Анатолий Лебедько: Мы не будем выполнять функции декорации…

…Но готовы разговаривать хоть с дьяволом, хоть с чёртом, хоть с теперешней властью.

Анатолий Лебедько: Мы не будем выполнять функции декорации…

Тема диалога с властями становится все более обсуждаемой и актуальной. Лидер Объединенной гражданской партии, руководитель Национального комитета ОДС Анатолий ЛЕБЕДЬКО разъяснил принципы и стратегию взаимоотношений с белорусскими властями.

— ОГП за диалог с властями?

— Скажите, если террорист берет в заложники людей, надо ли с ним вести диалог? Наш ответ — ДА. Причем категорично и безапелляционно.

Миллионы граждан Беларуси по многим критериям сегодня находятся в положении бесправных заложников. Чтобы их освободить, мы готовы говорить хоть с дьяволом, хоть с чертом. Мы легально действующая и официально зарегистрированная политическая партия, а не законспирированное подполье. Позиция, касающаяся принципов взаимоотношения с властью, была принята на объединительном съезде Объединенной демократической и гражданской партий еще в 1995 году. С тех пор ничего не изменилось. Мы по-прежнему остаемся в нише европейской партии парламентского типа. Другое дело, что власть с помощью спецназа, декретов и тюремных надзирателей упорно выталкивала нас в резервацию улицы. Поэтому сегодня, как и вчера, мы находимся в жесткой оппозиции к правящему режиму.

— Однако не создается впечатления, что улица — абсолютно чуждая вам среда. Партия и ее лидеры там не затерялись и не растворились…

— Мы, подобно девице на выданье, не томились в ожидании, когда же нас кто-то куда-то позовет. Мы работали. Так, как могли, как позволяли обстоятельства. Мы действительно приспособились к улице, но при этом никогда не забывали о другой естественной нише партии. Да, во многом мы работали в ящик письменного стола. Наши программы, законопроекты не были нужны власти. Таким путем шли многие известные писатели. Приходило время — и все написанное, сотворенное становилось бестселлером, интеллектуальным продуктом, на который есть спрос.

— И вот, кажется, пришел ваш час. Почему же тогда Романчук вышел из состава межведомственной группы по страновому маркетингу?

— Мы говорим о намерении сотрудничать и работать, но никто никогда не заявлял о готовности выполнять функции декорации. Власть не слушала и не слышала, что говорил Ярослав Романчук и другие руководители ОГП. Мы готовы не только работать, но и нести часть ответственности за то, что мы предлагаем. Но никто не собирается сидеть на приставном стульчике и позировать для БТ. Наши люди идут к представителям власти не с голыми руками, не с намерением наполнить желудок собственного самолюбия. В портфеле план того, что нужно делать, и ответы на многие вопросы, которые стоят в повестке дня Беларуси. Наше сотрудничество должно быть максимально прозрачным и понятным для людей. Если кому-то в Европе хочется шушукаться с белорусскими властями в кулуарах, это их выбор. У нас есть свое представление о диалоге, которого мы будем придерживаться.

— Может, изначально не было смысла принимать предложения властей и входить в различного рода комиссии и советы?

— Власть играет в свою игру. И делает это достаточно профессионально. Вопрос в том, будут ли по ее правилам играть другие. Мы готовы играть, но не в наперстки, а открыто и честно. Отказаться на этапе предложения — значит продемонстрировать свою неуверенность и слабость. Пропаганда тут же донесет в каждую белорусскую квартиру, что оппозиция только и может, что расхаживать с транспарантами по улице, но не в состоянии предложить конструктивные идеи и программы. Дескать, 14 лет говорили одно, но как только представилась возможность предъявить свою альтернативу, они все в кусты. Именно так властями будет истолкована наша позиция в случае бойкота предложений о взаимодействии. Если нам действительно нечего предложить стране и нашим гражданам, то это одна стратегия поведения. Но если мы можем положить на стол антикризисную программу, изменения в Избирательный кодекс, Малую Конституцию, законопроекты о развитии малого и среднего бизнеса, о социальных гарантиях для граждан и другие предложения, то почему это не сделать? Ведь это затрагивает интересы сотен, тысяч, миллионов наших граждан.

— Вы хотите сказать, что если власть не будет реагировать на ваши предложения, то и Станислав Богданкевич долго не задержится в консультативном Совете при Администрации Лукашенко?

— Станислав Богданкевич не только профессионал высокой пробы, но и очень порядочный человек. Он не в том возрасте и у него не та биография, чтобы участвовать в массовке, изображающей лобызания с властью.

— Вам не обидно, что в интернет-пространстве звучат голоса утверждающие, будто представители ОГП кому-то продались и тому подобное?

