Александр Милинкевич: Беларусь имеет шансы стать первой

25 марта лидер движения “За свабоду” Александр Милинкевич встретился с журналистами.  Естественно, он сообщил, что примет участие в акции в честь Дня воли. Но также говорил о белорусско-европейских отношениях, о взаимоотношениях Беларуси с Россией, об оппозиции.

Александр Милинкевич: Беларусь имеет шансы стать первой

О “Восточном партнерстве”
- Та политика, которая предлагается сегодня в виде “Восточного партнерства”, - это абсолютно новый шаг. Для меня это полная неожиданность. Я счастлив, что у Евопы есть, наконец, серьезная стратегия в отношении нашей страны и пяти других потенциальных членов программы. Я считаю, что это действительно большой шаг для Беларуси. Европа выработала эту политику достаточно быстро и по определенным причинам. Одна из главных причин – это стремление сохранить тесное сотрудничество с бывшими советсткими республиками, влиять на развитие этих стран, на демократизацию, на экономические изменения, на стабильность в этих странах. Все мы понимаем, что это произошлоо после того, как случилась российско-грузинская война, которая однозначно была расценена Евросоюзом. Моя позиция точно такая же: невозможно танками решать проблемы границ…
В самой России также происходят процессы, которые показывают: власть делается все более авторитарной. Поэтому это новая программа не направлена против России – об этом однозначно говорят в Европе, Россия остается стратегическим партнером Евросоюза. Но эта политика направлена на то, чтобы шесть стран имели также тесные отношения одновременно и с Россией, и с Европой.
Европа выбрала, я считаю, очень перспективную стратегию. Это стратегия не кнута, а стратегия пряника; не только для нас, но и для других стран тоже. Пряник дозированный – в зависимости от степени демократизации, реформ, но все же это – пряник. Я думаю, со временем такая стратегия докажет свою перспективу.

Перспективы Беларуси
- Группу потенциальных членов «Восточного партнерства» условно можно разделить на «три плюс три». Беларусь, Украина, Молдова - с одной стороны, и три закавказские страны: Армения, Азербайджан, Грузия. Сегодня в Европе говорят: первые три, в том числе и мы, имеем шансы стать членами Евросоюза. С течением времени… То есть из шести стран три определенно имеют шансы – если захотят – стать членами этого европейского объединения. В разговорах с европейскими политиками я слышал следующее: Беларусь среди этих трен стран может быть первой. Нам больше всего препятствует авторитарная система правления, безусловно, репрессии, нарушение прав человека. Но если говорить об уровне экономического развития, о научном потенциале, об уровне образования, об инфраструктуре, про традиции, про культуру – мы, безусловно, имеем шанс первыми даже из этой тройки стать членами Евросоюза. Естественно, при определенной политике властей Беларуси.

О признании-непризнании Абхазии и Южной Осетии
- Вопрос признания новообразований – Абхазии и Осетии – обострился. Не надо думать, что это ультиматум Евросоюза; это предупреждение Евросоюза. Если белорусские власти будут вынуждены признать Абхазию и Осетию в качестве независимых государств – у нас сразу исчезнут шансы на партнерство. Потому что партнерство предусматривает партнерство не только с Евросоюзом, но и между этими шестью странами. Грузия просто откажется от участия в «Восточном партнерстве» в случае признания этих новообразований, а это развалит всю идею.
Непризнание этих новообразований стоит того. Но мы должны пойти на жертвы с нашей стороны – это либо дает, либо не дает нам шансы на европерспективы, на евроинтеграцию.
В Европе прекрасно понимают, что во всех шести странах нарушаются права человека, система судов несовершенна, часто – репрессивная, они понимают процесс возможной демократизации как не разовый процесс. Они верят в то, что присоединение и расширение возможностей экономического сотрудничества дает шанс и на постепенную демократизацию в этих странах. Интеграция, сотрудничество, интенсивность их будет зависеть от  успехов в демократизации.

О диалоге
- Есть разные формы участия в диалоге. Я откровенно хотел бы сидеть с представителями оппозиции, Евросоюза и властей за стол переговоров. Я вам откровенно скажу: не заслужили.
Не заслужили, потому что оппозиция последнее время делалась маргинальной и слабой, более разъединенной. Но самое худшее – даже не это; самое худшее, что мы все меньше влияем на общество. Если за нами будет стоять большая часть общества – мы будем сидеть за любыми столами, мы будем влиять значительно больше. И вот работа здесь, а не борьба с Евросоюзом, который нас куда-то не посадил, не создал нам светлое будущее.
Я считаю, если Евросоюз советуется с представителями гражданского общества в Беларуси, с журналистами, с лидерами политических партий о том, как проводить эту политику, какая ситуация в Беларуси, - это уже партнерство. Власть еще не научилась этого делать. Но все-таки в диалоге мы участвуем, и должны быть не сторонними наблюдателями, а должны предлагать конструктивный диалог. Быть партнерами для Евросоюза – а не сторонними оценщиками процесса.

О России
- Сошлюсь на Александра Фадеева, одного из главных российских экспертов по Беларуси, он руководитель отдела по Беларуси института стран СНГ. Если раньше шел торг, то сейчас это уже не торг. У Беларуси сегодня должен состояться геополитический выбор. Мы об этом всегда говорили: Беларусь должна сделать геополитический выбор; она не должна повернуться к России спиной, нет, Россия всегда должна для нас быть стратегическим партнером. Но мы хотим жить в независимой стране. Если мы выбираем Европу – то мы должны реализовать свой выбор, независимо от того, нравится это кому-то или не нравится.

Об оппозиции
- Мне кажется, каждый из нас имеет разные подходы к происходящему. Одни считают, что самое главное сейчас – это повалить власть, самое главное – любыми методами отстранить от власти Лукашенко; все остальное – вторичное. Наша позиция иная: на первом месте – борьба за Беларусь,  за то, чтобы она существовала, была независимой и избрала европейский путь развития. Если ты по-разному оцениваешь угрозы – то и стратегию выбираешь разную.
Вчера (24 марта. – Ред.) мы два часа говорили с Александром Козулиным. У нас разные оценки ситуации: он не видит угрозы независимости Беларуси, а я эту угрозу вижу, чувствую ее всем сердцем. Я считаю, большая угроза есть независимости. Когда мы оцениваем по-разному ситуацию, значит, мы и шаги выбираем, делаем разные. Время покажет, какая стратегия окажется правильной.

13:11 25/03/2009




Loading...


загружаются комментарии