Милош Лекса: Я не верю, что Лукашенко приедет в Прагу 7 мая

Координатор Чехии по "Восточному партнёрству" Милош Лекса рассказал о том, ждут ли Лукашенко в Праге, а Беларусь – в «Восточном партнерстве».

Милош Лекса: Я не верю, что Лукашенко приедет в Прагу 7 мая


ЕРБ: Известны ли уже подробности запланированного визита министра иностранных дел Чехии Карела Шварценберга в Беларусь?

— Мы только начали готовить визит. Но я могу подтвердить, что наше намерение заключается в том, чтобы Шварценберг приехал в Минск в следующую пятницу.

ЕРБ: Есть ли информация о том, с кем он там будет встречаться?

— Это как раз то, чего я не знаю. Потому что программа ещё готовится. Она должна быть согласована с белорусской стороной.

ЕРБ: Как думаете, Лукашенко получит приглашение на саммит по "Восточному партнёрству" в Прагу?

— Это нелёгкий вопрос. Но учитывая то, что некоторые страны Евросоюза сомневаются в достаточности развития демократии в Беларуси, вопрос о приглашении Беларуси будет ещё коллективно обсуждаться и решаться. Но мы можем ожидать, что решение будет основываться на равенстве. Приглашение должно быть одинаковым для всех шести стран и будет присылаться главе каждой страны. Этого требует уважение к демократическим процедурам.

Тем не менее, я должен отметить: несмотря на то, что приглашение будет отправлено персонально на имя Лукашенко, это будет приглашение для страны, для Беларуси. Потому что "Восточное партнёрство" — это предложение Европейского союза восточным странам как можно более тесно сотрудничать. Это возможность для каждой страны.

Лично я не верю, что Лукашенко приедет в Прагу 7 мая. Потому что он очень хорошо знает, что ему придётся выслушать неприятные вещи в свой адрес. С другой стороны, я знаю, что он не собирается испортить возможность для своей страны более тесного сотрудничества с ЕС. Поэтому, я думаю, Беларусь будет представлена на саммите премьер-министром или министром иностранных дел.

ЕРБ: Этот вопрос будет обсуждаться во время визита Карела Шварценберга?

— Я почти уверен, что дискуссия на этот счёт будет.

ЕРБ: Как вы думаете, как возможно одновременно пригласить Лукашенко и дать ему понять, что он нежеланный гость в Праге?

— Я не хочу сказать больше, чем я сказал. Вопрос будет решаться коллективно. В Евросоюзе есть различные соображения на этот счёт. Мы попытаемся найти компромисс или  общее мнение.

ЕРБ: Означает ли приглашение Беларуси на саммит признание легитимности нашего парламента Евросоюзом?

— Я не думаю, что эти вещи взаимосвязаны. Мнения насчёт выборов в Беларуси были напечатаны. Оба мнения — Европейского союза и Чехии. Сейчас мы накануне "Восточного партнёрства". А "Восточное партнёрство" — это предложение Европейского союза Беларуси, как улучшить взаимоотношения через взаимодействие в различных сферах. Это также включает в себя прогресс гражданского общества. Мы верим, что весь процесс "Восточного партнёрства" подтолкнёт больше белорусских политиков понять, что европейские перспективы — выгода для страны.

ЕРБ: А будет ли зависеть степень участия Беларуси в "Восточном партнёрстве" от результатов следующих президентских выборов?

— Мы не можем предугадать грядущие события. Я могу вас заверить, что Евросоюз будет проводить постоянный политический мониторинг и оценку демократического развития. На основе такой оценки Евросоюз может остановить либо замедлить процесс сотрудничества со страной. Давайте будем терпеливее в этом смысле. Вы знаете, что наше отношение к ситуации в Беларуси иногда очень жестоко. Но тем не менее, сейчас есть знаки, что Беларусь заинтересована в дальнейшем сотрудничестве. Поэтому давайте попробуем. Но это не окончательное наше мнение насчёт ситуации с демократией в Беларуси.  