— Не стоит обижаться на тех, у кого недостаточно информации, а может, и опыта, чтобы всесторонне оценить ситуацию. Мы политики, а не торговцы. Мы не торгуем ни принципами, ни моралью. И нас никто не покупает, потому что знают, что это бесполезно. В данном случае говорю за Романчука и Богданкевича. У нас устойчивый иммунитет по отношению к такого рода обвинениям. Как правило, об этом говорят люди, которым не предлагали даже должность председателя исполкома сельского совета. Назовите мне еще структуру, в которой было бы такое количество людей, отказавшихся от должностей, о которых мечтают, к которым стремятся, тысячи умных, образованных, амбициозных людей. Виктор Гончар первым подал в отставку с должности вице-премьер-министра. Станислав Богданкевич по своей инициативе ушел с поста главы Национального банка. Михаил Чигирь в знак протеста против незаконного референдума покинул пост премьер-министра страны. Александр Саснов был единственным из состава правительства, кто поддержал главу правительства. 20 депутатов фракции "Гражданское действие" отказались писать заявление о вхождении в Палату представителей, тем самым отказавшись от зарплат, персональных авто, секретарш, добротных пенсий и прочих привилегий. Это моральные, гражданские поступки, которыми можно и нужно гордиться.

— Почему решение о выходе Романчука из состава группы было принято именно теперь?

— Это произошло после того, как были испробованы и исчерпаны все методы организовать нормальную, конструктивную работу рабочей группы. Мы рассчитывали, и кажется, небезосновательно, что подобный шаг Ярослава Романчука заставит власти по-другому посмотреть на организацию работы Консультативного совета при Администрации Лукашенко.

— Не станет ли нынешняя ситуация прологом к расколу среди демократических сил? Одни заявляют о необходимости диалога, другие твердым голосом объявляют бойкот всяким контактам с репрессивным режимом.

— Мы должны признать, что ситуация меняется. Власть корректирует свою тактику, меняет риторику. Совсем недавно вся страна была одной большой баррикадой. Одни по одну сторону, другие — по другую. Черно-белый квадрат кисти Александра Лукашенко. Главной ареной политических действий была улица. Нынче власть пошла на расчистку некоторых территорий и сфер деятельности от баррикад и завалов. Да, она делает это очень избирательно. Но, заметьте, все это происходит под объективами телекамер. В эти места свозят послов, европейских чиновников, парламентариев, журналистов. Если хотите, режим стал хитрее, гибче, изощренней в разы. И мы не можем это игнорировать.

— Почему нет согласия в демократическом сообществе?

— Потому что оно демократическое, а значит, плюралистическое. А еще проблемы от недостатка информации. У нас по-прежнему для многих людей информация — это дефицитный товар из-под прилавка. Во-вторых, надо признать, что для некоторых формат уличной борьбы — это естественная, привычная среда обитания. В других условиях они как рыба, выброшенная на сушу. Даже если это берег рая.

— Вы предлагаете отказаться от уличной работы?

— Ни в коем случае. Власть, судя по всему, не собирается закапывать топор войны на лужайке "Красного дома". Я хочу сказать, что необходимо использовать и точечную либерализацию, и открывшиеся возможности для работы с людьми, и уличные формы борьбы, особенно если власть игнорирует наши предложения. Надо понять, что во внутренней политике смещаются акценты. От прямого лобового противостояния власть переходит к более гибкой стратегии удержания власти и борьбы с оппонентами. Раньше игра в шахматы сводилась к тому, кто первый схватит доску и ударит по голове противника. В 95% случаев били нас. Появился шанс сыграть в шахматы. Власть хочет играть по ею же придуманным правилам. Наша задача — заставить ее руководствоваться общепринятыми европейскими стандартами.

— Вы действительно надеетесь, что власть реализует вашу антикризисную программу или внесет изменения в Избирательный кодекс?

— Кажется, я не похож на среднестатистического политика из Западной Европы, который готов верить всему услышанному в "Красном доме". Для меня важно делать профессионально свою работу. Как на сопредседателя Объединенных демократических сил на меня возложена обязанность заниматься вопросами выработки позитивной альтернативы для Беларуси и ее людей. Поэтому наша задача — сделать так, чтобы представители гражданского общества, вошедшие в общественный консультативный совет, внесли сначала на обсуждение, а потом и на рассмотрение предложения, которые помогут стране начать дрейф в сторону демократии, законности и рыночной экономики. И для начала необходимо, чтобы это были профессионально подготовленные документы. У нас хватает любителей общаться на волне бла-бла-бла. Тех, кто в состоянии формулировать идеи и предложения, вырабатывать программы и законопроекты, гораздо меньше.

— И здесь возникает вопрос: на кого сегодня существует спрос?

— На профессионалов. Здесь не существует возрастных, половых, национальных и иных ограничений и критериев отбора.

— Но в последнее время все чаще звучали голоса, что нужны новые лица в политике, в экономике. Такие настроения распространены в некоторых европейских кругах, которые работают по Беларуси.

— У этих людей очень поверхностные знания о Беларуси. Пока не работают демократические процедуры и механизмы, позволяющие формировать структуры власти в прямой зависимости от волеизъявления граждан Беларуси, говорить об этом — все равно что обсуждать, есть ли жизнь на Марсе. Мне все равно, кто будет главным автором антикризисной программы — убеленный сединой профессор Богданкевич или подающий большие надежды Саша Чубрик. Главное — на выходе иметь качественный продукт, с которым нестыдно и в правительство прийти, и среднестатистическому избирателю Беларуси предложить. То же самое относится и к другим сферам. Люди должны быть эффективны. А в структурах должны работать демократические процедуры, позволяющие менять тех, кто непрофессионален и неэффективен.

06:30 18/02/2009




Loading...


загружаются комментарии