Во что верят украинские политики?

Политики и политтехнологи Украины продолжают анализировать результаты встречи Ющенко и Лукашенко. В интервью агентству УНИАН они предложили несколько версий.

История потепления

После прихода к власти оранжевой команды отношения Ющенко и Лукашенко складывались довольно напряженно. Белорусский лидер в свое время назвал ”бандитизмом” “цветные революции” на постсоветском пространстве. А в общем заявлении Президентов Ющенко и Буша (апрель 2005 года), прозвучало такое: “Мы также обязываемся сотрудничать в сфере поддержки реформ, демократии, терпимости и почтения ко всем обществам, а также мирному разрешению конфликтов в Грузии и Молдове и поддерживать продвижение свободы в таких странах, как Беларусь и Куба”.

В ответ Бацька отметил, что Беларусь сама себя демократизирует и “помощник им здесь не нужен ни из Вашингтона, ни из Киева, ни из других городов планеты”, добавив, что он настаивает на возвращении Беларуси государственного долга Украины. (Беларусь в процессе переговоров 2001–2003 годов предъявляла претензии Украине на 100 млн. дол., а Украина выражала готовность признать только 50 млн. дол. При этом украинская сторона отказалась предоставлять задолженности статус государственного долга).

Потом возникли недоразумения из-за задержания пяти украинцев в Минске во время несанкционированной акции белорусской оппозиции, приуроченной к годовщине аварии на ЧАЭС. А как-то белорусский лидер заявил, что “Польша, Литва и Украина стали инструментами США для дестабилизации ситуации в Беларуси”.

Уже в 2006 году отношения между государствами начали улучшаться. Бацька отметил, что между Беларусью и Украиной практически нет нерешенных проблем и заявил о своем желании расширять сотрудничество с Украиной, в том числе и политическое. А Украина, в свою очередь, заявила о поиске таких форм сотрудничества, которые стимулировали бы развитие демократии в Беларуси.

Чем обусловлена нынешняя оптимизация отношений между Украиной и Беларусью и какова будет реакция Кремля, – мы поинтересовались у экспертов.


Григорий Перепелица, директор Института внешней политики Дипломатической академии Украины при МИД Украины:

ЛУКАШЕНКО ПОЧУВСТВОВАЛ, НАСКОЛЬКО ОПАСНО СБЛИЖАТЬСЯ С РОССИЕЙ

Теплая встреча, в частности, свидетельствует об изменении международной ситуации. Сегодня Лукашенко и Ющенко объединил российский фактор. Россия в этом отношении выполняет “объединительную функцию. Россия наглядно продемонстрировала в прошлом году свой “газовый кулак” Беларуси. В этом году она продемонстрировала его Украине. Эти действия России сближают Лукашенко и Ющенко.

Во-вторых, после кавказской войны Лукашенко почувствовал, насколько опасно сближаться с Россией. Следовательно, он начинает искать контрбаланс российскому давлению в лице Запада. И здесь Украина играет роль такого посредника с западными странами. Во внешнеполитическом контексте Лукашенко чувствует потребность в Украине как посреднике и определенном “мосте” с Западом и потребность в определенной координации политики с Украиной относительно Российской Федерации. Лукашенко также хочет диверсифицировать, источники энергоресурсов, потому обращается к Украине относительно снабжения электроэнергией.

Путин будет от этого не в восторге. Но я думаю, что острой реакции не будет. Хотя Россия будет считаться с этой ситуацией как с определенным негативным для себя фактором.


Виктор Небоженко, политолог:

ЛУКАШЕНКО ПОНИМАЕТ, ЧТО РОССИЯ - НА ГРАНИ УЖАСНОГО КРИЗИСА

Лукашенко хочет, чтобы Ющенко поделился с ним опытом общения с Западом. Лукашенко прекрасно понимает, что Россия сейчас на грани ужасного экономического кризиса, и она может потянуть за собой маленькую Беларусь. А при определенном повороте Беларуси в сторону Запада, страна может переплыть этот кризис. Бацька хитрый. Во время кризиса он хочет ориентироваться в сторону более стабильного Запада, а не неизвестной России. Он хочет узнать, как разговаривать с Западом так, чтобы Запад поверил в него. И Ющенко здесь выступит своеобразным учителем. Не будет же Лукашенко обращаться в Польшу...

У Ющенко своя проблема – что делать с Путиным? Как известно, Лукашенко является хорошим специалистом по психологии Путина. Надо же додуматься, будучи другом России, до сих пор не признать только что приобретенные ею территории: Осетию и Абхазию.

Для каждого из них – это своеобразный обмен опытом. Говорить о каких-то геополитических связях тяжело. Что-то серьезнее, чем личные проблемы двух президентов – вряд ли там есть.

Я думаю, что Путин будет наращивать давление на Украину. Лучшего ожидать от него сегодня нельзя. Нас ожидают последующие торговые войны и следующие психологические конфликты со стороны России.


