Беларуси предстоит пройти «долину слез»

Так считает Алексей Пикулик, сотрудник Европейского университета Флоренции, политолог и политэконом.  

Беларуси предстоит пройти «долину слез»

- Скажите, Алексей, по вашему мнению, либерализация, провозглашенная в Беларуси, это маскировка насущных проблем, отвлекающий маневр или за этим стоит проект реальных реформ?

- Я думаю, что это ответ на кризис. Я верю в то, что власть зашла в такой тупик, когда либерализация неизбежна. Закрыть, скрыть, сделать это в виде маски, сделать фасадные реформы, скорее всего, не получится, потому как надо было бы вкладывать большие деньги в PR. Можно найти лучших пиарщиков, а можно постараться задурить головы иностранным инвесторам, кратковременно, провести шоу. Тем не менее, пока в стране не будет понятных и прозрачных правил игры, пока будет высокий риск арбитражных изъятий, опять же со стороны государства, пока здесь не будет прогресса в данном направлении, - притока инвестиций не получится. Тем более, сейчас существует проблема развития частного бизнеса, частного сектора. По этому поводу правительство, безусловно, столкнется с вопросом, когда придется понять, что все гораздо серьезнее и делать придется все гораздо фундаментальней.

- Возможно ли реформирование экономической системы существующим режимом?

- Я думаю, что политический режим, который сейчас сложился, скажем, в январе 2009 года, это уже другой режим, нежели был хотя бы пару лет назад. Поэтому, безусловно, вместе с экономическим режимом будет меняться и политический режим. В сторону более гибкого, более либерального, пока что, авторитаризма. Либеральный авторитаризм бывает, здесь могут быть некоторые достаточно серьезные эксперименты, в виде так называемых государств направляющего развития. Эти сильные диктатные государства, скажем, Корея, Сингапур, в какой-то момент на пике международных кризисов поняли, что им придется заниматься тем, чем они до этого не занимались. Им приходилось, во-первых, регулировать рынок, во-вторых, на следующем этапе у них появлялся сохраняющий рынок государства. По этому поводу я думаю, что диктат еще может быть гибким. Естественно, что он поменяется в перспективе.

- Может ли экономический кризис привести к смене власти?

- Смена власти и смена режима - это все-таки разные вещи. Большое заблуждение, на мой взгляд, когда говорят, что режим, который сложился в Беларуси - это режим Лукашенко. Нет, это режим с большим количеством игроков. Грубо говоря, сама по себе смена власти одного человека на другого человека совершенно не означает непременной трансформации этого режима. Может быть, трансформация внутри режима, но не от режима. От того, что сменится власть, сменится какая-то администрация, я не говорю про президента, я говорю о чиновниках и управленцах, совершенно не значит, что эти новые чиновники столкнутся сразу же с совершенно иной ситуацией, на которую придется реагировать по-другому. Ситуация будет та же самая. Если вечером увольняется один человек, а утром приходит другой, не значит, что у нового назначенца будут другие проблемы. Он все равно столкнется с тем же. Поэтому здесь изменения неизбежны, мне кажется.

- Каковы, на ваш взгляд, преимущества белоруской экономической ситуации. О недостатках можно слышать довольно часто, а в чем наши сильные стороны?

- Наверное, единственной сильной чертой белорусской системы является возможность научиться на огромном опыте, который накопили те страны, которые проводили либерализацию в начале 90-ых. У нас все еще впереди. Недостатков больше. С одной стороны, существует большое количество людей, которые все-таки требуют стабильности, которые привыкли к патерналистской роли государства, у которых нет такого рьяного оптимизма по отношению к рынку, который был в начале 90-ых фактически во всех странах. Беларуси будет сложнее, чем остальным, пройти рецессию, пройти ту самую «долину слез», которая начнется сразу после начала реформы. Потому как политический режим научил Беларусь быть аккуратным в отношении идеалов демократии и рынка, то есть либеральные идеи в Беларуси проходят с трудом, особенно после двенадцати лет активной пропаганды. С одной стороны, все впереди, с другой стороны, все мы гораздо более ленивые и подозрительные, чем это было в начале 90-ых.

16:01 19/01/2009




Loading...


загружаются комментарии