Олег Волчек решил через суд наказать Ксенофонта Суперфосфатова

Ночью 7 марта покончила самоубийством правозащитница из Солигорска Яна Полякова. Женщине было всего-то 36 лет. Накануне, 6 марта, в «СБ – Беларусь сегодня» в рубрике «Злоба дня» вышла издевательская статья «Много у нас диковин, каждый чудак – Бетховен!», подписанная «Ксенофонт Суперфосфатов». Спрятавшийся за псевдонимом человек прошелся по костям» Яны Поляковой, а заодно и по юристу Олегу Волчеку. Многие правозащитники полагают, что именно публикация в «СБ» стала последней каплей, которая подтолкнула Яну Полякову к самоубийству. А юрист Волчек решил подать на «СБ» в суд.

Олег Волчек решил через суд наказать Ксенофонта Суперфосфатова

Вместе с тем, «СБ» не первый раз уже «прошлась по костям» юриста Олега Волчека. Юрист вспоминает, как и почему это было.

- В 2003 году началась бурная деятельность Министерства юстиции по закрытию «Правовой помощи населению» -- организации, которая одной из первых попала в эти ликвидационные жернова. В сентябре 2003 года прошел процесс, Верховный суд постановил нас закрыть.
Спустя две недели я подъезжал к своему офису на улице Веры Хоружей в Минске и меня подрезала машина. Я объехал, вышел, сделал замечание шоферу. Но ему что-то не понравилось, и он ударил меня кулаком в глаз. Когда я увидел, что будет второй удар, - отвернулся. В общем, тот человек порвал мне куртку, а я защищаться не мог – после удара отошла кожа и кровь залила мне лицо... Неизвестный скрылся, хотя его машина оставалась на месте.
В это время мне позвонили из «Комсомольской правды», в интервью которой я рассказал, что меня ударил неизвестный, очевидно, в руке у него был металлический предмет…
Потом подъехали мои коллеги-юристы, и мы все вместе поехали в РОВД и подали заявление. Участковый посмотрел и сразу же определил: хулиганство очевидное.
С меня сняли показания, отправили на экспертизу, которая установила легкие телесные повреждения, повлекшие кратковременное расстройство; эксперт Малиновская (это самый известный и уважаемый эксперт, теперь уже на пенсии) определила, что удар нанесен острым металлическим предметом – то ли печаткой, то еще чем. 
Проходит 10 дней. Меня не вызывают, дело не возбуждают. Я начинаю спрашивать участкового и понимаю, что происходит что-то не то. Прихожу к начальнику РОВД и прошу дать возможность ознакомиться с материалами дела.
Мне предоставили такую возможность.
Милиция установила: меня ударил некто Владимир Лиходедов; он – коммерсант, сам – из Витебска, ранее, вроде, несудимый. Но, оказывается, в деяниях Лиходедова признаков хулиганства уже не усматривается, дело не возбуждается.
Я собрал все справки и пошел в суд. Судья обещал рассмотреть дело в течение дня – в итоге дело растянулось на четыре месяца.
Куча ходатайств, которые я подавал для объективного расследования дела, безосновательно отклонялись, я три раза делал судье отвод за предвзятость – ничего.
Была назначена повторная экспертиза. И что вы думаете? Судмедэксперт подвел свои выводы под показания Лиходедова. В суде я заявил ходатайство о возбуждении уголовного дела в отношении судмедэксперта за дачу ложного экспертного заключения, поскольку заключение не соответствовало никаким канонам – ни с юридической точки зрения, ни с медицинской. За три дня я перелопатил все законодательство и доказал в суде, что эксперт умышленно дал ложное заключение – чтобы вывести этого человека, Лиходедова, от ответственности.
