Андрей Бастунец предлагает Павлу Якубовичу уйти

«Считаю необходимым, чтобы главный редактор «Советской Белоруссии» Павел Якубович ушел с поста руководителя Общественного координационного совета в сфере массовой информации. Не дискредитировал этот странный орган, так пока и не заработавший, окончательно». Так завершается статья, опубликованная в блоге заместителя председателя БАЖ Андрея Бастунца.

Профессор! Ни я, ни мой друг не забыли,
Как в самое трудное время вы были
Не с теми, кто бился, а с теми, кто бил…», —
писал когда-то Евгений Евтушенко.

Быть с теми, кто бьёт, проще и смелее. Сегодня вот, пыжась от собственной храбрости, гневным заявлением разразился секретариат Союза журналистов. С открытым забралом выступил против «шумихи, поднятой негосударственной прессой и председателем Белорусской ассоциации журналистов (БАЖ) Жанной Литвиной, по поводу трагической смерти жительницы Солигорска Яны Поляковой».

Что ж вы, «союзнички», замалчиваете, что «трагическая смерть» была самоубийством? И что это самоубийство последовало после странного и крайне жесткого судебного приговора, который сама Полякова сочла несправедливым и жестоким? И после статьи в «Советской Белоруссии», автор которой, спрятавшийся под псевдонимом, вдоволь поиздевался над «левозащитницей»: «защищай себе чужие права да снискивай этой непыльной работенкой на хлеб насущный! От такой дивной профессии сплошь одни дивиденды: и всегда на виду, и в заграницу зовут…»
Той же ночью Полякова повесилась.

«После» — не значит «вследствие». И никто не может утверждать, что именно этот приговор и именно эта статья довели молодую женщину до петли. Но никто уже не может утверждать и обратного. Ни судья, ни автор — даже самим себе. Никто.
 «Мы полагаем, что полную и объективную картину случившемуся может дать лишь официальное расследование. Эмоции и откровенное политиканство здесь неуместны», пишет секретариат Союза журналистов. Что ж вы умалчиваете, поборники законности, что разнузданная публикация в «СБ» появилась ДО вступления приговора в законную силу? Не информационное сообщение, а — удар наотмашь. Добить.

Что касается политиканства, то его не было ни в выступлениях негосударственной прессы, ни в комментарии Жанны Литвиной. Были боль и растерянность. Ужас от произошедшего. Были — да — эмоции. На то они и эмоции, чтобы проявляться, когда больно, горько, страшно. Гораздо хуже, когда все эти чувства тонут в подобострастном: «Чего изволите?»

Ещё раз процитирую молодого Евтушенко:
«Профессор! Ни я и ни друг не забыли,
Что в самое трудное время вы были
Не с теми, кто бился, а с теми, кто бил…».
Последнюю строку этого четверостишия не цитирую сознательно.
Авторы «гневного заявления» могут отыскать её сами.

 

18:12 12/03/2009




Loading...


загружаются комментарии