Ольга Абрамова: Минск не мог рисковать

Визит в Беларусь комиссара Евросоюза по внешним связям Бениты Ферреро-Вальднер, намеченный на 12--13 марта, откладывается на месяц. «Визит состоится в середине апреля 2009 года», -- говорится в пресс-релизе белорусского МИДа. Еврокомиссар обсудит в Минске возможность участия Белоруссии в программе «Восточное партнерство», предполагающей выделение финансовой помощи восточноевропейским соседям Евросоюза. Но для этого Белоруссии нужно выполнить требования в области демократизации. Также Бенита Ферреро-Вальднер не раз подчеркивала, что диалогу может помешать возможное признание Белоруссией Абхазии и Южной Осетии, на чем настаивает Россия. Эту ситуацию газета «Время новостей» обсуждает с экс-депутатом белорусского парламента, политологом Ольгой АБРАМОВОЙ.

-- Почему вопрос о признании независимости Абхазии и Южной Осетии столь актуален для Евросоюза?

-- В Европе есть немало политиков, которые делали карьеру на белорусском вопросе. Много лет эти люди создавали имидж Беларуси как страны, не поддающейся реформам. Теперь они без потери лица не могут публично отказаться от проводимой ранее линии. Вопрос с Абхазией и Южной Осетией -- только предлог для торможения процесса сближения с Беларусью. Вряд ли эти политики действуют из желания только поставить на место Россию, по крайней мере не этот мотив является первоочередным.

-- Но Европа предъявила Минску требования по демократизации, которые пока не выполнены полностью. Достаточно было бы напомнить о них...

-- Должно быть, сегодня даже те европейские политики, которые считают диалог с Минском необходимым, не готовы ответить на вопрос: а что они будут делать, если Белоруссия решит форсировать сближение? Ведь на уровне высшего руководства страны по-прежнему нет понимания сущности современной демократии...

-- То есть Европе придется реагировать на то, что Минск формально выполнит ее условия, не изменив, по сути, политику?

-- Да. Допустим, Беларусь согласится проводить выборы в парламент по партийным спискам -- такое требование выдвигалось со стороны белорусской оппозиции, чтобы оживить партийную жизнь в стране. Но если при этом будет поставлен барьер в 7--10%, у оппозиционных партий по-прежнему не будет шансов. Прошедшие осенью 2008 года парламентские выборы показали, что свободная политическая игра в Беларуси исключена, что получить даже небольшой процент самостоятельно мыслящих депутатов невозможно. До выборов Минск рассматривал требования ЕС как подрыв устоев власти. После них он убедился, что можно идти на выполнение предложений Евросоюза, сохраняя контроль над ситуацией.

-- Диалог Минска и Брюсселя начался в период конфликта между Россией и Грузией. Есть мнение, что в Европе опасаются усиления влияния Москвы на Беларусь...

-- Это было просто совпадение. Диалог стартовал несколькими месяцами раньше. Но показательно, что минувшей осенью Беларусь не захотела признавать мятежные кавказские республики. Тогда Минск не мог рисковать, ожидая реакции Европы на парламентские выборы.

-- Может ли Минск признать независимость Сухуми и Цхинвали до намеченного на май саммита ЕС в Праге, где должен решиться вопрос об участии Беларуси в «Восточном партнерстве»?

-- Беларуси приходится лавировать. Из соображений политической целесообразности вряд ли это решение будет принято до пражского саммита. Но после него Минск сможет без серьезных последствий для себя признать Абхазию и Южную Осетию. Не исключено, что это решение приведет к паузе в диалоге с Брюсселем, но через некоторое время он все равно восстановится.

09:15 12/03/2009




Loading...


загружаются комментарии