Мур: «Для США Россия и Беларусь — это две разные темы»

Последнее время в коридорах белорусского Министерства иностранных дел ходят слухи о скором возвращении в Беларусь посла США. Белорусский президент хочет на фоне экономического кризиса восстановить нормальные отношения с новой американской администрацией. По данным «Белорусского партизана», американцы ставят условием появление в Минске посла восстановление прежних – «довоенных» -  условий для работы посольства. Скорее всего Минск пойдет на уступки. Нынешний временный поверенный в делах США Джонатан Мур вряд ли станет послом, но и эта ситуация не исключена. Поэтому интересен сам факт того, что президентская газета «Советская Белоруссия» взяла большое интервью у «вражеского посла».

Мур: «Для США Россия и Беларусь — это две разные темы»

— Господин Мур! Прежде всего, поздравляю Вас с Рождеством, желаю счастья и радости. Избрание Обамы президентом вызвало прилив оптимизма не только в США, но и в других странах мира. Судя по книге, вполне оправданный. В Беларуси также надеются на нормализацию белорусско-американских отношений. Это реально?

— Мне кажется, ожидания перемен к лучшему свойственны любым президентским выборам. Мы надеемся, что Бараку Обаме удастся осуществить те планы, которые он огласил и за которые проголосовали люди. И, конечно, есть страны в мире, такие как Ирак и Афганистан, где политика, несомненно, будет другой. Однако я не думаю, что произойдут какие-то существенные изменения в отношении Беларуси. До настоящего момента политику США в отношении Беларуси поддерживали как представители Демократической, так и Республиканской партии. В любом случае я считаю, что новый президент США и его администрация смогут познакомиться и наверняка уже знакомятся с тем, в каком состоянии находятся наши отношения, и будут их развивать. Как мне видится, в отношениях между двумя странами есть определенные позитивные сигналы. И поэтому сейчас я как дипломат настроен оптимистично.

— Обама — политик новой генерации, который, хочется верить, не зациклен на "холодной войне", для него это прошлое. К слову, у него очень объективный взгляд на этот период истории, он не закрывает глаза на поведение США в разных частях мира. В то же время сейчас часто говорят о новом "похолодании". Как вы считаете, куда движутся международные отношения?

— Я не думаю, и Соединенные Штаты не считают, что мы движемся к новой "холодной войне". В те времена мир был поделен на два противостоящих лагеря, ядерные вооружения были направлены друг против друга. Сейчас в корне другая ситуация. Россия и США во многом являются партнерами. Конечно, есть области, в которых две страны имеют серьезные разногласия. Но мы поддерживаем диалог. И еще одно важное замечание. Тогда Вашингтон и Москва стремились перетянуть на свою сторону ту или иную страну. Сейчас мы не рассматриваем мир в этом ключе. В частности, мы рассматриваем Беларусь как суверенную, независимую страну. Действительно, есть люди, которые не очень осведомлены о ситуации в вашей стране и которые считают, что реальные решения принимаются в Москве. Для нас Россия и Беларусь — это две разные темы.

— Одна из таких тем, которые разделили Россию и США, — это война на Кавказе. Политики Евросоюза не скрывают, что только после нее обратили более пристальное внимание на наш регион. Проявлением этого стало принятие программы "Восточное партнерство". Что вынесли для себя США из этого конфликта?

— Хочу отметить, что мы очень рады тому факту, что "Восточное партнерство" приобретает реальные очертания. Беларусь имеет очень важное значение для этого региона, для Европы, и больше политиков должны узнавать об этой стране. Так как США территориально не присутствуют в этом регионе, то у нас нет такой программы. Что касается событий августа, существует множество мнений относительно того, что на самом деле происходило на Кавказе, и я не буду высказывать вам свою точку зрения. Но я бы хотел отметить такую очевидную вещь. Грузия является суверенной, независимой страной. Абхазия и Южная Осетия являются территориями Грузии, и военные действия Россия осуществляла на территории Грузии. Мы не признали и никогда не признаем независимость Абхазии и Южной Осетии. Кстати, отношения между Грузией и Беларусью являются достаточно хорошими. В Беларуси есть грузинские инвестиции. В прошлом, когда существовал запрет на поставку грузинских товаров на российский рынок, белорусский рынок был открыт. И я очень надеюсь, что Грузия и Беларусь и далее будут выстраивать свои отношения. Но в конечном счете это дело вашей страны.

