Страшная сказка

В Волковыске опять происходят события. Запуганный город. Аресты, обыски.

Страшная сказка

События закрутились вокруг дел, в которых, казалось бы,  давно поставлена точка – около пяти лет назад взорвалась машина налогового инспектора, а чуть позже загорелся дом милицейского начальника. Как утверждают, Николая Автуховича и его коллег по работе арестовали именно в связи с этими поджогами.

Я был не просто свидетелем тех событий, издавая «Местную газету» в Волковыске,  а владел достаточно большим объемом информации об этих, в общем-то, неординарных для города происшествиях: все-таки не каждый день в городе атакуют налогового инспектора и загораются дома милиционеров. Редакция проводила собственное расследование. Использовали  всё – уличные слухи, сплетни, опросы очевидцев, работу с информаторами, в том числе из силовых структур. Искали, прежде всего, мотивы.
Тогда на месте преступлений яблоку негде было упасть -- работали милиция, прокуратура, госбезопасность. И тоже искали  прежде всего мотивы.
Легче всего в то время было показать пальцем на Автуховича и, собственно говоря, об этом говорили все – от обывателя до милиционеров. Ведь тогда уже налоговая выставляла ему огромные штрафы, тогда уже прошли первые голодовки – не проверить Николая и его окружение было бы просто глупо. Уверен, что версия его причастности  к тем событиям отрабатывалась с особой тщательностью. Не является большим секретом, что тогда «в ружье» были подняты буквально все сотрудники волковысского отдела, которые с особой тщательностью занимались поиском любых нитей, хорошо зная, что награда будет велика. Агентура уголовного розыска и госбезопасности буквально на всех углах заводила разговоры об этом событии, вылавливая даже не слова -- интонации. Могу себе только представить, сколько рапортов и  донесений было написано в то время. И уж совсем не поверю, что спецслужбы уже тогда не имели своего агента рядом с Автуховичем. Внедренного или завербованного. Они были просто обязаны его держать рядом с таким возмутителем спокойствия в городе, ведь скандал Автуховича с налоговой был в самом разгаре, и Николай сдаваться не собирался.
Однако когда люди, ведущие следствие, поняли, что искать нужно в первую очередь среди тех, кому был должен и перед кем не выполнил обязательств инспектор, а также среди «суточников»-рабов, строивших дом полковника, то все стало на свои места, и дело даже дошло до суда. И какие-то люди по обвинению в этих преступлениях сидят. Я даже не знаю – кто: после того, как стало понятно, что это не Автухович – дело всем стало неинтересно.
Кстати, и полковник, и инспектор почему то быстро уволились со своих должностей  - похоже, вопросов о происхождении проблем избежать не удалось. И сейчас они не хотят ни говорить, ни писать каких-либо заявлений, видимо все по тому же поводу. Кому хочется отвечать на вопросы – где ты взял деньги на покупку машины или кто тебе строил особняк?
Дело  давно закрыто, виновные найдены и даже осуждены, подозреваю, что отбыли большую часть срока.
И события в Минске 3 июля тоже  давно были. И Автуховича обязательно проверяли на причастность в числе первых, потому что так положено. И арестовали бы на полгода раньше, если бы было хоть малейшее подозрение. Хоть малейший намек надзирающих или подглядывающих.
Но опять все сначала – новые подозреваемые, теперь уже группой и теперь уже с большей помпой.
Два отставных офицера и прапорщик-афганец во главе – чем не команда заговорщиков? Версия просто лезет в руки. Для тех, кому это очень нужно. Для остальных -  бред.
Я знаю и Автуховича, и Леонова, и Осипенко с тех приснопамятных времен  и могу утверждать  –  вне работы они не команда. Как бы ни хотелось некоторым объединить их общей идеей. Это просто нанятые Автуховичем и выполнявшие свою работу люди.
Отставной капитан Леонов – тогда директор фирмы – работал до последнего дня, искренне и во весь голос считая все голодовки Автуховича пустым и бесполезным делом, призывая его бросить заниматься политикой и судиться серьезно и долго, привлекать адвокатов, а не общественность. Он очень скептично относился к публикациям в газете, призывая не митинговать, а договариваться.
Отставной полковник Осипенко день и ночь корпел над бумагами, расчетами и прочей налоговой циферной работой. И, кстати, был хорошо знаком с тем самым налоговым инспектором. И я не исключаю того, что этот инспектор делился кое-какой информацией  о происходящем у него на работе.
И не более того. Никаких тайных собраний, замыслов и прочей дребедени – люди выполняли свою работу. Никаких объединяющих мотивов – ни в бизнесе, ни в личной жизни.
И то, что они не команда стало очень явно после возвращения Николая из тюрьмы – у них не стало общих дел, и, насколько знаю я, они стали общаться очень редко. Леонов писал книги, Автухович восстанавливал хозяйство, а Осипенко, поругавшись с Николаем, отошел от дел вовсе.
И вдруг арест. Причем показательный. Как группы. Как банды. Зачем? Какое-то мифическое оружие, которого нет в протоколе обыска... Поиск металлоискателем оружия в огороде человека, находящегося под надзором... И не под простым – явно и с прослушкой, и с чтением корреспонденции, и с очень явно приглядывающими за ним агентами. Где логика? Любой мало-мальски грамотный человек понимает, что прежде, чем закопать железяку, необходимо ее купить и привезти. И как это может сделать человек, на которого постоянно смотрят десятки глаз в мечте выслужиться? Так ведь и не нашли ничего.
Абсолютно не верю в версию о мести конкурентов – слишком мелкие людишки. И те, которые ведут бизнес, и те, кто их крышует. Хотя кто знает, какое подметное письмо может написать бессильный от злобы  конкурент.
Думаю, что разгадка в самом Автуховиче. В словах, которые он не умеет держать в себе. Несправедливо наказанный, и это не только его мнение, разоренный, много раз голодавший, отсидевший в тюрьме и после нее не имеющий свободы, он мог себе позволить не просто резкие высказывания.  В сердцах можно сказать что угодно, грешим мы этим все. Но за это не судят, по крайней мере не ищут оружие, не арестовывают с помпой и не объявляют  по телевидению. Да - несдержан, да – вспыльчив, но любой даже малообразованный человек скажет: кто замышляет нечто, тот вслух об этом не говорит, а тихо и тайно действует. Автухович даже  физически действовать не мог – за ним серьезно и постоянно наблюдали. Да и сам он понимал, что тратить жизнь на мелкие пакости не имеет смысла – потому и занимался работой, семьей, но уж только не глупостями.

