированных СМИ, долгие годы оппозицию, можно сказать, гнобила, создавала у людей весьма негативный образ. Чуть ли не рога, хвосты, копыта и т.д. Мы должны были разрушить этот стереотип, вернуть доверие, показать, что есть реальная альтернатива не конкретно Лукашенко, а созданной им системе власти. Чтобы замкнуть силлогизм, я попытаюсь выстроить следующую схему.

Люди у нас постсоветские. Они привыкли на всех выборах задавать любому кандидату один вопрос: «А что ты нам дашь, если мы за тебя проголосуем?». В людском сознании прочно укоренилась уверенность, что кто-то чего-то должен дать. Власть этим пользуется очень хорошо. И дает. Якобы с барского плеча, но на самом деле за бюджетные средства. После посещения президентом той же Чернобыльской зоны, там остаются магазины, больницы, оздоровительные центры. Оппозиция народу за последние 14 лет не дала ничего. Я не знаю ни одной акции, которую бы мы под каким-нибудь красивым социальным лозунгом одновременно провели по всей республике, а потом ее соответствующим образом «раскрутили» в СМИ.

Сегодня у нас уже 33 тысячи социальных сирот! Я все время предлагаю взять пяток самых проблемных детских домов, «распределить» их между оппозиционными партиями и привести одежду, конфеты, шоколад и т.п. Мне все время говорили - покажи, как это делается. Я показал. Привез зубную пасту. Срок годности ее заканчивался через несколько месяцев, и знакомый бизнесмен понимал, что о привезенный из Болгарии товар реализовать невозможно. Потому все коробки он отдал мне, с условием, что в ближайшее время зубная паста будет использована. Совершенно бесплатно.

Когда мы ее повезли в Марьину Горку, Оршу и стали раздавать, оказалось, что в некоторых детских домах ее вообще не бывает. Дети чистят зубы чуть ли не мелом, а если появляется тюбик, то на каждую зубную щетку разрешают выдавливать только по три миллиметра. Плакали все. Воспитатели, дети и мы, потому что смотреть на это спокойно нельзя.

Вот так возвращается доверие. Как круглый сирота, я все очень хорошо понимаю. Было это три-четыре года назад, то есть совсем недавно, а не в 1995, когда все делалось гораздо проще.

Я говорил и Козулину, и до этого Статкевичу: давайте купим на всю оппозицию на нашем заводе один трактор. Я сяду за руль, т.к. делать это умею, и поеду по всем деревням Беларуси. 2600 сельхозпредприятий. На тракторе буде написано - «Белорусские демократы - селу!» И буду предлагать руководителям его в подарок. Его не возьмут, ибо будут бояться, но все увидят, что мы хоть что-то готовы дать.

Увы, мы абсолютно не учитываем ситуацию в республике, акценты национальной психологии и те вещи, на которых надо строить политику. Мы играем сами для себя.

Если не для печати, то это называется политической мастурбацией. Кажется, что получаешь удовольствие, но партнера на самом деле нет. Неудачи в оппозиции происходят не только потому, что нас постоянно «прессует» Лукашенко. Просто мы ничего не делаем для возвращения доверия людей. Играем только на трудностях. Дескать, плохо от того, что плохая власть. А что мы сделали для того, чтобы стало лучше?

Построение оппозиционной политики не снизу, а сверху, привело к тому, что сегодня любой оппозиционный лидер (при всем моем уважении к конкретным персоналиям) стать настоящей альтернативой Лукашенко, не способен даже объективно. Не потому что кто-то плохой. Просто за каждым из нас тянется информационный шлейф (созданный за последние полтора десятилетия), который у людей, ничего, кроме раздражения не вызывает.

Да, мы протестуем против несправедливости, пытаемся отстоять права человека, но... К сожалению, наши люди еще не пришли к общеевропейскому уровню. Они, прежде всего, думают о своих детях и внуках. Темы «большой политики» их не волнуют. Вот и получается ситуация - народу навязываются мысли, к которым он пока не готов. Возможно, это не совсем то, чего бы кто-то хотел, но другого электората у нас в обозримом будущем не будет.

Социальная тема - это не только борьба против контрактной системы, а оказание реальной помощи людям.

Второе, что не удовлетворило кардинально. Я увидел, что политическая оппозиция не приемлет инакомыслящих. Если кто-то мыслит не так, как это должно быть согласно магистральной линии (конкретной партии или целого ОДС), то этого человека сразу же «делают» агентом влияния Лукашенко, сексотом КГБ и т.д. Самых распространенных ярлыков есть пять или шесть. Почти все из них в свое время были навешаны и на меня. Надо сказать, что воспринял их с благодарностью. Если про тебя говорят, значит, ты нестандартный и интересный человек. Убеждался в этом не единожды.

