Дело Захаренко: генпрокурор предпочел отмолчаться

Более месяца прошло с момента подачи обращения Ольги Захаренко на имя Генерального прокурора Григория Василевича. Ольга Захаренко так и не получила ответов, касающиеся исчезновения мужа – бывшего министра внутренних дел Юрия Захаренко.

«7 мая 2009 года будет ровно десять лет, как нет моего мужа Юрия Захаренко. Все меньше остается надежд, что мой муж и отец наших детей - жив. Для этих сомнений есть основания. И этому способствует Ваша позиция молчания. За время работы в должности Генерального прокурора, Вы не приняли мер, чтобы как-то развеять слухи, что к исчезновению моего мужа причастны высшие должностные лица нашего государства.  Каждые три месяца я получаю ответы, что следствие идет, и  по окончанию следствия я буду информирована о ходе расследования. Десять лет я получаю одну и ту же отписку. Вы не представляете, что такое десять лет не знать о судьбе близкого человека, а ведь на дворе не 37 год, когда по ночам граждан забирали с квартиры и увозили на расстрел. Не дай бог, Вам пережить такое горе, когда не знаешь, жив или мертв твой близкий человек.
Мой муж был похищен на виду у многих граждан, есть свидетели,  которые называли приметы нападавших, даже установлен цвет автомобиля, на котором увозили мужа. Но до сих пор я не получила от вас развернутой информации.  Как проводилось следствие? Кто проходил подозреваемым в похищении моего мужа? Проверялись ли на причастность к исчезновению Юрия Захаренко  Дмитрий  Павличенко,  Виктор Шейман,  Юрий Сиваков, Владимир Наумов и другие высокопоставленные должностные лица Беларуси?», - спрашивает Ольга Захаренко в письме, датированном 1 февраля. Ответа нет – Генпрокурор предпочел отмолчаться.
«Только благодаря Комиссии по недобровольным исчезновениям ООН я узнала некоторые подробности о ходе расследования уголовного дела… Прокуратура была вынуждена признать, что мой муж был похищен неизвестными лицами. Накануне похищения Юрия Захаренко была информация, что за ним ведется скрытое наблюдение правоохранительных органов.  Данная информация была озвучена в средствах массовой информации. Мой муж за несколько дней до исчезновения говорил, что за ним ездил автомобиль  красного цвета, он даже узнал нескольких человек, кто за ним следил. Через полгода именно на таком автомобиле был увезен в неизвестном направлении Виктор Гончар и его друг Анатолий Красовский.
Также хочу от Вас наконец  услышать, была ли в1999 году отработана версия похищения оппозиционных политиков, указанная бывшими следователями прокуратуры О. Случаком и Д. Петрушкевичем, а потом подтвержденная бывшим начальником следственного изолятора О. Алкаевым.
Офицеры заявили, что в стране действовали незаконные вооруженные отряды из числа бойцов различных спецподразделений, называемые в народе «эскадроны смерти. Эти отряды были подведомственны Виктору Шейману, а тот в свою очередь поручал Д.Павличенко осуществлять непосредственное устранение членов оппозиции -- не только моего мужа, но и Виктора Гончара, Анатолия Красовского и Дмитрия Завадского. С этой целью применялся пистолет, который предназначался  для расстрела граждан по приговорам суда. Этот пистолет изымался через своих подчиненных министром МВД Юрием Сиваковым. Об этом было известно министру МВД Владимиру Наумову, но он не стал проводить проверки. Все это мне было рассказано Олегом Алкаевым», - пишет Ольга Захаренко, проживающая ныне в Германии.
«Вопросов по делу пропажи бывшего министра МВД, моего мужа  Юрия Захаренко, гораздо больше, чем ответов. Я получала ответы, что данные версии были проверены. Поэтому у меня возникает вопрос:  а какую версию  похищения моего мужа сейчас проверяет следствие? Что можно расследовать годами, при этом ни разу не пригласив родственников моего мужа и его представителей в прокуратуру и не рассказав, что было сделано, и что делается для установления местонахождения похищенного человека.
Мое мнение по-прежнему – мой муж был похищен только по политическим мотивам. Он всегда выступал против коррупции среди чиновников, против нарушения Лукашенко Конституции, особенно во время насильственных действий в Парламенте 1995 года, когда спецслужбы выкидывали депутатов из Парламента. А после незаконного отстранения  моего мужа от должности министра МВД Президентом Беларуси А.Лукашенко (без согласия Верховного Совета)  Захаренко пошел в открытую оппозицию к главе государства. Он вошел в депутатскую комиссию, которая фиксировала все нарушения закона высшими должностными лицами страны, в том числе и Лукашенко. Многие офицеры уволились из органов внутренних дел после незаконного отстранения от должности Юрия Захаренко. Именно мой муж предложил создать Союз офицеров, который бы не позволил коррупции и организованной преступности пронизать своей преступной сущностью все общество. Возможно, это и стало причиной немедленного его устранения».
На основании изложенного Ольга Захаренко просила Генпрокурора дать четкий ответ: что и как произошло с Юрием Захаренко в ночь с 7 на 8 мая 1999 года.
«Я жду полного и развернутого ответа. А именно: что конкретно сделало следствие  за 10 лет, какие версии были отработаны, причастны ли к данному преступлению высшие должностные лица Беларуси.
Внести протест в суд Октябрьского района Минска, который незаконно приостановил рассмотрение моего заявления о признании Юрия Захаренко умершим.
Согласно действующему законодательству и международной практики, если человек в течение трех лет не объявляется, то он признается умершим. Однако суд принял следующее решение:  пока не будет закончено уголовное дело, гражданское дело не будет возобновлено.  В суд было представлены материалы уголовно-розыскного дела по факту исчезновения Юрия Захаренко, в котором было достаточно информации, что мой муж стал жертвой преступления. Оперативники так и не смогли установить местонахождения моего мужа. Разве этого было недостаточно, чтобы Юрий Захаренко был признан умершим? Тем более  на первой стадии рассмотрения дела, государственный представитель прокуратуры Октябрьского района г. Минска также подержал доводы моего представителя Волчека Олега Константиновича, что есть все основания признавать моего мужа умершим. Но видно, кто-то дал команду, чтобы дело не было рассмотрено. Чего испугалась судебная власть?
По этому вопросу я также требую, чтобы Вы внесли протест  в суд о возобновлении гражданского дела о признании Юрия Захаренко умершим, так как на сегодня нет данных о месте нахождения моего мужа. Именно этот довод и должен служить о признании Юрия Захаренко умершим со дня его исчезновения.
Я считаю, что у Вас достаточно полномочий встать на защиту гражданина Республики Беларусь, бывшего министра МВД Беларуси, генерала-майора Юрия Николаевича Захаренко, раскрыв данное преступление и привлечь виновных к уголовной ответственности», - заявила Ольга Захаренко.
Генпрокурор Григорий Василевич предпочел отмолчаться. «Если раньше на подобные обращения давались хотя бы формальные отписки, то сейчас Ольга Захаренко не получила никакого ответа», - резюмировал представитель Ольги Захаренко – Олег Волчек.

Однако отмолчаться не удастся. До июня Парламентская ассамблея Совета Европы, которая предполагает рассмотреть вопрос о возвращении Беларуси статуса «специально приглашенного», рассчитывает получить от Григория Василевича полный доклад о ходе расследования политических исчезновений.

 

12:20 08/03/2009




Loading...


загружаются комментарии