Как травили Яну Полякову?

В октябре прошлого года в Солигорске была избита правозащитница Яна Полякова. За то, что попыталась привлечь к ответственности милиционеров, которые издвевались над ней, женщину суд приговорил к лишению свободы. «Я не буду зечкой», --сразу после суда сказала Яна. Друзья и знакомые не поняли, что она имела в виду. Сегодня, накануне 8 марта, женщину нашли повешенной.

Как травили Яну Полякову?

«Сука, когда уймешься?! Это последнее предупреждение»
На Яну Полякову напали вечером 9 октября в подъезде ее собственного дома. Правозащитница собиралась отправить по почте жалобу в Генпрокуратуру на постановление прокурора Солигорского района Дмитрия Дешука. В минувших номерах мы рассказывали о том, как накануне парламентских выборов Яна Полякова была избита в отделении милиции. Правозащитница утверждала, что побои ей наносил сотрудник милиции Пугачев: такой была его реакция на нежелание Яны подписывать бумаги, что она отказывается от собранных подписей для регистрации кандидата в депутаты Ольги Козулиной.

Полякова направила в районную прокуратуру жалобу на деятельность участкового милиционера. Прокуратура, несмотря на явные следы побоев, состава преступления в действиях сотрудника милиции, а также оснований для возбуждения уголовного дела не усмотрела. Яна с таким решением не согласилась и обжаловала его в областную прокуратуру. А поскольку ответа оттуда не получила, то написала жалобу Генпрокурору. Именно это письмо Яна собиралась отправить по почте.

— Я уже вышла из подъезда и вспомнила, что забыла деньги, — рассказала "Народной воле" Яна Полякова. — Когда стала открывать входную дверь, услышала, что кто-то подошел сзади. Обернуться не успела, потому что неизвестный схватил меня за волосы и несколько раз ударил головой о дверь. Я расслышала его угрозы: "Сука, когда уймешься?! Это последнее предупреждение…" Я заскочила в межквартирный коридор и тут же вызвала "скорую".

Медики диагностировали у Яны Поляковой сотрясение мозга и отвезли в травмопункт. Там ей оказали первую помощь, после чего доставили в РОВД для составления заявления по факту избиения.

— В милиции мне стало плохо, я хотела выйти на свежий воздух, — продолжает свой рассказ правозащитница. — Однако один из сотрудников схватил меня за кофту и так дернул, что я оказалась на полу. Мне кажется, он применил какой-то силовой прием, потому что встать я не могла. До сих пор чувствую боль в позвоночнике и на ногу не могу наступить.

Но снова обращаться за помощью к медикам, говорит Яна, она опасается. И объясняет почему:

— После "милицейского приема" ночью мне снова стало плохо, наверное, прошло действие обезболивающего препарата. Под утро открылась сильная рвота, и снова пришлось вызвать "скорую". Врач опять посоветовал госпитализацию, и в районе 5 часов утра меня доставили в Солигорскую районную больницу. Но не успели меня осмотреть травматолог и невропатолог, как в кабинет буквально влетел милиционер, который накануне отрабатывал на мне силовой прием. Он заявил, что пришел меня опросить по факту избиения в подъезде. Представляете, опросить в 5 утра! Откуда он узнал, что я нахожусь именно в больнице? У меня есть основание считать, что проинформировали его врачи "скорой". И вообще, что это за методы работы? Меня хотят еще больше напугать?! Не буду скрывать, вся эта ситуация меня настораживает, но из города я не уеду и буду добиваться рассмотрения моих жалоб.


Судилище
О том, что суд над милиционерами превратился в суд над самой Яной Поляковой, мы рассказали буквально вчера. Известный правозащитник Валерий Щукин был просто шокирован этим процессом. Вот его рассказ об этом судилище. 

