Бенита Ферреро-Вальднер: "Восточное партнерство" - осознанный выбор ЕС

Член Еврокомиссии Бенита Ферреро-Вальднер, курирующая вопросы расширения и политики соседства Евросоюза, считает необоснованными опасения Москвы, связанные с программой ЕС "Восточное партнерство".

Бенита Ферреро-Вальднер: "Восточное партнерство" - осознанный выбор ЕС

В четверг, 7 мая, в Праге официально стартовала программа Евросоюза "Восточное партнерство", в которой участвуют шесть бывших советских республик - Армения, Азербайджан, Белоруссия, Грузия, Молдавия и Украина. Москва усматривает в этой инициативе Брюсселя очередную попытку Запада ущемить интересы России. Однако член Еврокомиссии Бенита Ферреро-Вальднер, курирующая вопросы расширения и политики соседства Евросоюза, в интервью Deutsche Welle назвала опасения России необоснованными.

Deutsche Welle: В преддверии саммита европейские политики много спорили о том, приглашать ли в Прагу президента Белорусии Александра Лукашенко. В итоге пригласили, но он не приехал. Вы вздохнули с облегчением?

Бенита Ферреро-Вальднер: Должна сказать, что мы уже давно пригласили Белоруссию к участию в программе "Восточное партнерство". Решение, кого отправить в качестве представителя страны на этот саммит, принимал официальный Минск. Я считаю очень важным, что Белоруссия тоже приглашена к участию в этой инициативе. Теперь у нее появился шанс стать частью многосторонней платформы - объединения шести государств и их более тесного взаимодействия с 27 странами-членами ЕС.

- Евросоюз выделил на программу "Восточное партнерство" немалые финансовые средства. На что пойдут эти деньги?

- Основой этой программы, как это бывает в подобных случаях, станет сотрудничество в рамках отдельных проектов, в которых будут участвовать и страны ЕС, и шесть государств-партнеров, чтобы те учились взаимодействовать между собой. Например, в сфере энергоснабжения, в развитии средних и малых предприятий, трансграничном сотрудничестве. Наладить такое взаимодействие государства-участники программы могут, воспользовавшись опытом 27 стран ЕС. Они увидят, как мы решали те или иные проблемы, и им не придется изобретать велосипед. С другой стороны, эти страны получат возможность обмениваться опытом и применять его на практике. Это главная идея программы, и нас радует, что все готовы участвовать в ее осуществлении.

- Как известно, Евросоюз выделил средства на инициирование и поддержку демократических процессов в странах-партнерах ЕС. Каким образом будет оцениваться их прогресс на пути к демократии? Например, как можно определить, стал ли режим президента Лукашенко более либеральным, более демократичным?

- Для Белоруссии мы разработали определенный каталог критериев. Евросоюз заявил, что Белоруссии необходимо изменить избирательное законодательство и характер проведения выборов. Кроме того, поработать над законом о СМИ, упростить условия регистрации неправительственных организаций, прекратить преследование оппонентов власти и обеспечить соблюдение основных прав человека, в частности права на свободу собраний. Мы будем очень внимательно следить за развитием ситуации в Белоруссии и ее шагами на пути демократического развития. Сейчас мы можем сказать, что в стране действительно произошли некоторые изменения к лучшему, но еще многое должно быть сделано.

- Всего до 2013 года Евросоюз выделил на программу "Восточное партнерство" 600 миллионов евро. Как будут распределены эти средства между странами-партнерами?

- Все зависит от того, какие проекты будут реализовываться. Естественно, что крупные страны будут участвовать в большем количестве проектов, нежели страны поменьше. Запланированы, однако, проекты трансграничного сотрудничества, которые заинтересуют всех участников. Важно и то, что финансирование страны может увеличиться, если она будет выполнять все условия и критерии программы. В рамках "Восточного партнерства" мы попытаемся поддерживать экономические и политические реформы в шести государствах, а также вести мониторинг всех проектов.

- Означает ли это поддержку в пользу большей демократии и одновременно - снижения зависимости от России?

- Я считаю подобную тактику неправильной. Мы не собираемся играть с Россией в игру с нулевой суммой (то есть когда все действуют друг против друга - прим. ред.). Москве вообще не стоит бояться того, что Евросоюз попытается создать ей конкуренцию. Ведь почти все государства программы "Восточное парнерство" граничат и с ЕС, и с Россией. Все они - партнеры и соседи как России, так и Евросоюза. Да и само партнерство Брюсселя с Россией носит стратегический характер, и сейчас мы, как вам известно, разрабатываем новое, широкомасштабное соглашение о партнерстве и сотруднчиестве с Москвой. Поэтому не следует считать наши действия направленными против России. К слову, некоторые наши многосторонние проекты позволяют приглашать к сотрудничеству третьи страны, среди них наверняка окажется и Россия.