— Делегации из Брюсселя в последнее время довольно часто приезжают в Минск. Официальные лица в Вашингтоне в последнее время постоянно употребляют слово "диалог", когда говорят о развитии отношений с официальным Минском. Но не кажется ли вам, что Евросоюз сегодня больше США преуспел в налаживании этого диалога?

— Мы ведем свой важный диалог с Беларусью. С представителями гражданского общества, демократическими силами и также с властями. В августе у нас прошел ряд важных встреч в Минске. В октябре в США приезжали высокопоставленные лица из Администрации Президента. Как дипломат я регулярно встречаюсь с представителями Администрации Президента, МИДа, Национального банка и других институтов. Принимая во внимание, что ЕС в настоящее время включает 27 государств и в Брюсселе есть множество учреждений, естественно, что у них больше встреч. Мы представляем одну страну, и я думаю, что у нас с диалогом тоже все в порядке.

— Г-н временный поверенный, когда я готовился к этой встрече, прочитал много ваших интервью. Обычно вам задают такие вопросы, которые подразумевают критический ответ. Есть какие-то сферы, в которых США заинтересованы сотрудничать с Беларусью, где они хотели бы развивать и, может быть, уже развивают отношения?

— Приведу конкретный пример. Совсем недавно я ездил в Полоцк, где мы передали в больницу медицинские препараты для лечения раковых заболеваний. Очень развиты культурные программы, мы часто привозим сюда музыкантов и других исполнителей. Посольство также поддерживает много программ обменов, и хотелось бы, чтобы эти взаимные поездки белорусов в США и американцев в Беларусь, благодаря которым мы лучше узнаем друг друга, расширялись. Что касается конкретных примеров сотрудничества в других областях, в этом смысле у нас по-прежнему пока продолжается тяжелый период. Это можно в равной степени отнести к обеим сторонам. Я думаю, что количества белорусских дипломатов в Вашингтоне недостаточно для того, чтобы осуществлять продуктивные контакты более чем с 300 миллионами американцев. То же можно сказать и о нашем посольстве: из 35 человек осталось всего 5, и этого количества явно недостаточно для того, чтобы сделать все, что нам хотелось бы. В частности, мы не можем выдавать визы, и это создает неудобства для тех людей, которые хотят полететь за океан.

— Любопытно, но вы перечислили примеры того, что Америка может предложить Беларуси, а что может Беларусь предложить большим Штатам?

— Между нашими странами существуют деловые контакты. Поддерживают отношения компании, предприятия. Изделия, товары, которые производятся в Беларуси, приобретаются в Соединенных Штатах. Но правда и то, что даже на пике этих экономических отношений экспорт из Беларуси в США не выражался большой цифрой. Я думаю, что при условии либерализации экономики здесь и при улучшении глобальной экономической ситуации будут созданы лучшие условия для инвестиций с обеих сторон.

— Пока существуют экономические санкции, вряд ли возможно серьезное улучшение. В начале 90-х Беларусь без каких-либо условий вывела со своей территории советское ядерное оружие. В ответ США предоставили ей свои гарантии безопасности. Кстати, действуют ли сегодня эти гарантии?

— Да, они по-прежнему остаются в силе.

— А не противоречит ли меморандуму от 1994 года ограничение на деятельность предприятий "Белнефтехима"?

— Я не специалист по юридическим вопросам, но юристы из госдепартамента заверили меня, что введенные в действие санкции не противоречат этому меморандуму. Я хочу отметить, что США на полгода приостановили действие санкций в отношении двух предприятий, о которых больше всего беспокоилось белорусское Правительство. Если с белорусской стороны будут иметь место и другие позитивные шаги, мы сможем рассмотреть возможность приостановления других санкций.

