Валерий Карбалевич: Реальные последствия кризиса белорусами еще не осознаны

Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ) провел социологический опрос населения стран СНГ по поводу последствий мирового кризиса. Феномен белорусских респондентов в интервью Euramost.org комментирует эксперт аналитического центра «Стратегия» Валерий Карбалевич.

Кризис - это долгосрочный процесс, и выхода из него не будет, считают 69% украинцев, 58% россиян, 32% белорусов. Такие данные были получены в ходе опроса Всероссийским центром изучения общественного мнения (ВЦИОМ). При этом жители Белоруссии, напротив, наиболее склонны предсказывать скорое окончание кризиса и стабилизацию ситуации (44%). В России с января 2009г. доля таких респондентов снизилась с 33% до 25%, а на Украине это мнение характерно лишь для 17%.

Согласно данным опроса, респонденты разошлись во мнениях относительно стран, наиболее пострадавших от кризиса. Так, россияне и украинцы считают, что это их собственные страны: Россия (с декабря 2008г. доля таких респондентов увеличилась с 27% до 43%) и Украина (65%) соответственно. По мнению белорусов, кризис коснулся, в первую очередь, США (33%).

Сильная обеспокоенность кризисом наиболее характерна для украинцев (62%), среди россиян - 56%, а в Белоруссии об этом сообщает лишь каждый третий (30%). Белорусы чаще других сообщают, что кризис волнует их, но не сильно (44%, среди россиян доля таких респондентов составляет 31%, среди украинцев - 28%) или же почти не беспокоит (17% против 8% среди россиян и 6% среди украинцев).

По данным опроса, украинцы чаще других склонны считать, что СМИ недостаточно полно и откровенно освещают тему кризиса (46% против 38% и 26% россиян и белорусов соответственно). Россияне чаще заявляют, что информация объективна и достаточна для того, чтобы разбираться в происходящем (29% против 26% и 15% среди украинцев и белорусов соответственно). Белорусы же склонны отмечать преувеличение последствий кризиса телевидением, прессой, радио (41% против 22% россиян и 17% украинцев).

- Что касается того, что белорусы склонны отмечать преувеличение последствий кризиса СМИ, то здесь ситуация понятна, - говорит Валерий Карбалевич. – Белорусы, на мой взгляд, пока не могут поверить, что разрушились то благополучие и та стабильность, которые были много лет. Белорусские средства массовой информации внушили и сформировали образ Александра Лукашенко именно в этом смысле. Как образ человека, который обеспечивает стабильность. Идея стабильности и была главным элементом белорусской государственной идеологии. И понятно, что отказаться от этого очень сложно. Поэтому белорусы и говорят: “Да, кризис есть, но он временный, а в целом наша белоруская стабильность неизменна, ничего страшного нет”. Это первое. Второе, что пока еще действительно, видимо, до сознания белорусов кризис не сильно дошел. Была январьская девальвация, она прошла и немножко забылась. Заработные платы начинают снижаться только сейчас и были не столь заметны. Я думаю, что, если опрос проведут еще и в мае, то цифры будут совсем другие.

- Только 30 процентов белорусов сильно беспокоит кризис…
- Понимаете, у нас ведь значительное количество населения работает в госбюджетных организациях. А там ситуация не связана с реальными экономическими процессами. Там реальные зарплаты только собираются снижать. Девальция тоже очевидно не сильно повлияла на массовое сознание. Больших увольнений пока нет из государственных предприятий. Вот все эти факторы и обусловили достаточно спокойное отношение белорусов к этому явлению. То есть, реальные последствия кризиса в Беларуси еще не наступили и не осознаны людьми.

- А менталитет в данном случае имеет значение?
- Менталитет всегда имеет значение. Так уж исторически заведено, что белорусы никогда не хотели верить во что-то плохое и стараются во что бы-то ни стало держаться за какие-то устои. Это своего рода психологическая защита. Понятно, что белорусам очень тяжело осознавать, что они жили в мире иллюзий, что наша модель оказалась неэффективной, и только кризис показал эту неэффективность. Белорусам трудно поверить в то, что они самообманывались.

- Почему, на ваш взгляд, на День воли народ не вышел?
- День воли это совсем из другой оперы. На День воли люди и не могли выйти, потому что это не праздник большинства населения. Это день, который отмечает узкий круг субкультурной группы. Поэтому нарастание протестных настроений в обществе и свой праздник, который оппозиция праздновала, это совершенно разные вещи. Они не связаны между собой и друг на друга не накладываются. Тем более, что оппозиция не выдвигает никаких лозунгов, связанных с кризисом и не проводит по этому поводу акции. Она занимается тем, что ей больше приятно, что больше знает, и здесь нечему удивляться, что народ не вышел на улицу.

- А, если бы были антикризисные лознуги, думаете, что вышел бы?
- Трудно сказать, здесь все зависит от технологий. Но на “Социальный марш”, когда была отмена льгот, действительно народ не откликнулся. И здесь много причин. Оппозиции не верят, ее считают не серьезной силой, которая способна изменить ситуацию. Боятся, к тому же. Пока оппозиция не сумела и даже не пытается аппелировать к народу и объяснять, что причины кризиса лежат не столько в сфере мирового кризиса, сколько в сфере неудачно экономической политики белорусских властей. Оппозиция живет сама в себе.

07:14 30/03/2009




Loading...


загружаются комментарии