Переговоры. Почему Брюссель не может то, что смог Вик?

Дважды в одну реку не ступишь. Это правда. А как насчет трех? А вот это уже вопрос. Вопрос, касающийся перспективы переговорного процесса с Красным домом. Нынешняя попытка наладить результативный диалог — уже третья по счету. За 14 лет — немного. Но это и не старт с нулевой отметки. Факт, о котором самое время напомнить. А то послушать нынешнее разноголосье, так Европа все эти годы только и делала, что бомбардировала Красный дом санкциями и демаршами.

Вещи надо называть своими именами. Никто никогда не вводил масштабные политические и экономические санкции в отношении белорусского режима. Половина торговли Беларуси приходится на страны Евросоюза. Господа, какие санкции? Речь идет о решениях, которые затрагивали не страну и даже не часть политической элиты, а лишь несколько десятков граждан. При этом точечно. То бишь, чиновников, и только по вопросу визовых ограничений. Вот и все. А вот с чем необходимо согласиться, так это с утверждением, что никакой стратегии Евросоюза в отношении Беларуси не было. Как не существовало и какого-то четкого, скоординированного плана действий. Мы были свидетелями вялотекущего, слабо управляемого процесса.

Беларусь не была темой, интересной для Брюсселя. Сожаление отделим от правды. О нас вспоминали, когда не вспомнить было невозможно, а не отреагировать — неприлично. Например, когда в 1996 году демонстративно разгоняли парламент и Конституционный суд страны. Когда цинично похищали и убивали оппонентов белорусской власти. Или когда бульдозером зачищали дипкорпус в резиденции «Дрозды». Когда же выдавалось затишье, предпринимались попытки вернуть ситуацию в русло диалога. Одна из таких пришлась на 1999 год, который предшествовал избирательной кампании в Палату представителей.

Процесс проходил под эгидой действующего председателя ОБСЕ в кооперации с Советом Европы и ЕС. Инструментом стала миссия ОБСЕ в Минске, возглавляемая опытным дипломатом Хансом-Георгом Виком. Именно он приложил недюжинные усилия по налаживанию переговорного процесса. В повестке дня значились два вопроса — изменение избирательного законодательства и доступ оппонентов власти к государственным СМИ. Официальный Минск дал зеленый свет процессу переговоров. 6 августа 1999 года Лукашенко издал распоряжение № 236 рп «О создании рабочей группы для проведения консультаций с политическими партиями и иными общественными объединениями». Для чего? Первый пункт распоряжения четко отвечает на поставленный вопрос: «в целях проведения консультаций… по вопросам совершенствования избирательной системы». Возглавил рабочую группу из семи человек Михаил Сазонов, помощник президента. О серьезности намерений говорил и тот факт, что в группу вошли министр юстиции Геннадий Воронцов, заместитель министра иностранных дел Владимир Герасимович, первый заместитель председателя Совбеза Виктор Невельской, представители Совета Республики и Палаты Представителей. До 1 декабря 1999 года руководителю рабочей группы предписывалось «подготовить по итогам проведенных консультаций предложения по совершенствованию избирательной системы Республики Беларусь и внести их на рассмотрение Президенту Республики Беларусь».

Однако в последний момент власть соскочила с переговорного процесса по изменению избирательного законодательства. Распоряжение № 236 рп от 6 августа 1999 года осталось не выполненным. Однако актуальность его практической реализации со временем лишь возросла. В пассиве — три парламентские и две президентские кампании, результаты которых так и не были признаны международным сообществом и значительной частью белорусских граждан.

А вот какая дистанция была преодолена по второму пункту переговоров. Был подготовлен и согласован документ, определяющий порядок доступа оппозиции к государственным масс-медиа. 5 ноября 1999 года он был завизирован Михаилом Сазоновым и Михаилом Пастуховым, возглавлявшим экспертную группу Консультативного Совета оппозиционных политических партий. Вот лишь некоторые его положения.

«Политической оппозиции предоставляется эфирное время в следующих программах телевидения:

-«Политические диалоги» — один раз в неделю (четверг)

-«Падзея» — два раза в неделю

Состав участников этих программ, а также дни выхода в эфир программы «Падзея» определяется Консультативным советом оппозиционных партий и согласовывается с уполномоченными представителями Национальной телерадиокомпании… Редактирование передач допускается с согласия участников. По желанию любой из сторон пленка, готовая к выходу в эфир, может быть предварительно просмотрена».

Кроме того, соглашением предусматривалось выделение оппозиции в ежедневной информационной передаче «Панорама» 1,5 минуты для сообщений и еженедельного радиоэфира как на республиканском, так и на областном радио.

А вот что предусматривало соглашение в части печатных изданий. «Право публикации материалов в соответствующих рубриках на страницах следующих республиканских периодических печатных изданий — «Советская Белоруссия», «Народная газета», «Звязда», «Рэспубліка» и «Белорусская Нива». Материалы от политической оппозиции публикуются не менее двух раз в неделю. Объем материалов не должен превышать 250 газетных строк. Без согласия автора внесение в текст поправок, искажающих содержание материалов, не допускается. Материалы должны быть завизированы уполномоченным на то представителем Консультативного совета оппозиционных политических партий, автором материала и сопровождаться для возможной совместной работы реквизитами автора. В местных и иных государственных периодических печатных изданиях материалы рамещаются с сохранением указанного выше порядка публикации.

В случае возникновения споров между сторонами их разрешает Согласительная комиссия, которую составляют на паритетных началах эксперты от сторон и представители КНГ ОБСЕ».

Хочу еще раз подчеркнуть, что документ скреплен подписями Михаила Сазонова и Михаила Пастухова. А это означает, что были пройдены все стадии согласования документа. Расставлены не только точки, но и запятые. Понятно, что Сазонов мог действовать исключительно в рамках мандата, предоставленного ему Лукашенко. Надо признать, что осенью 1999 года был проделан большой объем работы, игнорировать или забывать который было бы неправильно.

Сегодня слышны голоса тех, для кого процесс важнее результата. Тихо, дескать, тихо — не спугните сам процесс. Им вторят пессимисты. Мол, этот вопрос власть не станет обсуждать. Позвольте, но почему? Почему в 1999 году это было возможным, а по прошествии девяти лет — нет. Что изменилось за эти годы? Власть стала сильнее? Рейтинг Лукашенко устойчивее? Авторитет страны на международной арене выше курса евро? Все вопросы объединяет одинаковый ответ — нет. Получается, что в 1999 году дипломат Вик нашел аргументы, почему этот вопрос должен быть в повестке дня переговоров, а сегодня представители Брюсселя не в состоянии это сделать!

Выводы, лежащие на поверхности. Если Брюссель хочет иметь результат, надо следовать принципу преемственности и последовательности. Евросоюз должен предложить выполнить то, что уже было согласовано в 1999 году. Плюсы очевидны. Это существенная экономия времени и сужение возможностей для искусственного затягивания разговора о переговорах.

 

10:17 29/12/2008




Loading...


загружаются комментарии