Новый этап в политике балансирования

В последнее время международные политологи с интересом наблюдают за относительным потеплением отношений между Евросоюзом и Беларусью. Как одна, так и вторая сторона предприняли шаги в сторону улучшения отношений, активизировался политический диалог, ЕС посылает сигналы, что Беларусь наверняка получит приглашение присоединиться к создаваемой инициативе Восточного партнерства.

Новый этап в политике балансирования

Первые признаки потепления были отмечены еще в начале прошлого года. Тогда президент Беларуси Александр Лукашенко предпринял попытки увеличить поток иностранных инвестиций с Запада: предоставил налоговые льготы, позволил иностранным компаниям за символическую цену покупать убыточные белорусские предприятия, отозвал положение закона, позволяющее государству в любое время национализировать частные предприятия. Затем А.Лукашенко решил отпустить всех политзаключенных, разрешил зарегистрировать две оппозиционные газеты, в конце концов, зарегистрировано «Движение за свободу» Александра Милинкевича.
В ответ на это ЕС тоже постепенно начал делать позитивные шаги: в марте прошлого года заключено соглашение об открытии в Минске представительства Еврокомиссии, в ЕС послышались призывы о возвращении Беларуси в европейскую систему торговых референций, А.Лукашенко и другим высокопоставленным должностным лицам республики открыли путь в ЕС. В конце концов, в феврале этого года состоялся визит верховного представителя ЕС по внешней политике Хавьера Соланы в Минск. Кульминацией этого должно стать приглашение Беларуси принять участие в открытии инициативы Восточного партнерства 7 мая с.г. в Праге.
Иными словами, мы можем наблюдать достаточно серьезные изменения в отношениях ЕС-Беларусь. С другой стороны, необходимо найти ответы на некоторые вопросы. Во-первых, каковы причины этого потепления? Как далеко готов идти А.Лукашенко? Каковы перспективы этого потепления? Какой политики следует придерживаться Литве, ЕС?

Причины потепления

Первичный мотив А.Лукашенко упрочить связь с ЕС было стремление сохранения баланса между влиянием России и Запада, повышение самостоятельности Беларуси, уменьшение зависимости от России и привлечение западного капитала в белорусскую экономику. Именно ради этих целей А.Лукашенко в марте 2008 года заявил, что будет стремиться к упрочнению сотрудничества с Западом, улучшению делового климата. Тогда А.Лукашенко заявил о желании увеличить иностранные инвестиции с Запада на 25%. С этой целью до 2010г. запланирована приватизация свыше 500 государственных предприятий.
Стоит обратить внимание на то, что в последнее время на Беларусь росло экономическое давление со стороны России. Россия стремится постепенно либерализировать отношения с Беларусью в энергетической сфере, до 2011 года планируется переход на европейские цены на нефть и газ. Иными словами, Россия постепенно завершает субсидирование Беларуси и стремится связать помощь с ясными обязательствами Беларуси. Субсидирование Беларуси Россией заметно сокращается. Еще в 2006 году оно составляло порядка 5 млрд. долларов, а до 2010 года может уменьшиться до 2 или даже 1 млрд. долларов. Это несомненно должно повести за собой серьезные экономические последствия для белорусской экономики: цены на энергоресурсы увеличат бюджетный дефицит, вырастут цены на продовольственные товары, конец субсидий усугубит экономический кризис.
В политическом смысле конец российской политики субсидирования тоже может иметь больные последствия. Экономика Беларуси долгое время держалась за счет низкой стоимости энергии, а это было одной из основ стабильности правления А.Лукашенко. Не исключено, что после потери этой карты и углубления экономических проблем в Беларуси А.Лукашенко лишится возможности управлять политическими процессами внутри страны. И все-таки А.Лукашенко заинтересован в сближении с Западом и уменьшении зависимости от России, что в долгосрочной перспективе может иметь негативные последствия для жизнеспособности режима А.Лукашенко.
Прошлой осенью начался глобальный финансовый кризис, который сообщил ускорение политике балансирования Беларуси. Кризис больно ударил по белорусской экономике и стабильности белорусского рубля. Так случилось, прежде всего, потому, что экономика Беларуси особенно зависит от экспорта – больше половины всего ВВП составляют доходы от экспорта.
Перед лицом кризиса Беларусь была вынуждена искать помощь как на Востоке, так и на Западе. Государство обратилось в Международный валютный фонд с просьбой о кредите объемом 2,5 млрд. долларов. Для получения этого кредита Беларусь была вынуждена выполнить определенные монетарные/экономические требования, должна была на 20% девальвировать рубль. С другой стороны, еще в октябре прошлого года она просила кредит в 2 млрд. долларов у России, а в конце февраля этого года – дополнительно 100 млрд. рублей (2,7 млрд. долларов). Помощь из России тоже не без дополнительных требований. Россия хочет, чтобы кредит возвращался в российских рублях – в целях укрепления российской валюты и ослабления белорусского рубля. Россия не скрывает, что хочет постепенно перейти к единой с Беларусью валюте. Россия также связывает оказание помощи Беларуси с признанием Южной Осетии и Абхазии.
Поэтому сближение Беларуси с ЕС, происходящее в последнее время, следует оценивать в контексте этого сложного балансирования. Сближаясь с ЕС, Беларусь может привлечь больше европейского капитала, может быть даже финансовую помощь, стремиться обеспечить более благоприятные условия для экспорта своих товаров в ЕС. Иначе говоря, Беларусь стремится к увеличению своей экономической независимости и амортизации последствий кризиса. С другой стороны, это можно расценивать и как средство давления на Россию. Чтобы помешать сближению Беларуси Западом, Россия может смягчить некоторые требования, быстрее оказать финансовую помощь Беларуси, не повышать цены на энергоносители.

