Прилет Александра Лукашенко вместе с сыном не остался незамеченным российской прессой

«Батька отнял у сына мамку» -- под таким заголовком опубликована сегодня статья в газете «Московский комсомолец». Подзаголовок еще «горячее» -- «Лукашенко таскается за юбками и держит при себе сына».

Прилет Александра Лукашенко вместе с сыном не остался незамеченным российской прессой

То, что для российских журналистов стало диковинкой, для белорусов давно не ново. Тем не менее, предлагаем текст этой статьи.
Коля Лукашенко — имя этого пятилетнего мальчика сегодня в Белоруссии знают все. О нем пишут журналисты, его показывают по ТВ, обсуждает белорусская блогосфера, даже оппозиционные политики нет-нет да помянут малыша в своих комментариях. Да и как о нем не говорить, если вот уже полтора года президент Лукашенко не делает ни шагу без Коленьки. С ним он ездит и в международные турне, и на Олимпиаду, с ним ходит на субботник и посещает чернобыльскую зону… А все задаются вопросом: “Где же мама? Почему позволяет таскать малыша по мероприятиям, на которых ему совсем не место?”

Вообще-то Батька Лукашенко долго не признавался, что у него есть третий сын. Рождение Коленьки, появившегося на свет в 2004 году, считалось чуть ли не гостайной. У родильной палаты личного врача Лукашенко Ирины Абельской (а именно она — мама наследника) круглосуточно дежурили охранники службы безопасности президента, а докторам строго-настрого запретили распространяться о факте родов. Но шила в мешке не утаишь. Тем более что близкие отношения со своим лечащим врачом Лукашенко не особо и скрывал.

История Ирины Абельской полна драматизма. В 1994 году только что избранному президенту Белоруссии вдруг потребовался личный эскулап. Лукашенко тогда был крепок и здоров, да и требования к кандидатуре были довольно странные: приближенные Батьки искали по белорусским клиникам не крепкого специалиста, а молодую женщину-врача, приблизительно 30 лет, желательно — разведенную, желательно — с ребенком. В конце концов на стол министру здравоохранения Инессе Дробышевской, получившей это деликатное задание, положили досье на три кандидатуры. Среди них была и миловидная врач-эндокринолог из 9–й республиканской клинической больницы Ирина Абельская. Уроженка Бреста к тому времени имела за плечами распавшийся брак с однокурсником и малолетнего сына.

 Выбор пал на нее. С тех пор симпатичная шатенка со своим медицинским чемоданчиком всюду сопровождала первого президента: она была рядом с ним и на митингах, и на межгосударственных встречах, и на концертах, и в поездках. То, что Ирина ответственна не только за здоровье президента, стало понятно во время первого и единственного официального визита Лукашенко во Францию. Тогда в нарушение всех дипломатических канонов Батька велел выселить из апартаментов министра иностранных дел Белоруссии и заселить туда Ирину. Дело в том, что комната министра соседствовала с комнатой самого Лукашенко. После этого уже никто не удивился, узнав, что Ирина Абельская переехала жить в резиденцию президента в Дроздах.

В конце 90-х годов чиновники считали Абельскую чуть ли не самой влиятельной женщиной в республике. Через нее передавали просьбы Лукашенко, в некоторых ситуациях пытались охладить его пыл. До поры до времени это у Ирины получалось. Но затем она сама испытала на себе крутой нрав президента.

Дело в том, что Александр Григорьевич — большой любитель женщин. И одного “лечащего врача” под боком ему было явно недостаточно. Молва приписывает ему еще несколько романов в период тесных отношений с Абельской. А Ирина, по словам приближенных чиновников, дама довольно ревнивая. Сначала Лукашенко пытался задобрить любимую, заодно загрузив ее дополнительной работой, чтобы она ослабила свой контроль над его телом. В 2001 году Батька назначает Ирину Абельскую главврачом президентской клиники, а ее мать, Людмилу Постоялко (“тещу”, как называли ее в народе), делает министром здравоохранения. Но, видимо, их отношения уже тогда дали трещину. Все чаще Батька позволяет себе оскорблять своего любимого врача на людях. То во время лыжного забега крикнет грубо “эй, ты, подай чаю!”, то хамски прокомментирует плохое самочувствие Абельской, тяжело перенесшей с ним полет на вертолете.

 Видимо, рождение Коли было последней попыткой Ирины удержать Батьку. Но все вышло наоборот. По слухам, после рождения сына Лукашенко выдал Ирину замуж за одного из своих охранников. Как барин, который пристраивает понесшую от него крепостную девицу. А сам в открытую начал крутить романы.

Очередной пассией Лукашенко называют белорусскую певицу Ирину Дорофееву. В 2007 году, посетив ее театр песни, Батька самолично подписал госпрограмму “Ирина Дорофеева — лицо Белоруссии”. Изображения певицы появились на улицах Минска, на пакетах, на бейсболках. Дорофеева сопровождает президента во время его отпусков в Сочи, живет в президентской резиденции во время “Славянского базара” в Витебске. На день рождения 30-летняя Дорофеева подарила Лукашенко песню: “Ангел мой несравненный, неземной и нереальный”.

А что же Абельская? Ее судьба незавидна, как участь всех отставных фавориток. В том же, 2007 году Лукашенко лишил Абельскую должности главврача президентской клиники. Произошло это на 36-й день после смерти “тещи” — Людмилы Постоялко. Сейчас Ирина работает обычным врачом в УЗИ-кабинете. А сына Коленьку, которого президент так долго скрывал, Лукашенко у нее отобрал.

В те немногие часы, когда Батька не возит сына с собой, за ним присматривает жена бывшего директора Беловежской пущи. Воспитание же мальца президент полностью взял в свои руки, и воспитание это — довольно суровое. “Когда Коле был год, я брал его за руку и отводил в парилку. Естественно, он жаловался и плакал. Зато теперь, когда ему четыре года, он может выдержать температуру около 100 градусов в парилке и 28 градусов в бассейне. Плюс он выдерживает и ледяную ванну”, — рассказывал о методах воспитания Лукашенко иностранным журналистам…

06:43 20/03/2009




Loading...


загружаются комментарии