Я обжаловал вторую экспертизу в вышестоящие органы. Уже было решение аннулировать эту экспертизу как незаконную. Но судмедэксперты отправили экспертизу по почте, в связи с чем я просил суд отложить принятие решения. Но судья вынес оправдательный приговор. Уже получилось, что якобы я сделал Лиходедову замечание при парковке, вел себя агрессивно, прыгал на него и во время этих прыжков он просто меня оттолкнул, и я, получается, развернулся и ударился головой об прорезиненную дверку. Прорезиненной дверцей такую рану нанести невозможно; я говорил судье, когда осматривали место происшествия: давайте я раз двадцать головой ударюсь об прорезиненную дверцу – если я не разобью свою голову, вы уволитесь. А судья только улыбался…
Решение я обжаловал в кассационном порядке, приложил к кассации последнее экспертное заключение. Судьи закрыли глаза на все наши доводы (защищал меня Игорь Рынкевич, который разбил оппонентов в прах и пух). Поскольку среди судей был судья, судивший Чигиря-младшего, я понял: ничего не будет. Действительно, решение нижестоящего суда признали правильным.
Перед Богом и законом я Лиходедова простил. Я увидел, что он не может поступить по-мужски, просто позвонить и сказать: давай разберемся, не будем доводить до суда. Но я простил его.
Вместе с тем, нарушения закона со стороны судмедэкспертов, прокурора, судей я не простил. Все они должны предстать перед судом – чтобы возобладала справедливость. Я доведу это дело до логического конца. Особенно после статьи в «Советской Белоруссии» обо мне и о Яне Поляковой.
- Кстати, что Вы собираетесь каким-либо способом реагировать на этот пасквиль?
- Естественно, сейчас я с адвокатами готовим иск о защите чести и достоинства. Будем устанавливать автора и подавать иск о защите чести и достоинства.
- Какие требования намерены выдвинуть в отношении «СБ»?
- Буду требовать признать изложенные в статье сведения порочащими мою честь и достоинство и, естественно, буду требовать опровержения этих сведений. Я считаю, что за такое надо наказывать и материально: чиновники оценивают свою честь и достоинству в 25 тысяч долларов – свою честь и свое достоинство я оцениваю не в меньшую сумму. И пущу эти деньги не на себя, а на развитие "Правовой помощи населению", на оказание юридической помощи нашим людям.
- А кто такой Лиходедов?
- Владимир Лиходедов (об этом я узнал позже) печатается все в той же «Советской Белоруссии». Не знаю, как штатный или как внештатный автор, но деньги за свои публикации получает.
Но важно не это; меня смутило, что Владимир Лиходедов является лауреатом национальной премии «За духовное возрождение». Я заметил интересную особенность: как только кто-то избивает оппозиционера, тут же его чествуют. Смотрите: Леоненко - медаль дают, Павличенко – я уже со счета сбился, сколько у него медалей. И вот, казалось бы, рядовое дело, бытовое. Если бы были иные фигуранты, естественно, дело решилось бы за один день, но у нас закон и суд избирательны.
В моей биографии было три случая нападение на меня, когда наказание никто не понес. 99-й год: после митинга меня избили вместе с Захаренко и Гончаром; второй случай – с Лиходедовым; и третий – когда мы с Козулиным пытались пройти в Дворец Республики во время президентских выборов 2006 года. Замечено: по всем таким фактам уголовные дела не возбуждаются, хотя есть и побои, и свидетели, и видео- и фотодокументы существуют.
Кстати, «Советская Белоруссия» не первый раз обращает внимание на меня. Когда мы отказались от юбилейных медалей в честь 20-летия вывода советских войск из Афганистана, тогда «СБ» отметилась первый раз. Второй раз – когда «СБ» прошлась по мне вместе с Яной Поляковой.
- А как защитить честь Яны Поляковой?
- Адвокат уже знакомится с материалами дела.
Я считаю, что в случае с Яной Поляковой налицо факт доведения до самоубийства, и по этому факту, думаю, надо возбуждать уголовное дело – и против «Советской Белоруссии», и против чиновников, которые занимались этим делом.
Чтобы подобное больше не повторилось. В суде и узнаем, кто такой Ксенофонт Суперфосфатов, автор пасквиля...

06:07 17/03/2009




Loading...


загружаются комментарии