Андрей Суздальцев: Я не вижу больших перспектив у Союзного государства

Тринадцать лет назад, 2 апреля 1996 года Борис Ельцин и Александр Лукашенко подписали в Москве Договор о Сообществе Беларуси и России. Что произошло за это время в Союзном государстве? Об этом корреспондент Euramost.org беседует с политологом Андреем Суздальцевым.  


Председатель Высшего Госсовета Союзного государства Александр Лукашенко поздравил российского президента Дмитрия Медведева и ряд российских политических и общественных деятелей с праздником. В официальном послании говорится, что президент Беларуси признателен Медведеву за поддержку интеграционных процессов между двумя странами.

Лукашенко напомнил и об успехах Союзного государства: «Тринадцать лет - небольшой период для любого интеграционного объединения. Однако за этот короткий промежуток времени Беларусь и Россия сделали существенный шаг к достижению главной цели - созданию необходимых условий для устойчивого развития наших стран, повышения благосостояния и уровня жизни народов. Сегодня практически решены вопросы, связанные с обеспечением равных прав белорусов и россиян в сферах трудоустройства и оплаты труда, образования, медицины, выбора места пребывания и жительства... В ближайших планах - скорейшее завершение работ по выравниванию условий для субъектов хозяйствования, созданию реального таможенного союза без каких-либо ограничений и барьеров».

- Насколько велики заслуги Союзного государства? – поинтересовался наш корреспондент у политолога Андрея Суздальцева.
- Я считаю, что политическому классу Беларуси есть чем гордиться. Потому что он смог создать чисто на интуитивной уровне очень интересную систему, по которой не отвечает за экономику страны, имеет свободу на политической арене, переложив вопросы экономики и частично социальные вопросы на партнеров по интеграции. И на этом фоне, эксплуатируя тему братства, дружбы, интеграции и форпоста на Западе против НАТО, балансируя между Западом и Востоком, Беларусь сохраняет контроль внутри государства. Потому что это постсоветская элита, и она другого выдумать не может. То есть, раньше была коммунистическая мифология, а сейчас мифология государственная националистическая и геополитическая. Таким образом и делаются попытки сохранить контроль над народом.. И это, повторюсь, успех белорусских политиков. Но он был связан еще и с тем, что элита соответствовала белорусскому политическому классу, а белорусский политический класс соответствовал развитию белорусского общества – общества индустриальной эпохи. Закопченные цеха, тысячи тракторов на полях… Эпоха социализма. Хотя сам Александр Лукашенко – человек перестроечной «горбачевщины». Он – не коммунист. В какой-то степени - троцкист.

- Но Россия наверняка тоже использовала Союзное государство в своих геополитических целях?
- Безусловно. Надо учитывать, что в российском обществе есть все-таки сильная “левизна” и крупная компартия, которая имеет достаточно жесткие и стабильные позиции. И есть традиции российского общества и народа, который всегда интересовался, что там делается в “чистенькой” стране за холмом. Где все хорошо, и есть заботливый царь-батька. Вот такая иллюзия тоже позволяла давить на обитателей Кремля. Россия давала Беларуси огромные дотации. И в итоге получилась очень сложная ситуация с интеграционным проектом России и Беларуси. Потому что нормальный проект по ряду причин так и не смогли осуществить. Здесь и несоответствие экономической базы, и слабость белорусской экономики… Но все пять этапов развертывания экономической интеграции стали перекрываться политической интеграцией, которая забегала вперед на несколько этапов. То есть, дотации прикрывались политическими комбинациями. В итоге под Союзным договором не оказалось экономической базы. И весь проект оказался сначала в стагнации, а затем и в кризисе.

- Возможно, так было задумано?
- Да, на мой взгляд, это была запрограммированная естественная вещь. Люди, которые занимались этим, ничего не понимали в интеграции, постоянно сочиняли что-то новое, не опираясь на старое. А Александр Лукашенко вообще ратовал за советский опыт, когда еще при СССР были союзные дотации. Повторюсь, сейчас проект находится в тяжелом кризисе. В экономическом, потому что идут постоянные торговые войны. И политическом, потому что политика Союзного государства оказалась несбалансированна и нескоординированна. Возникло очень много неразрешимых противоречий, когда, допустим, одна часть Союзного государства воюет, а другая часть в это время контачит с противником. Одна часть признает новое независимое государство, а другая от этого дела уклоняется. Беларусь находится в интеграции одной структуры и одновременно хочет участвовать в интеграционных проектах Евросоюза. Очень странные варианты. Потому что все эти уклонения и создают дополнительные проблемы. Ведь благодаря механизму Союзного государства Беларусь получает скидки на энергетическое сырье, энергоносители, на нефть и газ. А это миллиарды долларов. То есть, это не шутка отказаться от признания Абхазии и Южной Осетии. Значит тогда нужно публично отказаться и от дотаций.

- Какими вам видятся перспективы развития Союзного государства?
- Мы подошли к тому краю, когда каждый шаг может привести к очень тяжелым политическим и экономическим последствиям. Но беда в том, что в белорусском обществе за все годы интеграции критическая масса сторонников этого процесса рассыпалась. И политический класс Беларуси к этому не готов. Он все еще живет в понятиях иждивенческих настроений, и рассматривает поддержку России, как естественное состояние белорусско-российских отношений. Москва все это видит и учитывает. Поэтому у Союзного государства больших перспектив я не вижу.

07:14 03/04/2009




Loading...


загружаются комментарии