Когда в товарищах согласья нет…

Складывается впечатление, что в белорусско-российских отношениях приближается момент истины.

Несмотря на то, что с момента второго переноса заседания Высшего госсовета (ВГС) Союзного государства Беларуси и России прошло уже более двух недель, ясности в конкретных причинах случившегося так и не наступило. Впрочем, возможно, это и не столь существенно, гораздо важнее сам столь наглядно продемонстрированный факт наличия у сторон принципиальных разногласий.
Честно говоря, и ранее имелось ощущение, что в отношениях союзников не все в порядке. Об этом свидетельствовало, в частности, заявление Александра Лукашенко, сделанное им 30 октября на совещании по вопросам внешней и внутренней политики: "Я, как председатель ВГС, сделаю все, чтобы мы внесли в повестку дня существенные вопросы, содержательные, которые касаются самого главного в наших отношениях с Россией. В противном случае мы Высший госсовет и проводить не будем". Это прозвучало как откровенное предупреждение, без серьезных оснований о таких вещах заранее обычно не говорят.
Что же все-таки могло привести к такому развитию событий? В соответствии с поступавшей в течение последних месяцев информацией выделяются следующие "болевые точки" двусторонних отношений: затягивание Беларусью признания независимости Абхазии и Южной Осетии; создание единой системы ПВО; переход нашей страны на оплату поставок энергоносителей российскими рублями и, шире, желание Москвы, чтобы партнер разместил свои золотовалютные запасы в российских дензнаках. Никуда не делись и более древние проблемы: конституционный акт, цена газа на следующий год, белорусская инициатива об отмене российской спецпошлины на нефть, а также ряд менее глобальных.
В принципе все эти вопросы могли стать камнями преткновения, однако, исходя из общих соображений, логичным представляется предположение, что основным пунктом противостояния стал конституционный акт. Тем более, что после выбора одного из существующих вариантов данного документа практически все остальные противоречия либо просто исчезнут, либо будут достаточно быстро тем или иным образом разрешены.
Главное различие в подходах заключается в том, что Беларусь настаивает на полном равенстве сторон, тогда как Москва явно намерена добиться доминирующего положения.
Если эти предположения правильны, то нас ожидают не самые легкие времена, ибо понятно, что средств для оказания давления у Кремля достаточно. Так, едва ли случайно Владимир Путин именно 1 декабря подписал распоряжение о строительстве второй очереди нефтепровода "Балтийская трубопроводная система", который позволит осуществлять экспорт российской нефти в обход Беларуси. В случае реализации этого проекта возможности для оказания сопротивления существенно уменьшатся.
Тем не менее, определенные защитные ресурсы имеются и у белорусских властей. Одним из них является обращение за содействием к Западу, точнее, к Евросоюзу. Судя по всему, именно это и происходит, доказательством чего могут служить последние действия официального Минска по выполнению некоторых из известных условий ЕС.
Разумеется, назвать эти сдвиги значительными трудновато, однако, как известно, даже самая длинная дорога начинается с первого шага. И теперь от готовности Брюсселя уделять больше внимания "белорусскому вопросу" равно как и от его принципиальности в сочетании с гибкостью зависит очень многое. Остается надеяться, что состоявшийся на днях визит делегации Генерального секретариата Совета ЕС во главе с начальником политического отдела Хельгой Шмид, несмотря на всю его скоротечность и закрытость, внес свой вклад в решение возникающей проблемы.

10:04 22/12/2008




Loading...


загружаются комментарии