Лукашенко сказал Багапшу «нет»?

23 марта в Сочи президент Беларуси Александр Лукашенко встретился с президентом Абхазии Сергеем Багапшем. И хотя пресс-службы обоих лидеров умалчивают, обсуждался ли на встрече вопрос признания Беларусью независимости Абхазии, очевидно, что не затронуть эту тему президенты не могли. Судя по всему, именно этот вопрос, а не количество МАЗов, которые может купить Сухуми, и был основным.

Нет сомнений и в том, что встреча Лукашенко и Багапша на нейтральной территории прошла при непосредственном участии российской стороны и, можно предположить, по ее настоятельной просьбе. Стала, своего рода, продолжением двухраундовых переговоров Лукашенко и Медведева, в ходе которых президент России, вероятно, пытался все же получить от своего белорусского коллеги принципиальный ответ — признает Минск независимость Южной Осетии и Абхазии или нет?

«Чисто экономические, торговые вопросы, которые обсуждались Лукашенко и Багапшем, и которые наши отражение в официальных сообщениях, говорят о том, что вопрос признания независимости Абхазии не затрагивался. Но официальные версии не всегда соответствуют действительности, — сказал «Белорусским новостям» руководитель отдела Белоруссии Института стран СНГ Александр Фадеев. — И читая между строк, есть такое интуитивное чувство, что Багапшу не удалось добиться желаемого».

Косвенным подтверждением того, что Минск по-прежнему намерен оттягивать вопрос признания Абхазии и Южной Осетии может служить и отсутствие этой темы в повестке дня открывающейся 2 апреля сессии Палаты представителей. «Кавказскую проблему» пока даже не рассматривала Комиссия по международным делам и связям с СНГ, без рекомендаций которой этот вопрос в повестке дня появиться не может.

По словам главы комиссии Сергея Маскевича, «вопрос о признании независимости Абхазии и Южной Осетии сейчас находится в стадии изучения».

Впрочем, регламент нижней палаты белорусского парламента — не самое главное препятствие, так как дополнить повестку дня есть возможность и до сессии, и по ее ходу. Очевидно, что депутаты ждут команды сверху. А там окончательного решения либо еще не приняли, либо оно не в пользу бывших грузинских территорий.

Российский политолог, член совета Ассоциации политических экспертов и консультантов Кирилл Коктыш считает, что вопрос признания независимости Южной Осетии и Абхазии, скорее всего, в повестку дня сессии все же будет внесен.

В интервью БелаПАН политолог предположил, что сам факт встречи Лукашенко и Багапша «свидетельствует о наличии интенсивного торга между Минском и Москвой по вопросу о признании Абхазии и Южной Осетии». Предметами торга, полагает Кирилл Коктыш, стали вопрос признания суверенитета кавказских республик и кредит в 100 млрд. российских рублей (около 3 млрд. долларов), которые Минск запросил у Москвы.

«Скорее всего, вопрос был поставлен таким образом, что раз уж Лукашенко сделал это предметом торга, то кредит возможен лишь после признания независимости Абхазии и Южной Осетии», — сказал Кирилл Коктыш.

«ЕС совершенно не готов давать эти 3 млрд. долларов, в то время как они сейчас жизненно важны для Беларуси, чтобы компенсировать уже понесенные бюджетом потери в связи с падением экспортных доходов, — сказал политолог. — Если возникнет альтернатива получения сопоставимых денег, то тогда вопрос будет затягиваться. Если альтернатив не будет, то эти 100 млрд. рублей и будут ценой признания».

Характер взаимоотношений Беларуси и России последних десяти лет свидетельствует о том, что в их основе лежит именно торг — свою политическую лояльность и союзничество Минск довольно удачно обменивал на масштабные экономические преференции. Но сегодня на рынке появился другой крупный игрок, заинтересованный в «белорусском товаре» и способный предложить официальному Минску определенные преимущества и перспективы.