ЕРБ: Кстати, а что может быть причиной исключения страны из программы "Восточного партнёрства"?

— Конечно, это возможно в случае, если действия страны будут противоречить принципам "Восточного партнёрства". То есть ценности таких реформ, как демократия, свобода, экономика… Это может привести к прекращению сотрудничества. Но тем не менее, это будет исключительный случай. Более вероятно, что страну просто не примет "Восточное партнёрство", если у неё не будет соответствующего прогресса. В таком случае программа "Восточного партнёрства" для страны будет либо приостановлена на некоторое время, либо замедлена.

Все должны понять, что ЕС будет инвестировать больше денег в страны-партнёры, чем раньше. Но деньги должны быть потрачены эффективно, с надлежащим отношением к ожидаемым результатам.

ЕРБ: Есть ли уже конкретные программы, на которые пойдут деньги?

— Основной целью председательства Чешской Республики было ознакомить страны с программой "Восточного партнёрства". Мы договорились с Еврокомиссией, что первое обсуждение конкретных программ ещё во время нашего председательства где-то в июне. После нас будет председательствовать Швеция. А они очень тесно  сотрудничают с нами. Поэтому я надеюсь, они будут продолжать нашу деятельность и в конце этого года мы узнаем более конкретное расписание и программы первой фазы "Восточного партнёрства".

ЕРБ: Не является ли условие ЕС не признавать Абхазию и Южную Осетию вмешательством во внутренние дела страны? Какая судьба ожидает Беларусь, если она признает независимость этих регионов?

— Позиция Европейского союза такова: Абхазия и Южная Осетия — интегрируемые части Грузии, которая признаётся международным сообществом независимой страной. Поэтому эти регионы не могут быть отделены от Грузии вооружённым путём либо с помощью решения соседней страны. Это мнение подкрепляется международными конвенциями. Поэтому если признание регионов всё же произойдёт, это не будет внутренним делом, это будет международным делом. И такое решение может критиковаться другими странами. И даже могут вводиться определённые санкции. Признание этих регионов будет противоречить международным законам. Представители Беларуси должны понимать, что это также будет противоречить интересам их страны.

ЕРБ: Но не дело ли это каждой страны, признавать или не признавать Абхазию и Южную Осетию?

— Существует процесс коллективного принятия решений внутри Европейского союза. Мы также понимаем, что Россия давит на белорусские власти. Но мы не можем принять признания Абхазии и Южной Осетии Беларусью.

ЕРБ: Вы сказали, что Россия давит на Беларусь. А не является ли тогда условие не признавать эти регионы давлением на Беларусь со стороны Евросоюза?
   
— Нет, нет, это не давление. Абсолютно! Политика "Восточного партнёрства" и ЕС — это совсем не давление, это только высказывание мнения Евросоюза. Это может быть названо моральным давлением, но не политическим давлением.

ЕРБ: Будет ли иметь страна-участница "Восточного партнёрства" шанс вступить в Евросоюз? Или она так и останется в предбаннике ЕС?

— "Восточное партнёрство" не занимается расширением границ ЕС. Участие в "Восточном партнёрстве" — это не обещание будущего членства в ЕС, но это и не отказ в нём. Я могу представить, что "Восточное партнёрство" через политические и экономические реформы, через интеграцию рынков, соотносящихся с законом, могут быть хорошей школой или "подготовительными курсами" для тех стран, которые мы хотим видеть членами Евросоюза в будущем.

ЕРБ: И какие это страны?

— Честно говоря, к быстрому расширению ЕС не готов. Среди 6 стран в "Восточном партнёрстве" только 2 страны заявили о своей чёткой заинтересованности быть членами Евросоюза. Это Украина и Молдова.

ЕРБ: А что полезного обе стороны смогут вынести из "Восточного партнёрства"? Можете назвать основные сферы взаимодействия?

— Это большой документ, который впервые был напечатан в декабре 2008 года. Он включает энергетическую безопасность; экономическую интеграцию; создание всесторонних, глубоких торговых зон. Также этот документ включает в себя реформы во многих сферах, не только экономической, но и социальной, административной. Одна из важнейших сфер, указанных в документе, — перемещение граждан и визовый вопрос.

