Анатолий ЗУБОВСКИЙ: «Хотел как лучше, а получилось...»

Бывшему руководителю Мозырского НПЗ, руководителю иностранной фирмы "Шве-Бел Партнер" Анатолию Зубовскому, который сейчас живет в Словакии, пришлось ответить на вопросы Генеральной прокуратуры Беларуси. Об этом Зубовский рассказал "Народной воле".

— Анатолий Степанович, с момента вашего обращения в Администрацию президента и Генпрокуратуру прошло немало времени. Может, уже есть какая-то реакция со стороны высоких чиновников?

— Пока я вижу другую реакцию — читал на днях, что экс-прокурора Минской области Снегиря арестовали. Наверное, все мои потуги были напрасными. Не подумайте, что я защищаю Снегиря. Просто вижу, что задано направление, с которого уже никто не осмелится свернуть…

Вот прокуратура мне недавно задавала вопросы, я письменно ответил. И приложил к своим ответам массу конкретных документов, которые демонстрируют, что Сидорович не такой белый и пушистый, поэтому не стоит говорить о нем как о человеке, который пострадал от коррупции. Может, он сам ее и порождает…

Понимаете, резонанс от того совещания, на котором Лукашенко рассказал о коррупции в силовых структурах, был огромный. Я хочу сказать, что истина в вопросе с покупкой квартиры — другая. Да и квартира — лишь предлог…

— Не жалеете, что обратились к Лукашенко?

— Я мучаюсь от того, что мои взаимоотношения с Сидоровичем негативно сказались на судьбе других людей. Из-за этого чисто по-человечески я чувствую себя неловко. На мой взгляд, судьи вынесли правильные решения в деле с покупкой квартиры. И передача ее Снегирю состоялась на законных основаниях. Я не знаю, где экс-прокурор Минской области брал деньги на покупку этой квартиры, может, он действительно заклятый коррупционер? — этот вопрос в данном случае меня совершенно не волнует. Я просто знаю, что купил он квартиру у фирмы "Шве-Бел" законно. Так за что тогда, спрашивается, могут пострадать те же судьи?..

Я ведь пытался Сидоровичу эту квартиру продать в течение пяти лет. А он просто издевался над нами, учитывая то, что у него свои люди в КГБ, Совбезе… Черт бы с ней с этой квартирой, пусть бы она пропала лучше, чем судьбу людям сломали!..

— Вы утверждаете, что Сидорович нанес ущерб бюджету Республики Беларусь. По-вашему, почему им не интересуются правоохранительные органы? Наша газета писала о том, что суд Центрального района Минска вынес определение, согласно которому сотрудники УГАИ ГУВД Мингорисполкома должны задержать автомобиль Сидоровича и поместить его на штрафстоянку. Однако еще совсем недавно это определение не было исполнено…

— Вы же работаете в серьезной газете, сами все понимаете... Сила некоторых людей в том, что они — из Комитета государственной безопасности, а там своих не сдают…

— Почему, на ваш взгляд, Лукашенко так много внимания уделил Сидоровичу?

— Президент рассказал жуткую историю глумления правоохранительных органов над несчастным и бедным белорусом Сидоровичем. Но это неправда! Я хочу, чтобы люди поняли, что там не все так, как озвучивается. И что коррупционером может стать любой, кто не понравится своими взглядами, высказываниями…

— Хотите сказать, что Снегирь не только за незаконные действия пострадал, но и за то, что в свое время подписал ряд громких документов, касающихся громких исчезновений?

— Честно скажу: не знаю. А домысливать не хочу. Я привык отвечать за свои слова. В данной ситуации налицо подковерная борьба. Между кем и кем, и чем и когда она закончится — сказать сложно. Я бы еще понял, если бы президент начал свою речь с того, что, мол, у нас незаслуженно обидели белорусского олигарха, который вкладывает огромные деньги в государственный бюджет. Но когда он подлеца называет пострадавшим — с этим я не могу согласиться!

— Вы заявили, что видели Снегиря 15 лет назад. Это была дружеская или деловая встреча?

— Я одно время работал в Совете министров — был заместителем председателя Чернобыльского комитета. И я там его видел. Но у меня с ним никогда не было никаких контактов...

— Многие считают, что этот скандал — результат разборки двух богатых людей, которые не смогли мирно поделить большие деньги…

— Люди, которые так оценивают ситуацию, отчасти правы. Мы на самом деле не поделили деньги. И сор из избы выплеснулся наружу…

— Можете спрогнозировать финал этой непростой истории?

— Боюсь, ничего хорошего из этого не будет. Я теперь знаете чего боюсь? Не хуже ли я сделал, что написал это обращение? Как говорится, хотел как лучше, а получилось…


11:18 21/12/2008




Loading...


загружаются комментарии