Вадим Карасев, политолог:

ПРЕЗИДЕНТЫ ОБМЕНЯЛИСЬ ОПЫТОМ ОБЩЕНИЯ С ПУТИНЫМ И С ЗАПАДОМ

И Беларусь, и Украина – объекты раздражения, недовольства и постоянных непубличных атак со стороны России – это первое, что их сближает. Лукашенко и Ющенко вызывают раздражение у Москвы по различным причинам. Но и тот, и другой – это предметы головной боли Путина. Лукашенко из-за своей несговорчивой позиции, из-за своего постоянного сопротивления Москве, – это главное препятствие на пути реализации идеи союзного государства России и Беларуси в российском варианте. Невзирая на то, что белорусская экономика очень интегрирована в российскую, Лукашенко создал такую систему персональной власти, где очень сложно найти какую-то альтернативу, которая действительно могла бы составить ему конкуренцию.

Ющенко раздражает Москву из-за прозападного курса. Вступление Украины в НАТО для путинского режима катастрофично, поскольку это приближает зону евроатлантического пространства непосредственно к границам России. А Москва хотела бы, чтобы Украина была буферным государством в нейтральном статусе. Украинский нейтралитет для России – это вассалитет.

Есть еще такое понятие как президентская солидарность. Все понимают, насколько тяжела президентская ноша. Хотя Лукашенко сказал – мол, чего вам жаловаться, у вас 20 млрд. своего газа, – но у него нет проблем, связанных с фрагментацией политического поля, с войной элит, с отсутствием полномочий, необходимых для того, чтобы удержать страну в каких-то условиях стабильности. У Лукашенко нет своего газа, а у Украины нет политической стабильности, которая делает наличие газа не решающим фактором экономического развития.

У них есть общее понимание того, что экономики Украины и Беларуси имеют сегодня очень большие трудности. Они - на грани дефолта по различным причинам, но и украинская, и белорусская экономики – очень пострадали в этом экономическом кризисе. Совершенно разные экономики, но проблемы общие. Например, где искать дополнительные рынки, когда нет спроса? Нужно интенсифицировать какое-то двустороннее торговое взаимодействие. Например, Украине нужна сельскохозяйственная техника. Она производится в Беларуси. Можно перейти на формы, которые не нуждаются в традиционных расчетах. Нужно искать экономические выходы из этого кризиса.

И Беларусь, и Украина входят в так называемую Балто-черноморскую систему государств – начиная от стран Балтии и заканчивая кавказско-каспийским государствами: Грузией, Азербайджаном. А Россия пытается взять газ под свой контроль. Она не успокоится, пока не будет контролировать весь транзит газа и нефти. Частично с Беларусью у них это вышло – взяли 50% “Белтрансгаза”. С Украиной не вышло. Транзитные интересы Украины и Беларуси как раз могут совпадать. Надо думать, как консолидировать это транзитное пространство, как его сделать частью газового рынка. Ведь европейский газовый рынок более цивилизован, в отличие от непрозрачного газпромовского давления на газотранспортные системы.

И еще один момент. Хоть Украина сама имеет проблемы с репутацией в ЕС, особенно после газового конфликта, однако она могла бы взять на себя миссию лоббирования интересов Беларуси среди европейского сообщества. Лукашенко понимает, что нужно открываться Европе. Но делать это так, чтобы не взорвать стабильность и свою персональную власть.

Реакция Путина – будет раздражение, скепсис. Он считает, что Ющенко – это “хромая утка”. А с Лукашенко он и сам справится.


Владимир Фесенко, политолог:

БЕЛАРУСЬ ХОЧЕТ ДИСТАНЦИОНИРОВАТЬСЯ ОТ РОССИИ

Есть определенное сближение геоэкономических интересов Украины и Беларуси. Не думаю, что есть какие-то кардинальные изменения со стороны Ющенко. Он действует в данном случае прагматично. Знаю, что и у Президента, и в МИД уже давно рассматривали вопрос о том, как не теряя идеологических позиций, которые были задекларированы еще Майданом, позиций демократических ценностей, одновременно координировать наши геоэкономические интересы с Беларусью.

Относительно Лукашенко – то это отображение его новой геополитической линии, он хочет немного дистанционироваться от России. Последние месяцы он постоянно посылает сигналы ЕС о том, что готов к переменам, готов постепенно выходить из изоляции, налаживать отношения с Европой. Думаю, и Ющенко получил соответствующие сигналы европейского сообщества о том, что он может выступать одним из таких посредников в отношениях Европы с Лукашенко.

То, что Лукашенко общается с Ющенко, может, конечно, вызывать определенное недовольство российской власти, в частности Путина. Но здесь есть нюанс. В России дуалистическая модель власти: премьеры больше общаются с премьерами, президенты – с президентами. И это устраивает всех. Мы знаем, что у Лукашенко отношения с Путиным складываются непросто. Кремль будет искать какие-то факторы влияния на Лукашенко, прежде всего экономического порядка. 

 

12:28 31/01/2009




Loading...


загружаются комментарии