Вынужденный ребрендинг

Люди будут задавать и несвойственные вам вопросы… А как будет дальше? Дальше будет никак.
Из выступления А. Лукашенко по Белорусскому телевидению 09.01.2009 г.

Итак, от громких слов о либерализации власти перешли к действиям. Из 52 запланированных мероприятий некоторые начали реализовываться. Декрет № 1 «О госрегистрации и ликвидации (прекращении деятельности) субъектов хозяйствования» является для белорусского хозяйственного права поистине революционным. По показателю легкости и скорости регистрации (за один день) Беларусь вошла в число самых свободных государств мира.
После 14 лет войны на уничтожение, форменного издевательства над бизнесом, бесконечных нерегистраций и перерегистраций наконец происходит некоторый поворот государства лицом к предпринимателям. Телеканалы транслируют всенародный восторг по поводу либерализации, доказывают, какой мудрый шаг сделал президент. Самое смешное и одновременно грустное состоит в том, что много лет вся государственная пропагандистская машина доказывала совершенно противоположное, будто либерализм исконно чужд нашему народу, он искусственно привносится на белорусскую почву коварным Западом и подкупленной им оппозицией дабы разрушить нашу экономику и общественный строй. И только благодаря мудрости и мужеству президента Беларусь как Брестская крепость сопротивляется этой навале.
И вот теперь все поменялось. Мировой экономический кризис побудил руководство Беларуси к психологически тяжелому и неприятному выводу: с таким трудом созданная и долго лелеянная белорусская социальная модель перестала работать. В том смысле, что не способна обеспечить нужный политический результат. Поэтому необходим ребрендинг, осторожная и постепенная модернизация существующей системы.
В практическом плане экономическая либерализация, по логике политического руководства, должна, прежде всего, привлечь иностранные инвестиции, дать сигнал Западу о готовности Беларуси следовать правилам рыночной экономики.
Кстати, в этом смысле любопытна позиция Беларуси в отгремевшей газовой войне между Россией и Украиной. Формально никто из официальных лиц не выказал поддержку одной из сторон. Но вот что любопытно. Близкое к властям агентство «Интерфакс-Запад» публикует интервью посла Украины в Беларуси И. Лихового, в котором он, понятно, излагает украинскую версию конфликта. Затем это же агентство дает резко антироссийские комментарии провластного эксперта С. Мусиенко. А дальше события стали развиваться еще более интересно. А. Лукашенко не поехал в Москву «на газовый саммит», созванный Кремлем, отправил туда премьера С. Сидорского. Зато на другой день после урегулирования конфликта белорусский лидер отправился в Украину на встречу с президентом В. Ющенко. Жесты очень прозрачные и не требующие особой расшифровки.
Вторая задача либерализации состоит в создании внутренних экономических стимулов. Попросту говоря, власти рассчитывают, что бизнес спасет белорусскую экономику. Т. е. они понимают, что административный прессинг губит хозяйственное развитие, и в трудную минуту переступили через идеологию доминирования государства в экономических процессах, через страх утратить контроль над экономикой.
Однако здесь-то возникают системные ловушки. Судя по всему, власти рассматривают экономическую либерализацию не как новую идеологическую концепцию, не как способ постепенной смены социальной модели, а видят в ней всего лишь тактический ход, вынужденный обстоятельствами, совершенствование элементов прежней системы. Однако вкрапление рыночной инъекции в прежний административно-бюрократический организм ведет к тому, что его органы начинают работать вразнобой, разные колесики системы крутятся в разные стороны. Государственная машина начинает получать противоречивые команды: «стой-иди», «вперед-назад», «вправо-влево».
С одной стороны, вводится заявительный принцип регистрации субъектов хозяйствования и упрощенный механизм их ликвидации, сокращаются налоги, на полгода отменены проверки предприятий и фирм. А с другой стороны, правительство принимает программу импортозамещения. Т. е. госпредприятиям (а возможно, и частным фирмам) доводится план по выпуску какой-то конкретной продукции.
Еще сюжет на ту же тему. Совет министров обязал банки выделить деньги на утвержденные ранее инвестиционные государственные программы. В планах правительства — строительство агрогородков, нового ледового дворца в Минске и пр. Т. е. вместо свободы хозяйственной деятельности вводятся элементы советского директивного планирования.
Еще более занимательной является ситуация с ценообразованием. Во вторник 13 января показывают визит А. Лукашенко на предприятие «Белкоммунмаш». Отвечая на вопросы журналистов, президент пытается успокоить население, сбить ажиотаж, возникший после девальвации, уверяет, что цены расти не будут: «Что касается девальвации, то какая здесь опасность для человека? Говорят, что цены подскочат. Но в мире сейчас падают цены». Вроде бы все понятно, глава государства знает, что говорит.
Но вот через несколько минут в той же программе показывают следующий сюжет, из которого следует, что, согласно мониторингу Министерства экономики, с 31 декабря по 12 января «по ряду важнейших товаров цены выросли на 40—65%». Таким образом, принципиальные журналисты общенационального канала решительно дезавуировали президента, поставив его, мягко говоря, в неудобное положение.
А дальше, возвращаясь к нашей теме, власти стали действовать по привычной схеме. Начались проверки субъектов хозяйствования для выявления фактов «необоснованного роста цен». А ведь были заявления о либерализации цен, об освобождении предприятий и фирм от назойливой государственной опеки, решение о прекращении проверок на полгода. И кстати, свобода ценообразования была одним из условий выделения МВФ кредита Беларуси.
И получается, что государственные институты, созданные для решения одной задачи, пытаются заставить выполнять совершенно другую задачу, для которой они не приспособлены. Либерализацию экономики осуществляет госаппарат, сформированный для административного контроля над экономикой. Вот, например, президент запретил на полгода проверку хозяйственной деятельности предприятий, фирм, ИП. А чем же заниматься работникам многочисленных контрольных ведомств? В результате сила инерции, зависимость от траектории предшествующего развития ведет к функциональному расстройству в работе госаппарата. Если сюда добавить противоречивые, иногда взаимоисключающие указания А. Лукашенко («в нынешней ситуации необходимо дать большую свободу производителю»; «и напрягать будем частника, спрашивать с него»), то и результат будет соответствующий (см. эпиграф).

 

06:31 26/01/2009




Loading...


загружаются комментарии