«Потенциал отношений наших стран далеко не исчерпан»

Чрезвычайный и Полномочный Посол Польши в Беларуси Хенрик Литвин рассказал о теперешнем состоянии и перспективах польско-белорусских отношений.

«Потенциал отношений наших стран далеко не исчерпан»

От решения ЕС уже есть позитивный эффект
— Со времени принятия решения ЕС о частичной отмене санкций в отношении большинства белорусских чиновников из «списка невыездных» уже прошло определенное время. Как вы теперь относитесь к данному решению Евросоюза и изменению его позиции по отношению к Беларуси в целом?
— Дело не в том, как оценивают данное решение люди, участвовавшие в его разработке, а в том, какие будут конкретные результаты после его принятия.
На данный момент, можно сказать, что сделаны определенные позитивные шаги как со стороны Евросоюза, так и со стороны белорусских властей.
Можно только приветствовать, что в ваших киосках появились независимые газеты. Если эта тенденция получит дальнейшее развитие, то вышеупомянутое решение ЕС все будут и дальше оценивать позитивно. Но если эта тенденция изменится, то можно ожидать и критических оценок.
Пока же можно только констатировать, что позитивный эффект есть.
— После отмены санкций мы увидели, что оценка этого шага со стороны президента Польши и премьер-министра несколько разнится. Это каким-то образом отобразится на теперешних белорусско-польских отношениях?
— Как вы сами понимаете, я не могу комментировать какие-либо заявления ни президента, ни премьер-министра. Могу только сказать, что в Польше существуют различные оценки внешней политики и разные мнения по этому поводу. Но, вместе с тем, внешняя политика является единой и вырабатывается как президентом, так и премьер-министром.
К тому же есть вопросы, относительно которых нет никаких разногласий. Это, к примеру, транзит через польско-белорусскую границу. Тут уместно будет вспомнить соответствующие заявления нашего президента еще в начале этого года на заседании «Вышеградской четверки» о снижении стоимости польских национальных виз для белорусов, обращение к Евросоюзу о снижении стоимости Шенгенской визы для граждан Беларуси и желание максимально упростить приграничные поездки людей, живущих возле польско-белорусской границы. Первый вопрос уже перед нами не стоит — теперь многократная польская виза для белорусов стоит всего 20 евро. Второй вопрос находится в стадии проработки и его решение зависит от всех 27 стран-членов Евросоюза. Ну а третий будет решен в обозримом будущем, предположительно в следующем году. Об этом, кстати, публично говорил и мой коллега — белорусский посол в Польше Павел Латушко.
— Может ли состояться в обозримом будущем встреча Александра Лукашенко и Леха Качиньского?
— Подобных предложений ни с белорусской, ни с польской стороны не поступало. В повестке дня наших двусторонних отношений такая встреча не стоит, и это не является какой-либо проблемой.

Работа не остановилась ни над одним из совместных проектов
— Еврокомиссия активно работает над программой «Восточного партнерства», в которую вовлечены Армения, Азербайджан, Беларусь, Грузия, Молдавия и Украина. Инициатива этого партнерства была официально обнародована главами МИДов Польши и Швеции еще в мае этого года. Можно ли сказать, что дело тронулось с мертвой точки?— «Восточное партнерство» — это продолжение наших старых инициатив «Восточное измерение», и мы рады, что удалось добиться определенных сдвигов в приграничном сотрудничестве стран Евросоюза с его соседями. Особенность этой программы состоит еще и в том, что в ее рамках налаживаются не только двусторонние и многосторонние государственные отношения, но и отношения между конкретными партнерами из разных стран.
— Есть еще один относительно старый проект, в котором гипотетически может участвовать Беларусь — строительство Балтийско-Черноморского коллектора. Есть ли здесь определенные подвижки?
— Надо прямо сказать, что при первоначальной разработке этого проекта (строительство топливного трубопровода из Украины в Польшу) Беларусь не упоминалась. Позже со стороны белорусских государственных структур к данному проекту проявился чисто теоретический интерес. И теперь, фигурально выражаясь, мяч на стороне Беларуси.
Кроме того, надо не забывать, что вопрос о заполнении трубопровода каспийской нефтью не решен — не хватает определенной экономической конкретики.
— Экономической конкретикой, как известно, вплотную занялся глобальный финансовый кризис. Насколько он сказался на наших двусторонних отношениях?
— Что касается влияния этого кризиса на наши отношения, то об этом можно будет более конкретно говорить, когда закончится этот год. Правда, при этом не надо обманывать себя. Конечно, негативные тенденции в мировой экономике не могут не повлиять и на экономики наших двух стран.
Пока же можно констатировать, что товарооборот между Польшей и Беларусью в этом году, скорее всего, достигнет цифры примерно в 3 миллиарда долларов. Для сравнения, в прошлом году он составил 2 млрд.
— Уже можно сказать, что какие-то запланированные польские инвестиционные проекты в Беларуси после начала кризиса заморозились?
— Некоторые инвестиционные проекты находятся в стадии такой разработки, что об этом пока рано говорить.
Но есть проекты вполне конкретные и солидные. Ни над одним из них работа не остановилась. Что не может не внушать определенного оптимизма.
К тому же экономический потенциал отношений наших стран не исчерпан. Хочу напомнить, что динамика товарооборота Беларуси с Европейским Союзом последние годы стремительно растет. А Польша, как известно, является неотъемлемой частью ЕС.
— Польша скоро должна завершить реконструкцию своего участка Августовского канала. Беларусь это сделала некоторое время назад. Можно ли в этой связи сказать, что может начаться совместная эксплуатация этого уникального белорусско-польского исторического объекта?
— Последний раз я был на канале весной, когда работы еще не начинались. Но сейчас можно сказать, что в следующем году есть вероятность начать эту самую эксплуатацию. Тут очень много зависит непосредственно от польских и белорусских туристических фирм, их инициативности и готовности решать проблемы и вопросы. Объективно говоря, необходимой инфраструктуры с белорусской стороны нет, с польской она есть, но она до конца не учитывает возможности, созданные этим каналом для туризма.
Вряд ли здесь можно что-то решить исключительно административным путем. Должен сказать свое веское слово бизнес.
Правда, в данном случае не нужен второй Акапулько — все-таки это уникальные природные места, требующие крайне бережного отношения. Но работы предстоит еще очень много. И ее, по моему мнению, может и должен сделать частный капитал.

