Многорукое партнерство

Не ищите на фотографии саммита Сергея Мартынова и Владимира Семашко. На общее фотографирование белорусская делегация не вышла. Белорусская делегация выполнила свою роль и спряталась от фотографов. Странным образом, но все стороны довольны результатом саммита. Лукашенко показал, что с ним хотят разговаривать в Европе, оппозиция радуется, что все-таки диктатора на саммите не оказалось. Европейские политики довольны самим фактом масштабной встречи. Все боятся спугнуть удачу.

Многорукое партнерство

Похоже на то, что Беларусь к участию в «Восточном партнерстве» подготовилась куда как основательнее, нежели сами инициаторы этой новой европейской политики. Даже в день учредительного саммита представители Брюсселя продолжали пережевывать старые тезисы, лишь в крайне обтекаемой форме дающие представления о перспективах «Восточного партнерства».

Проект еще предстоит наполнить конкретикой, и подходить к этому процессу Европа намерена с прицелом на национальные и геополитические особенности каждой страны-участницы в отдельности. Но официальный Минск уже, похоже, нащупал ту линию, которую в своих «восточнопартнерских» отношениях намерен сделать красной. Беларусь делает ставку на исключительный прагматизм экономического толка, в котором нет места отвлеченным понятиям вроде демократических ценностей.

Для Брюсселя, с одной стороны, четкое обозначение Беларусью своих интересов в «Восточном партнерстве» облегчает задачу выстраивания отношений в рамках этой политики. С другой — существенно затрудняет выполнение продекларированной цели мягкой и постепенной трансформации политического и общественного строя в Беларуси в соответствии с европейскими демократическими стандартами, пишут naviny.by.

О том, что этот вопрос с повестки дня не снят и не затерялся в ворохе бумаг европейских чиновников, сегодня в Праге говорила и комиссар по внешним связям и политике добрососедства Бенита Ферреро-Вальднер, напомнившая о существовании пяти рекомендаций, и глава комитета Европарламента по международным делам Яцек Сариуш-Вольски, отметивший, что «прогресс в отношениях с Беларусью будет зависеть от прогресса в процессе реализации реформ в Беларуси», и глава Европарламента Ганс-Герт Петтеринг, заявивший, что Европа «не поджала хвост» в критике Минска. Да и в учредительной декларации «Восточного партнерства», которая, как отмечает наш МИД, «отвечает национальным интересам страны», верховенство законов, уважение прав человека и основных свобод названы основополагающими ценностями, на которых будет базироваться новая политика.

Впрочем, создается впечатление, что представители официального Минска в Праге эти ремарки благополучно пропустили мимо ушей и не стали обременять этими «лишними» подробностями белорусское общество. Государственные СМИ в сообщениях с саммита и проведенных там посланниками Беларуси встречах делают акцент исключительно на прагматичных моментах диалога. Кстати, на предварявших саммит встречах с Ферреро-Вальднер и Соланой солировал министр иностранных дел Сергей Мартынов, тогда как фактический руководитель делегации первый вице-премьер Владимир Семашко пытался убедить деловые круги Чехии в инвестиционной привлекательности нашей страны.

Свое видение сути «Восточного партнерства» глава МИД Беларуси обрисовал во время встречи с Хавьером Соланой. По словам Сергея Мартынова, Беларусь в этой программе привлекает отнюдь не прямое финансирование деятельности. Беларусь планирует предложить своим соседям и по ЕС, и по «Восточному партнерству» проекты, которые могли бы стать серьезной, содержательной частью партнерства. Это касается приграничного сотрудничества, транзита электроэнергии, инфраструктуры, логистики транзита, сообщает БЕЛТА.

«Вот эти вещи должны быть главной, содержательной частью, — сказал министр. — А формальная юридическая оболочка, которая сегодня будет утверждена, и финансирование как техническое поддержание этой оболочки — не принципиальны, еще раз подчеркну, что принципиальным является проектная, содержательная часть партнерства».