Речь идет, как понятно, о Евросоюзе. Причем о серьезности его заинтересованности Беларусью вполне красноречиво говорят те беспрецедентные шаги, которые он делает навстречу Минску. Сначала белорусские власти провалили экзамен во время парламентских выборов, за что были «награждены» мораторием на визовые санкции в отношении чиновников. За тестовое полугодие Беларусь не очень далеко продвинулась в вопросах демократии и прав человека, лишь имитируя процесс либерализации общества, но все же была включена в политику Восточного партнерства, а заморозку санкций продлили.

В этой связи интересующий Россию вопрос признания Беларусью независимости Южной Осетии и Абхазии неизбежно привязывается к европейскому контексту и во многом от него зависит.

Политолог Александр Фадеев отмечает, что Россия никогда не выступала против улучшения отношений Минска и Брюсселя, но «странная конструкция Восточного партнерства вызывает у нее ряд опасений».

По мнению эксперта, Москву тревожит политический контекст новой политики ЕС. «Позиция Евросоюза понятна — вытянуть Беларусь из «двойки», союзного государства. У Москвы задача обратного характера — не допустить таких геополитических конструкций, как Восточное партнерство», — говорит Александр Фадеев.

В минувшую субботу в Брюсселе министр иностранных дел России Сергей Лавров назвал Восточное партнерство попыткой Евросоюза создать зону влияния.

Брюссель, между тем, уже не раз давал понять, что участие Беларуси в Восточном партнерстве во многом зависит от того, какое решение примет Минск относительно «кавказского вопроса». В схожем ключе, вероятно, перспективы дальнейших взаимоотношений с Беларусью трактуются и Москвой.

«Я думаю, с Александром Лукашенко Дмитрий Медведев побеседовал довольно жестко в Сочи и попросил уже двигаться в нужном направлении. Поэтому у Лукашенко сегодня и возникают серьезные проблемы с ЕС, так как Евросоюз начинает его также прижимать к стене. И если это признание состоится, то Беларусь может забыть о любом процессе сближения с ЕС», — сказал немецкий политолог Александр Рар в интервью радио «Свобода».

«Лукашенко пробует и сближаться с ЕС, и не поругаться с Россией. Но обстоятельства могут сложиться так, что ему все-таки придется переместиться в одну сторону… Выхода уже практически нет, так как помимо интересов Беларуси есть интересы России и ЕС, которые хотят, чтобы Беларусь их реализовала», — считает Александр Рар.

Руководитель отдела Белоруссии Института стран СНГ Александр Фадеев также уверен, что создавшаяся ситуация уже не позволяет Минску балансировать между интересами двух игроков.

«Это уже не торговля, это уже проблема геополитического выбора. Думаю, что на встрече Лукашенко и Медведева белорусскому президенту пришлось отвечать на вопрос, каким образом его страна — союзник России, оказалась в одной компании с Украиной и Грузией, — говорит Александр Фадеев. — Ведь у Беларуси перед Россией есть определенные обязательства, неисполнение которых вынуждает Москву реагировать, и, вероятно, достаточно жестко. Как бы Минску не доиграться».

При этом Александр Фадеев не считает, что проблема внешнеполитических приоритетов Беларуси сегодня зависит от размера экономических преференций, которые может предложить та, либо иная сторона.

«Дело не в объемах финансовой помощи, а в перспективах белорусской власти, — считает российский политолог. — Это вопрос ее будущего, ее безопасности. И эти перспективы сегодня Минск оценивает выше именно на западном направлении. С точки зрения выживания властной элиты восточное направление сулит мало хорошего. Восточное же партнерство — это шанс уйти от политической изоляции, а европейские инвестиции, которые придут после кризиса, рано или поздно он закончится, гораздо более безопасны, чем российские».

Таким образом, считает Александр Фадеев, официальный Минск, скорее всего, не пойдет на признание Южной Осетии и Абхазии, рискуя при этом серьезно осложнить отношения с Россией. 

16:08 24/03/2009




Loading...


загружаются комментарии