"Советская Белоруссия" начала брать интервью у лидеров оппозиции

Первым и, быть может, не последним стал председатель Белорусской социал–демократической партии "Грамада" Анатолий Левкович. В интервью газете Администрации президента он наговорил немало комплиментов Александру Лукашенко. С другой стороны, Левкович попенял демократическим силам за их чересчур критичную позицию в отношении действующей власти, в результате чего они стали "далеки от народа". Одни это интервью расценят как пиар-вклад в либерализационную копилку, другие - как формирование сверху конструктивной оппозиции.

"Революция под водительством демократов не случилась, в частности, постольку, поскольку она состоялась в 1994 году под водительством других сил. Поэтому все последующие действия оппозиции хоть и были подчинены неким демократическим идеалам и целям, но, по сути, носили характер активного противодействия, были направлены на ликвидацию модели общественного развития, предложенной А.Лукашенко и его сторонниками", - заявил на страницах "Советской Белоруссии" среди прочего Анатолий Левкович.

По его мнению, "к 1994 году белорусы в массе своей, видимо, смекнули, что лучше синица в руке, чем журавль в небе. Экономическая и социальная ломка, связанная с появлением и формированием рыночных отношений, так называемая «прихватизация» (дикая и беззастенчивая) в России и других постсоветских республиках, нарастание рыночной стихии в сочетании со снижением уровня жизни и социальной защищенности не на шутку напугали многих белорусов. Люди резонно рассудили, что не стоит резко рвать с прошлым, будет безопаснее, если капиталистические отношения осваивать постепенно. Партийно–государственная номенклатура, руководившая страной, рассуждала примерно так же. Хорошо регламентированное советское прошлое многим чиновникам было милее, чем стихийный и непредсказуемый мир капиталистической конкуренции. Правящая элита во главе с В.Кебичем, приученная хозяйствовать в рамках общественной собственности на средства производства, побаивалась приватизации (многие выступали "за", но хотели отложить ее на потом)..."

"Ко времени выборов первого Президента Беларуси сознание массового белоруса окрепло в убеждении, что не надо резко отказываться от традиционных социальных и экономических принципов...", - считает Левкович.

И сетует на то, что "избрание Президентом А.Лукашенко в демократическом лагере, недолго думая, окрестили постсоветской консервативной реставрацией, наступлением неокоммунизма. Правление первого народного избранника казалось временным, недолговечным, поэтому демократические партии принялись переходить в жесткую оппозицию ему, которая по мере формирования президентской "вертикали" власти перерастала в непримиримую конфронтацию. Хорошо помню недоумение и негодование некоторых демократических деятелей, тыкавших пальцем в биографию А.Лукашенко: мол, как это можно, чтобы провинциал возглавлял целое государство, у него же масштаб мышления не тот. Из поля зрения противников молодого Президента выпадало как минимум два момента. Во–первых, президенты необязательно должны рождаться принцами крови (политический талант живет, где хочет и в ком хочет). Во–вторых, белорусскому избирателю виднее, кого ставить кормчим. Однако вместо того чтобы понять естественный и законный характер политического взлета первого Президента, оппозиционная элита решила, что на президентских выборах 1994 года произошел некий вывих истории, ошибка, которую надо любой ценой исправить".

По словам политика, "оппоненты новой власти практически целиком зациклились на планах низложения, как они полагали, провинциального политического "выскочки". Избрание А.Лукашенко нарушило движение Беларуси в Европу, это ненормально, его власть временна, твердили многие политики и звали к крестовому походу. Потеряв шансы завоевать первый приз, оппозиция, увы, не потеряла желания свести политические счеты с тем, кто, по ее мнению, выиграл его "случайно".

Однако не все в оппозиции такие радикалы, рекламируется как конструктивная сила Левкович: "Наша партия исповедует идеологию эволюционного, а не революционного пути развития общества. Да, среди социал–демократов есть политики, которые только и умеют, что махать шашкой налево и направо да звать на баррикады. Но не они делают погоду в наших рядах. Позиция белорусской социал–демократии ("Грамады") — это позиция европейской социал–демократии, позиция реформ и спокойных перемен. Хорошо известно, что октябрьский переворот 1917 года случился тогда, когда произошел раскол в российской социал–демократии и появились большевики с их радикальной идеологией разрушения старого жизненного уклада "до основанья..." Мы сегодня видим, как живут европейцы, и знаем, что Европа пришла к достойной жизни именно через социал–демократию, через стратегию эволюционного развития. А большевики выстроили "котлован". Поэтому наша позиция — это не большевизм, не тотальное отрицание существующего порядка вещей, мы никогда не выступали и не планируем выступать за революционную практику общественных преобразований".

Левкович уверен, что "в Беларуси будут всегда пользоваться спросом политические силы, которые ориентированы не на раскачивание ситуации, а на ее стабилизацию. Люди интуитивно чувствуют, что именно таков курс А.Лукашенко, который зарекомендовал себя решительным противником любых "оранжевых" проектов. Не разрешив радикальной приватизации, стабилизировав экономическую ситуацию, сохранив рабочие места, сделав упор на поддержание социальных стандартов, руководитель государства серьезно укрепил свой авторитет в глазах избирателей".

И вывод: "В конечном счете нам следует признать, что А.Лукашенко, несмотря на противоречия и сложности своего президентского правления, выполнил историческую миссию по первоначальному обустройству страны после распада СССР, формированию белорусской государственности и сохранению независимости Беларуси".
11:23 16/04/2009




Loading...


загружаются комментарии