"Насколько глубоки реформы в Беларуси?"

Не стоит переоценивать и нынешние реформы в Беларуси, у которых есть четкие границы. Честно говоря, А.Лукашенко такую политику проводил уже некоторое время, т.е. опустить планку демократии и прав человека очень низко, а затем постепенно ослаблять ограничения и использовать это как средство в переговорах с ЕС. Ограничения касались и молодежной демонстрации 14 февраля в Минске. Митинг оппозиционной молодежи, которая не один год борется за регистрацию своего движения, был разогнан милицией, а некоторых лидеров движения избивали.
Не следует забывать и того, что права оппозиции все еще попираются – оппозиция по-прежнему нет своего представителя в парламенте, включение оппозиционных партий в «принятие решений» через недавно созданные секторные советы всего лишь символические фасадные шаги. До сих пор нет реальной свободы СМИ, условия для бизнеса не соответствуют стандартам рыночной экономики. Важно обратить внимание и на то, что любые попытки в корне изменить структуру режима (утверждая демократическое правление, свободу СМИ и т.д.) означают демонтаж самого режима, т.е. отстранение А.Лукашенко от процессов управления. Поэтому А.Лукашенко будет стремиться сохранить вертикаль власти любой ценой, а реформы тогда могут быть только символическими.

Что могут делать Литва и ЕС?

Дальнейший ход игры будет зависеть от того, какой политики будет придерживаться ЕС. В данном случае мы наталкиваемся на уже классическую дилемму – ценности или прагматизм? Суть этой дилеммы такова: мы любой ценой придерживаемся требований демократии и прав человека или стремимся вовлечь Беларусь в определенную геополитическую игру, понемногу добиваемся экономического ее сближения с Западом, увеличиваем экономическую зависимость Беларуси от ЕС – и постепенно добиваемся структурных реформ в средне- или дальнесрочной перспективе?
В последние годы доминировала жесткая ценностная политика ЕС, которая не принесла положительных результатов. Идя на поводу у прагматизма, ЕС должен добиваться более эффективного использования способов "привязки" Беларуси, таких, как двусторонняя торговля и кредиты, а также другие инструменты финансовой помощи, то есть инструменты, которыми постоянно пользуется Россия. ЕС должен поощрять реформы белорусской экономики, расширение западного капитала на белорусском рынке. Это со временем позволит уменьшить зависимость Беларуси от России и повысить зависимость от Запада. Только таким способом можно было бы добиться, чтобы в будущем влиять на трансформацию режима могла бы не только Россия, но и сам ЕС.
В этом контексте особенно приветствуется готовность ЕС включить Беларусь программу Восточного партнерства. С другой стороны, эта игра не должна затмевать дальнейшую работу с белорусской демократической оппозицией. Это существенное условие любых новых игр с А.Лукашенко.

07:01 07/03/2009




Loading...


загружаются комментарии