«Карта поляка»: слишком много вопросов
— Польша недавно ввела, как вы сами сказали, недорогие польские национальные визы для белорусов. Но перед этим мы ездили по дорогим Шенгенским визам. Как это отразилось на динамике посещений белорусскими гражданами Польши?
— На данный момент эта динамика немного снизилась, но это может быть краткосрочным явлением. Только будущий год покажет определенную тенденцию. Хочу также сказать, что первоочередную роль играет не только повышающаяся или понижающаяся стоимость виз для белорусов, посещающих Польшу, а также экономическая обстановка в наших странах.
Например, в 2004-2005 годах число въезжающих с территории Беларуси значительно увеличилось, хотя в это время и были введены визы. Польша стала членом Евросоюза, это подогрело к ней интерес со стороны белорусов, которые стали жить лучше.
— Не могу не спросить о первых результатах внедрения механизма «Карты поляка» для белорусов…
— Надо признать, что в данном вопросе постоянно существуют разногласия между белорусской и польской сторонами. Они не такие острые, как это было вначале внедрения данного механизма. Существует рабочая группа, регулярно проходят встречи и т.д. Все это снимает напряженность насчет «Карты поляка», но все равно пока недовольны все заинтересованные стороны.
Белорусская сторона недовольна тем, что этот механизм все-таки запущен. Мы недовольны тем, что он недостаточно эффективно работает.
А граждане Беларуси, желающие обзавестись «Картой поляка», недовольны тем, что они не могут ее получить так, как им бы этого хотелось.