Мог ляпнуть (а, скорее всего так и было), не стесняясь в словах – агенты подхватили, кураторы развили. Наверх пошла информация – заговор. Сверху прозвучала команда – взять! Атака, обыск, арест. Заодно хватанули тех, кто был рядом.
А на выходе – ноль. Ничего. 
Четверо вновь арестованных, несколько отсиживающих. И все по одному делу. По которому было следствие, суд и приговор. И из них кто-то реально виноват, а кому-то незаконно ломают жизнь.
А теперь с этим нужно что-то делать. Отпускать и извиняться. Или тех, или других.
Или...
Придумывать свидетелей, телохранителей, любовниц на худой конец, что-то где-то находить, привязывать. В общем –  сочинять,  в худшем случае – принуждать к сочинительству, ибо в природе доказательств причастности к тем преступлениям нет, и быть не может. Доказано это давно, составом из почти двухсот специально обученных человек, которые в то время занимались этими делами и перепахивали все и вся. И уж если найдется чего нового, то люди, включая прокуроров и судей, поверивших в те давние изыскания и доказательства, последние десять лет едят не свой хлеб. И нужно их не просто разгонять, а наказывать, судить за то, что пять лет назад они отправили в колонии невиновных.
Или несправедливо арестованных теперь надо срочно выпускать.
Нам рассказывают страшные вещи про Автуховича и банду. Но это всего лишь страшные сказки.


 

17:08 18/02/2009




Loading...


загружаются комментарии