-- По долгу правозащитной деятельности я бывал на судебных процессах во многих городах Беларуси, наблюдал за работой десятков судей, но с подобным экспресс-процессом сталкнулся впервые. 3 марта 2009 года представитель прокуратуры Солигорского района огласил в зале суда постановление о привлечении Яны Поляковой в качестве обвиняемой. При этом государственный обвинитель заявляет, что уголовное дело возбуждено по требованию прокуратуры Минской области. Солигорская прокуратура уголовное дело в отношении Поляковой не инициировала. Судья Буравцов данное постановление тут же вручает обвиняемой.
Дальнейшие судейские действия регламентированы статьей 316 УПК, которая гласит:
- в случае изменения обвинения (а именно это и произошло, т.к. государственный обвинитель внес изменения в обвинение) судебное разбирательство дела не может быть начато ранее пяти суток со дня вручения копии измененного постановления о привлечении в качестве обвиняемой.

Но судья Буравцов продолжил заседание… немедленно. Яне Поляковой не то что пяти суток - пяти минут не было предоставлено для изучения постановления о привлечении в качестве обвиняемой. Судья даже не объявил перерыв в заседании, чтобы Яна могла ознакомиться с прокурорским постановлением.
Причину столь вопиющего нарушения процессуального закона я вижу лишь одну -- страстное желание судьи Буравцева сделать родной милиции подарок к празднику: придать солигорскому правозащитнику статус зека. Судья так торопился, что по новому обвинению не допросил ни пострадавшего милицейского капитана, ни свидетелей-сослуживцев оного, не огласил материалы дела.
Судилище над Яной Поляковой назвать процессом язык не поворачивается. Потому как сразу же после предъявления нового обвинения государственный обвинитель начать выступать… в прениях.

Из этих двух процессуальных элементов и состоял судебный процесс по обвинению Яны Поляковой в совершении преступления по части второй ст.400 УК (заведомо ложный донос в совершении должностным лицом тяжкого преступления). Государственный обвинитель даже указал статью этого тяжкого преступления - 426 (часть 3).
Называется статья -- превышение власти или служебных полномочий (совершение должностным лицом явно выходящих за пределы прав и полномочий, предоставленных по службе, сопряженное с насилием, мучением, оскорблением потерпевшего).

Но это не совсем так, или, как говорят в подобных случаях, совсем не так.
Из заявления Яны Поляковой в районную прокуратуру:
«…Капитан Пугачев В.А. предложил мне подписать какие-то бумаги. Когда я попыталась ознакомиться с данными бумагами, по находившейся на столе моей правой руке последовал сильный удар. Данный удар нанес капитан Пугачев В.А.. От резкой боли и от испуга я вскочила со стула, на котором сидела.
Я не ожидала такого поступка со стороны данного работника милиции. В состоянии шока, попыталась выскочить из кабинета, при этом, повернувшись к находившимся в кабинете гражданам спиной, получила удар по обеим ногам….
ПРОШУ:
-- прокурорского реагирования на данные действия работников Солигорского РОВД, направленные на подавление демократического движения политической активности закрепленной Конституцией Республики Беларусь.
--назначить судебно-медицинскую экспертизу по фиксированию имеющихся у меня телесных повреждений.»

Из заявления Яны Поляковой в Минскую областную прокуратуру:
«…Я, Полякова Яна Витальевна, являюсь членом инициативной группы кандидата в депутаты Ольги Александровны Козулиной.
С 26 августа 2008 года мне на домашний номер, а затем и на мобильный телефон, периодически поступали звонки с требованием встретиться, якобы с сотрудниками Солигорского КГБ и дать объяснения по поводу моего участия в сборе подписей в поддержку Ольги Козулиной.
В телефонных разговорах с данными лицами, я просила предоставить мне надлежащим образом оформленную повестку. На мои просьбы следовали сначала отказы, а затем угрозы в мой адрес и в адрес моей мамы.
Далее начали следовать звонки, якобы от работников милиции, звонившие мужчины, в свою очередь, уже требовали встретиться с ними и дать объяснения по поводу моего «нежелания» общаться с представителями КГБ.
ПРОШУ:
-- прокурорского реагирования на данные действия работников Солигорского РОВД, направленные на подавление демократического движения политической активности закрепленной Конституцией Республики Беларусь;
-- назначить судебно-медицинскую экспертизу по фиксированию имеющихся у меня телесных повреждений;
-- отменить постановление об отказе в возбуждении уголовного дела от 11 сентября 2008 года, вынесенного прокуратурой Солигорского района.»