ЕРБ:  Обязательства для всех шести стран-участниц будут одинаковыми либо они будут отличаться для каждой отдельной страны?

— В принципе, можно говорить об одинаковых обязательствах для всех стран. Но, конечно, есть разные степени развития двусторонних отношений. С Украиной и Молдовой, к примеру, у нас намного более глубокие отношения. Поэтому у нас будет индивидуальный подход к каждой стране. Будет своеобразная дифференциация, основанная на достижениях каждой страны. Но принципы одинаковы для всех.

ЕРБ:  Будет ли у жителей шести стран-членов "Восточного партнёрства" возможность обращаться в Европейский трибунал справедливости?

— Европейский трибунал справедливости — это высшее судебное заведение Евросоюза. Это институт Европейского союза. Он непосредственно относится к законам ЕС. Партнёрские страны из "Восточной Европы" не подпадают под юрисдикцию ЕС. Поэтому субъекты, не входящие в ЕС, не могут обращаться к Европейского трибуналу.

Но иногда Европейский трибунал путают с Европейским судом по правам человека в Страсбурге, который является частью Совета Европы. И жители стран-членов могут обращаться к Европейскому суду по правам человека.

ЕРБ: С какими вопросами можно туда обращаться?

— Я в этом не специалист. Однако если человек не доволен решением национального суда, он может обратиться в Европейский суд по правам человека.

ЕРБ: Когда возможна отмена виз для жителей стран-участниц "Восточного партнёрства"?

— Перемещение граждан очень важно для "Восточного партнёрства". Но я не думаю, что это будет очень скоро. Потому что упрощённое перемещение жителей и отмена виз между ЕС и шестью странами "Восточного партнёрства" зависит от выполнения порой технически сложных мер. Таких, как лучшее пограничное управление, объединённое контролирование мигрантов. Поэтому для этого понадобится некоторое  время. Но у нас есть видение, как к этому двигаться постепенно. Сначала — это цена на визу. Затем уже виза может даваться бесплатно. И последним шагом будет безвизовый режим.

ЕРБ: Вы сказали, что это будет очень нескоро. Ну, хотя бы примерно, когда?

— Я не могу сказать. В Евросоюзе различные мнения на этот счёт. Вы, наверное, знаете, что даже внутри Евросоюза есть проблемы с перемещениями людей. Мы много раз разочаровывались из-за того, что наши люди не могут ездить для работы в другие страны Евросоюза свободно. И даже сейчас, например, Германия или Австрия ставят ограничения на людей, которые могут туда приехать.

ЕРБ: А может ли быть введено евро в странах с "Восточного партнёрства"?

— Теоретически это возможно. Но опять же, участие в еврозоне ограничивается определёнными общественными и экономическими критериями, которые даже некоторые члены ЕС пока не могут выполнить. Поэтому это может быть очень-очень дальней перспективой. Вы знаете, что большинство стран, которые вошли в Евросоюз в течение последнего расширения, не члены еврозоны.

ЕРБ: Однако теоретически это возможно, что страна не является членом ЕС, но является членом еврозоны?

— На практике есть два исключения, или даже больше. Например, евро ходит в таких странах, как Черногория, Андорра, Ватикан и Косово. Но это очень исключительные случаи. Я не думаю, что тот же самый критерий может быть применён к шести странам "Восточного партнёрства".

ЕРБ: Есть ли у "Восточного партнёрства" какие-то сроки? Оно будет длиться год, десять, двадцать?

— Вы очень далеко смотрите. Но я не знаю. Сейчас мы счастливы, что начали процесс. Однако во время выполнения программы мы увидим, надо ли что-либо улучшать, что делать быстрее, что не так важно и т.д. Поэтому это должно быть конкретизировано во времени. И также всё зависит от активности обеих сторон.

 

06:45 14/04/2009




Loading...


загружаются комментарии