Мы стали лучше понимать друг друга
— Свежие опросы независимой социологической службы НИСЭПИ (Вильнюс) показывают, что белорусы больше хотят развивать отношения с Россией, чем со странами Европы. Но это если речь идет обо всей Европе, а не о соседских отношениях. Белорусы и поляки за последнее время, на ваш взгляд, стали ближе?
— Сразу скажу о результатах социологических опросов, о которых вы упоминаете. На мой взгляд, эти опросы показывают, прежде всего, констатацию белорусами существующих реалий. На данный момент вы больше связаны по многим позициям (политическим, экономическим, социальным) с Россией, чем с Европейским Союзом.
Что касается отношений белорусов с поляками, то, если анализировать последние 20 лет, начинались они с откровенных минусов.
В польском обществе не было понимания независимой Беларуси. В массовом сознании она долгое время ассоциировалась как часть России. Кроме того, советская система оказала все-таки разное влияние на Польшу и БССР. Если у вас собственность повсеместно была государственной, то у нас она и 20, и 30 лет назад была смешанной — не только государственной, но и частной.
По большому счету, путь к взаимопониманию между нашими народами на современном историческом отрезке был очень непростым. Но ситуацию переломили последние 6-7 лет. Число поездок друг к другу увеличилось в разы, особенно белорусов в Польшу.
Когда люди общаются между собой, когда отбрасываются догмы, не имеющие никакого отношения к реальной жизни, тогда и возникает реальное взаимопонимание. Особенно это касается жителей приграничных районов наших стран.
Движение капиталов, идей, технологий, простых человеческих отношений в обе стороны с каждым годом только усиливается.
Играет свою роль и тот факт, что Беларусь, как я сказал, все больше сотрудничает со странами Евросоюза, чья экономическая модель чрезвычайно сильна и привлекательна.
Это влияние ЕС Польша в свое время в полной мере ощутила на себе, только намного раньше. Но дело тут не в том, кто лучше, а кто хуже.
Просто в последнее время мы стали лучше понимать друг друга.
Есть и еще один серьезный сближающий фактор. В Беларуси растет интерес к общему историческому прошлому, когда мы жили в одной большой конфедерации под названием Речь Посполитая (тогда белорусы входили в нее Великим Княжеством Литовским). И чем больше интереса к данному периоду у простых белорусов, людей науки, культуры, тем больше это нас сближает.
— Кода-то у нас говорили шутя: «Курица не птица, Польша — не заграница». Теперь так почти не говорят. Неподдельный интерес к польским реалиям и успехам у моих соотечественников с каждым годом только нарастает. Правда, складывается такое ощущение, что этот интерес польской стороной мог бы, как говорят, подогреваться. К примеру, в Минске нет ни одного польского ресторана. В отличие, к примеру, от предприятий общепита Литвы. Литва в этом, да и в других отношениях выглядит иногда привлекательнее. Почему сложилось подобное положение вещей?
— Упомянутое вами выражение действительно существовало, но оно было актуально, когда Польша была сателлитом Советского Союза. Пускай и самым веселым бараком в социалистическом лагере (по выражению Булата Окуджавы), но тем не менее бараком. Хотя и тогда разница между Польшей и республиками СССР все-таки существовала.
После этого много воды утекло.
Что касается нашей «не напористости» в Беларуси, то тут должен с вами не согласиться. Ресторан национальной кухни здесь не может выступать каким-то серьезным показателем. Ресторанный бизнес очень сложный. Особенно на чужой территории.
В свое время я работал в России и слышал подобные упреки — мол, как это так, почему в Москве нет польского ресторана? Но если польские предприниматели не видят в этом своей выгоды, то что тут поделаешь. Наверное, не видят они пока этой выгоды от ресторанного бизнеса и в Беларуси. Среди прочего следует учитывать, что польская кухня не такая раскрученная, как итальянская или китайская. Но, поверьте, от этого она не хуже.
Вполне возможно, в будущем на белорусской земле появятся не только польские рестораны, но и целые развлекательные комплексы, созданные поляками.
Если говорить о присутствии Польши в белорусской экономике в целом, то оно только усиливается. Последнее время условия для инвесторов в Беларуси улучшаются, и это не может не вселять в польских бизнесменов определенный оптимизм. Посмотрим, какой от этого получится эффект.
Что касается области культуры, то и здесь мы в течение последнего года работали ничуть не хуже, чем упомянутые вами напористые литовские коллеги. Осень польской культуры в Беларуси стала без ложной скромности настоящим событием.

Общая история и общие культурные корни
— Вы, наверное, уже неоднократно бывали в белорусской глубинке. Настолько она напоминает глубинку польскую?
— Могу сказать, что пока еще прослеживаются серьезные различия в наших глубинках. Даже 20 лет назад польское село представляло собой сложную структуру с архитектурной точки зрения. Приезжие сразу замечали, что здесь превалирует частная собственность. Один селянин богаче, другой беднее. Один любит такой конструкции дом, другой — совершенно иной.
Белорусское село до сих пор несет на себе печать однообразной колхозно-совхозной системы, дома там очень часто похожи друг на друга.
Кроме того, с 2004 года — года вступления Польши в ЕС — в наше сельское хозяйство идут большие деньги Евросоюза. Причем, они идут не на какие-то административные цели, а на конкретные нужды конкретного хозяина.
У нашего агросектора есть много проблем, но, проезжая по польским деревням, вы можете сами убедиться, что в них вышеупомянутые деньги Европейского Союза уже вложены и дают зримые результаты.
Но хочу сказать, что белорусское село очень сильно отличается в лучшую сторону от села российского по ряду показателей — порядок, чистота, внешний вид и др.
Думаю, у белорусского села лучшие времена еще впереди.
— Последний вопрос. У вас белорусская фамилия. Литвинами раньше называли белорусов. Много ли здесь ваших родственников?
— Ни одного. Знаете, когда я работал в Украине, то мне задавали аналогичные вопросы, пытались найти у моей фамилии украинское происхождение.
Что на это можно сказать… Только то, что у поляков, белорусов, украинцев, литовцев общая история и общие культурные корни.
Если присмотреться, то можно обнаружить, что у многих белорусов польские фамилии. Точно то же можно сказать и в отношении поляков...

05:54 08/01/2009




Loading...


загружаются комментарии