Другая «Наша ніва»

В киосках «Белсоюзпечати» после почти трехлетнего перерыва появилась старейшая белорусская газета “Наша ніва”. И читателей ждал сюрприз – газета перешла на так называемую «наркомауку» -- послереформенный белорусский язык, хотя ранее настойчиво сражалась с таким вариантом белорусского правописания, убеждая всех, что этот вариант – сознательное русифицирование настоящей белорусской мовы.

Другая «Наша ніва»

В среде белорусской интеллигенции неоднозначно воспринято решение газеты перейти на официальное правописание. Особенно с учетом того, что «Таварыства белорусскай мовы» продолжает борьбу с положением нового закона о правилах белорусской орфографии, которое запрещает использование в СМИ дореформенного чзыка – «тарашкевицы».  Кроме того очередной номер издания вышел в цветном варианте.

О причинах таких метаморфоз и о настроениях в редакции «Белорусский партизан» расспросил шеф-редактора «Нашей Нивы» Андрея Дынько:

-- Андрей, как вообще дела, как настроение?
-- Настроение хорошее, можно даже сказать, оптимистическое. Мы и сами не верили, что сможем три года выходить фактически в изоляции, в подполье. Но выстояли и дождались лучших времен. И сейчас мы полны сил и оптимизма.

-- Сколько экземпляров нового номера вы отдали на распространение в киоски «Белсоюзпечати»?
-- По всей стране – около трех с половиной тысяч.

-- Ого. Если не ошибаюсь, это ощутимо больше, чем весь тираж предыдущего номера, равно как и всех предшествующих?
-- Да, это так. Однако не надо так уж сильно радоваться – ведь можно посмотреть на это и с другой стороны. В среднем на один киоск пришлось всего от двух до четырех экземпляров. Разве это много?

-- Да, получается немного. Особенно с точки зрения получения прибыли, если учитывать, что распространителю придется отдать больше половины от продажной стоимости.
-- Это вы точно заметили. Я считаю, что процент, который забирает по договору «Белсоюзпечать» -- это просто спекуляция. Ведь даже пункты розничной торговли, магазины делают надбавку не больше тридцати процентов, а тут – пятьдесят пять…

-- Давайте поговорим о самой газете, ведь она так сильно изменилась. Каковы причины таких радикальных перемен? Связано ли это с тем, что газета стала распространяться через киоски?
-- Да, разумеется. Это, если хотите, такой элемент активного маркетинга, во многом стратегическое решение. Мы хотим максимально привлечь нового читателя и предложить ему современный, качественный продукт. Ведь сейчас подавляющее количество периодики выходит в цвете, почему мы должны быть исключением? Кроме того, я хочу отметить, что мы и раньше делали попытки делать газету цветной, но нам попросту не разрешали печатать ее в таком виде. Сейчас, вероятно, после отмены запрета на распространение типография согласилась-таки на нашу просьбу. Я думаю, от этого выиграют и газета, и читатель – ведь бело-красно-белый в черно-белом варианте выглядит куда как незаметнее. Кстати, для нас это знаковое событие – ведь никогда до этого за всю свою многолетнюю историю «Наша Нива» не выходила в цвете.
Теперь что касается орфографии. Мы давно чувствовали и знали из исследований, что классическое правописание тяжело воспринимается читателями – ведь в школе люди проходят не такую орфографию, а непривычное правописание вызывает настороженность и даже отторжение. Об этом говорят нам и сами читатели – у нас не бывает такой недели, чтобы мы не проводили встреч. За последние дни побывали в Витебске, Глубоком, Новополоцке, Гродно. Так вот читатели подтверждают: да, говорят, у вас хорошая газета, но ее читало бы больше людей, если бы вы стали писать более понятным для читателей правописанием. И мы приняли решение пойти навстречу таким пожеланиям. Надеемся, что это изменение, как и красочность газеты, помогут нам привлечь в ряды читателей большее количество людей. Кстати, мы были последней в Беларуси газетой, которая выходила с классическим правописанием. Кроме того, за почти столетнюю историю «Наша Нива» на каком только «языке» не печаталась! И на школьном, и на классическом, и на латинице (теперь это называют транслитом). Тем не менее, она всегда сохраняла свой дух, свою верность ценностям, на которые ориентировалась. Так что даже если правописания два – газета все равно одна, и язык один.

 

 

09:03 05/12/2008




Loading...


загружаются комментарии