 Из заявления Яны Поляковой в Генеральную прокуратуру:
…ПРОШУ:
-- прокурорского реагирования на данные действия работников Солигорского РОВД, на подавление демократического движения политической активности закрепленной Конституцией Республики Беларусь;
-- назначить судебно-медицинскую экспертизу по фиксированию имеющихся у меня телесных повреждений.

 Во всех обращениях правозащитника Поляковой в прокуратуры не то, что обвинения, даже намека нет на превышение милицейским капитаном Пугачовым власти или служебных полномочий (то есть совершения последним преступления, за которое предусмотрена уголовная ответственность по ч.3 ст.426 УК).
И быть не может! Нанесение побоев не может выходить за пределы прав и полномочий, предоставленных по службе. Потому как ни Конституция, ни Уголовно-процессуальный кодекс, ни Закон о милиции (Об органах внутренних дел), ни постановления Министерства внутренних дел, ни распоряжения начальников, управлений и отделов внутренних дел не наделяют сотрудников милиции правом избивать граждан.
Как можно превысить власть или служебные полномочия которых нет?!

За действия сотрудника милиции Пугачева и двух его соучастников (как и для любого иного гражданина) предусмотрена уголовная ответственность по статье 149 или 153 УК (умышленное причинение телесных повреждений).
Увы, все прокуратуры Беларуси, отказались принять меры по определению степени тяжести телесных повреждений у Яны Поляковойи установлению обстоятельств их появления.

Подобные милицейские деяния (избиение) не есть превышение власти. Как не являются превышением власти совершение сотрудником милиции хищения, ложные показания в суде, изнасилование и тому подобные преступные деяния. В ходе судебного следствия (на предыдущем заседании) было установлено, что номер телефона, с которого по ночам угрожали Яне Поляковой, существует и принадлежит… правоохранительному органу. Но к ответственности за совершение преступных деяний против жизни и здоровья солигорчанки Поляковой никто не был привлечен. К сожалению, таковы правила, установленные в Беларуси правящим ныне режимом.

Не привлечен никто к ответственности и за действия, направленные на подавление демократического движения политической активности закрепленной Конституцией Республики Беларусь. А ведь именно в этом (в подавлении демократического движения) и заключалось суть обращения правозащитника в прокуратуру.

В два с половиной года «химии» (ссылка на принудительные работы) оценил солигорский судья Буравцов требования правозащитника Поляковой к прокуратуре пресечь противоправные действия, направленные на подавление демократического движения политической активности. А доблестному милицейскому капитану Пугачеву за проявленную храбрость в борьбе с правозащитником Яной Поляковой судья выписал, за счет последней, премию в миллион рублей (называется эта премия -- компенсация морального вреда). И действительно, волновался таки сей сотрудник Солигорского РОВД. Потому что мог и под уголовную статья попасть. Если бы, конечно, в Беларуси были другой суд и другое следствие.

Кстати, Яна Полякова обжаловать вынесенный политический приговор не намерена. По ее мнению, Минский областной суд вопиющего нарушения процессуального закона в данном приговоре не узреет.


Застрелится ли павел Якубович из-за того, что довел женщину до самоубийства?
Вчера в «Советской Белоруссии» разухабисто написал о Поляковой анонимный Ксенофонт Суперфосфатов. Павел Изотович Якубович, главный редактор «СовБелии», видимо, обхохотался над этим текстом. «...задумалась однажды видная солигорская правозащитница о коэффициенте своего полезного действия. Лежит как–то она на диване, пьет кофе эспрессо и размышляет:
— Как бы это обратить на себя внимание местной и мировой общественности? Что бы такое замутить неординарное?
Думала–думала и придумала. Умная женщина, всесторонне развитая, да и когда–то на юриста училась.
И через некоторое время вся наша продвинутая общественность была потрясена сенсацией, экстренно прибывшей из Солигорска. Благая весть заключалась в том, что местную правозащитницу Полякову непосредственно в здании местного райотдела милиции зверски и утонченно избили...»
И далее – в том же духе. Очень смешно было автору! Только закончилось все трагедией.

10:17 07/03/2009




Loading...


загружаются комментарии