— Недавно состоялась встреча Джорджа Буша с сетевыми журналистами. Белорусский Интернет вполне справедливо представлял журналист Александр Класковский. Но какое отношение к сетевой журналистике имеет Ольга Козулина? Почему в Вашингтоне зачастую на высоком уровне встречаются с людьми, которые в Беларуси никого, кроме себя, не представляют?

— Как я уже отмечал, США и Беларусь ведут диалог на разных уровнях, с представителями различных слоев общества. Г-н Класковский — это один из журналистов, которые работают в Интернете. Ольга Козулина боролась за место в Парламенте и была приглашена для обсуждения прав человека. В США было много других людей, которые представляли различные организации. Мы заинтересованы в том, чтобы выслушивать взгляды разных людей.

— Совсем недавно мы пристально следили за перипетиями судьбы Татьяны Козыро. Я знаю, что в американских семьях отдыхало много белорусских детей. Мы очень благодарны США и другим, кто помогает Беларуси по преодолению последствий чернобыльской аварии. Но история Козыро стала фарсом… Что нужно предпринять Минску и Вашингтону, чтобы предупредить возникновение подобных ситуаций?

— Соединенные Штаты сразу после чернобыльской трагедии и в течение многих лет продолжают помогать в том числе белорусскому населению. Многим эта помощь пошла на пользу. Как в США, так и в других странах существует определенная озабоченность в отношении использования ядерной энергетики вообще. Что касается программ летнего оздоровления, они существуют давно. И правительство США, и посольство исходят из того, что это только оздоровление и после каникул дети должны вернуться на родину. Мне не хотелось бы в деталях обсуждать историю несовершеннолетней. Я хочу подчеркнуть в этой связи два важных момента. Во-первых, представители белорусских властей, Вашингтон, посольство США в Минске тесно сотрудничали в разрешении этого вопроса. Мы с самого начала принципиально настаивали на том, что ребенок должен вернуться на родину. Эта ситуация рассматривалась с юридической точки зрения. Девочка вернулась в Борисов, и с этой позиции вопрос закрыт. Что касается ситуации в целом, то между Беларусью и США обсуждалась необходимость принятия какого-то совместного документа. Мы пока не пришли к согласию, в какую форму мог бы быть облачен этот документ. Но мы надеемся, что программа сможет заработать снова.

— Насколько я знаю, это ваше первое интервью нашей газете. Уверен, что наши читатели хотели бы лучше познакомиться с вами. Например, узнать, как произошло ваше знакомство с Беларусью?

— Первый раз я попал в Беларусь 12 лет назад. В то время я работал в посольстве США в Вильнюсе и приехал навестить коллег, которые находились в Минске. Меня очень заинтересовало то, что происходило тогда в Беларуси. Поэтому, когда спустя восемь лет у меня появилась возможность стать здесь заместителем посла, я с радостью ею воспользовался. Я много попутешествовал по стране. Могилев, Гродно, Солигорск, Полоцк — я побывал во многих городах и даже не по одному разу. Как и города в США, каждый из них имеет свой облик и свою неповторимую атмосферу.

— Дипломатия — это такая "кочевая" профессия. Что вы из Беларуси увезете в следующую страну, в которую вас назначит правительство?

— Знаете, где-то через 8 месяцев я покидаю Беларусь, но пока еще не думал, что увезу в качестве сувениров. У меня много хороших воспоминаний, но я надеюсь еще что-то здесь сделать хорошее и до отъезда.

— Что вы обычно пишете в графе "Хобби", заполняя анкеты?

— Я очень люблю музыку. Я побывал на многих концертах, которые проводились в филармонии. Некоторые из них организовывались нашим посольством. Люблю как современных композиторов, так и классиков. Нравится Дмитрий Шостакович, который сочинял в различных жанрах. У меня есть записи музыки белорусского композитора Станислава Мoнюшко…

10:06 26/12/2008




Loading...


загружаются комментарии