- Но прямой конкуренцией России является встреча со странами так называемого южного коридора. Евросоюз хочет зарезервировать для себя поставки энергоносителей из стран азиатского и кавказского регионов, что идет вразрез с планами Москвы. Какова степень политической обусловленности этой встречи?

- И в этом случае скажу: нам прекрасно известно, что и сейчас, и позже мы будем зависеть от России, точно так же, как Россия зависит и будет зависеть от ЕС. Между нами существует экономическая взаимозависимость, и очень важно осознать это. Разумеется, потребность Евросоюза в энергии вырастет, и у России не будет возможности удовлетворить все наши запросы в полном объеме. Поэтому стремление ЕС диверсифицировать поставки энергоносителей ни в коем случае не направлено против России. Мы пытаемся получить как можно больше и источников, и поставщиков энергии, и в этом кроется смысл встречи со странами "южного коридора".

- Тем не менее, Россия недовольна попытками Брюсселя наладить партнерство с бывшими советскими республиками, так как считает их зоной своего влияния. Согласен ли ЕС с такой позицией Москвы?

- Я полагаю, нам придется вести с Москвой множество переговоров по этому поводу. Мне кажется, вопрос о зонах влияния вообще не должен стоять на повестке дня, так как всем следует понимать: это независимые государства, стремящиеся к оптимальной экономической и политической стабильности, которая пойдет на пользу и Евросоюзу, и России.

- Не следует ли Евросоюзу включить в программу "Восточное партнерство" и Россию? Ведь она тоже является восточным соседом ЕС.

- Да, является, но стоит учесть, что программа "Восточное партнерство" была нашим осознанным ответом на стремление этих стран сблизиться с ЕС, привести некоторые свои нормы в соответствие с нормами Евросоюза, сотрудничать с Европейским Союзом во многих сферах. Поэтому мы и разработали программу, ориентированную именно на эти государства, но имеющую и платформу для многосторонних отношений.

- Некоторые россияне, возможно, позавидуют этому партнерству. Ведь часть переговоров между ЕС и государствами "Восточного партнерства", так же как и ЕС и Россией, касается возможной отмены визового режима. Насколько вы продвинулись в решении этого вопроса? Когда россияне смогут въезжать на территорию ЕС без виз?

- Режим безвизового въезда в страны Евросоюза граждан и России, и стран-участниц программы "Восточное партнерство" - дело непростое. Безвизовый режим остается долгосрочной целью, и прежде, чем ее достичь, необходимо выполнить множество критериев в сфере безопасности. Но мне хотелось бы вернуться к одному из ваших предыдущих вопросов. Основой "Восточного партнерства" является политика соседства, а Россия не участвует в программе политики соседства, поскольку не высказала желания присоединиться к ней. Она хотела для себя как крупного государства отдельного соглашения о партнерстве с ЕС, и мы пошли ей навстречу. Так что все необходимо рассматривать в соответствующем контексте. Политика соседства - это одно дело, а стратегическое партнерство с Россией - другое. Но они никоим образом не исключают дополнительных контактов.

- Украина, будучи участницей программы "Восточное партнерство", считает ее недостаточной. Что должно произойти на Украине и в ЕС, чтобы эта республика получила возможность стать кандидатом на принятие в Евросоюз, чего добивается Киев?

- В настоящее время страны-члены Евросоюза считают политику соседства ЕС и ее более высокий уровень - программу "Восточное партнерство" - правильным предложением и пока не намерены идти дальше этого. Украина согласилась с этим, даже если ей и хотелось бы стать членом Евросоюза. Но гораздо более важным является то, что мы предоставили Украине и другим государствам Восточной Европы возможность сближения с ЕС. В этом и заключается суть нашего предложения, адресованного им в рамках "Восточного партнерства".

- Можно ли понимать это так, что балканские государства, подавшие заявку на вступление в ЕС, достигли большего прогресса, чем Украина?

- Да. Хотя здесь речь идет не о прогрессе, а о том, что ЕС, причем все государства Евросоюза, в политическом плане открыли перед балканскими странами перспективу вступления в ЕС. Однако и в данном случае каждое из государств Балканского полуострова должно отвечать само за себя и само обеспечивать превращение перспективы в конкретные действия.

17:17 07/05/2009




Loading...


загружаются комментарии