Дошли того, что в нашей партии Анатолий Сидоревич (очень богатая фантазия) сам для себя придумал сказку, что Нистюк в Бресте был вовсе не замполитом размещенного в знаменитой крепости артиллерийского полка, а начальником особого отдела всего Брестского гарнизона. Что я по профессии чекист, и рядом со мной Валера Костко и все остальные - просто дети. Дескать, должность у меня была полковничьей, имелся большой аппарат и очень большие возможности. Прежде всего, финансовые.

Потом додумались даже до того, что я в Новосибирске учился не только в военно-политическом училище, а еще и в так называемой (параллельно) «школе женихов», где готовят особистов для всех Вооруженных Сил.

И все это из-за того, что я не был «стадным животным». Всегда предпочитаю работать в команде, рядом с серьезными, умными людьми, никогда не претендую на главные роли, но не умею во всем соглашаться с лидерами. И за это сразу - «по соплям».

Статкевич даже делал меня пьяницей, направлял решением Президиума партии на лечение в наркологический центр. Все документы с его подписями у меня есть. Сейчас пишу книгу «Белорусская социал-демократия на разломе веков». Там будет все. Остановила только угроза подать в суд.

А.Л.: Так чем вы сейчас занимаетесь?

В.Н.: Когда стало ясно, что группа Левковича, пользуясь отсутствием Козулина, добивается лидерства в партии, ибо видит в ней только собственную кормушку, я решил отойти в сторону. 4 марта 2007 года на съезде нашей партии, не смотря на многочисленные предложения своих сторонников, отказался баллотироваться на все посты. Встал, извинился, поблагодарил. Дескать, остаюсь социал-демократом, но за место «под солнцем» бороться не буду принципиально. Не хочу участвовать в похоронах белоруской социал-демократии как таковой. Полностью займусь социальной работой.

Тогда и был создан фонд выпускников суворовских и нахимовских училищ «Спасенное поколение» . 34 выпускника Минского суворовского училища погибли на различных войнах. Мы оказываем помощь родным и близких этих людей, следим за могилами, подталкиваем местные власти к тому, что улицам присваивались их имена.

А.Т.: «Мы» это кто?

В.Н.: Девять человек, которые за свои деньги и средства тех, кто хочет участвовать в подобной работе, делают святые вещи. Есть среди нас и военный пенсионер, и известный в Беларуси художник, и бывший директор крупного предприятия. Разные возрасты, разные уровни. Собираемся, сбрасываемся (или находим спонсоров, ибо среди крупных бизнесменов и руководителей много бывших суворовцев) и поехали.

На данный момент я два года проработал директором этого фонда. И не получил ни одной копейки зарплаты. Зато испытал огромное удовлетворение от того, что потратил свои деньги и деньги тех, кто нам помогает, на истинно благородные цели.

А для того, чтобы обеспечить себя материально, занялся делом, которое считаю очень важным для нашей страны. Энергетические проблемы привели к тому, что постройка собственной атомной станции стала чуть ли не идеей фикс. Это абсолютно нереально. Многие эксперты считают, что есть, по меньшей мере, 12 позиций, по которым своей АЭС в Беларуси быть просто не может. «Надо или не надо?» - это уже другой вопрос. Сейчас речь совсем о другом. У нас нет ни средств, ни подходящих для этого почв. Плюс проблемы ядерного топлива, хранения отходов, подготовки специалистов, больших объемов воды и т.п.

Поддерживаю власть сегодня только в одном - нужно искать альтернативные источники энергии. Те, что помогут преодолеть нашу энергетическую зависимость от России.

Я был и в Москве, и в европейских странах. Цели у них абсолютно разные. Но есть нечто общее. И на Западе, и на Востоке белорусская оппозиция полностью не воспринимается. В России мне так и сказали: сейчас вы не можете повлиять даже на решение сельского совета. Действительно, у нас нет никаких властных рычагов, а раз так, то и видеть в нас партнеров не желает никто.

Из большой политики я полностью уйти не хочу, ибо отдал ей слишком много своего здоровья, энергии, «подставил» семью, но и активничать на первых ролях тоже не буду. Занимаюсь ветряной энергетикой. Благо ветров в Беларуси хватает. Как и специалистов в этой сфере.

09:41 04/12/2008




Loading...


загружаются комментарии