В Прагу Мартынов приехал отнюдь не с пустыми декларациями, а с более чем конкретными проектами и предложениями, которые были преданы гласности в ходе встречи с Бенитой Ферреро-Вальднер. В частности, Беларусь попробует заинтересовать Европейскую комиссию проектом соединения электрических сетей Беларуси и Польши, что, по мнению Мартынова, «принесет выгоду не только Беларуси и Польше, но и партнерам в Российской Федерации, странах ЕС».

Кроме того, Беларусь заинтересована в расширении сотрудничества с Европейским банком реконструкции и развития и в привлечении в регион Европейского инвестиционного банка. Также Беларусь имеет возможность и желание подключиться к европейской системе электронного декларирования грузов, что станет гарантией беспрепятственного транзита товаров через нашу страну.

Кроме того, как сообщает БЕЛТА, стороны также обсудили сотрудничество в энергетике, сельском хозяйстве, сертификации, экологической сфере. А вскоре намерены к этим темам добавить диалог на экспертном уровне по экономическим и финансовым вопросам, банковскому делу.

В общем, официальный Минск, похоже, вполне уверен в том, что Евросоюз, раз уж ввязался в прагматичный диалог с Беларусью, с этой тропы не свернет. Следовательно, у белорусских властей нет большого резона уступать мягкому нажиму Европы относительно демократизации страны. По крайней мере, уступать с такой скоростью, превышение которой чревато последствиями для стабильности нынешней власти.


Лукашенко мыслями в Праге, а телом с Москвой


7 мая, в день открытия пражского саммита «Восточного партнерства», Александр Лукашенко встретился с послом России Суриковым.
Подтекст более чем прозрачен: мы, мол, не держим камня за пазухой, вступая в новую программу ЕС, считают обозреватели «Белорусских новостей». Руководству Беларуси действительно не с руки ссориться с Кремлем. Он ведь по-прежнему сильно поддерживает экономику соседки, весьма зависимой от российских энергоресурсов и рынка. Но и от выгод «Восточного партнерства» Минск отказываться не собирается. Хотя бы потому, что зависимость от России чрезмерна, а потому — чревата…

Не секрет: сближение с ЕС помогает тверже держаться под латентным давлением той же Москвы. Кто поверит, что там такие уж филантропы? За каждый скормленный Минску витамин от него ждут вполне конкретных услуг. В минуты эмоциональных публичных откровений белорусский официальный лидер не скрывает, что некоторые требования с востока весьма напрягают: «Российская сторона нам также говорит: отдайте заводы, отдайте то-то и то-то. Сегодня никто в условиях кризиса ничего продавать не будет».

Более того: не полетев в Прагу, Лукашенко парадоксальным образом подыграл Европе. Снял моральный груз с тех политиков ЕС, что терзались мыслью, пожимать или не пожимать руку тому, кого до недавней смены подхода к «белорусскому вопросу» привычно называли «последним диктатором Европы». Да и белорусская оппозиция получила повод говорить о моральной победе: не зря писали петиции с лейтмотивом «ему там не место»!

В общем, и волки сыты, и козы целы. Ведь формат участия Беларуси в «Восточном партнерстве» не зависит от того, кто представляет ее в Праге. Брюссель ведь как раз и подчеркивал: мы приглашали на саммит не персону, а страну.

Другое дело, что может получиться много шума из ничего. В день саммита австрийская Die Presse выказала опасения, что широко разрекламированная инициатива окажется мертворожденным ребенком. Пока «Восточное партнерство» выглядит рыхло, да и деньжат на него отжалели не ахти.

Программу принимали, по меркам брюссельской бюрократии, в пожарном порядке. Польско-шведская идея могла бы мариноваться еще не один год, но подстегнул шок от прошлогодней войны на Кавказе. Плюс подморозивший Европу зимний газовый конфликт Москвы с Киевом. ЕС хочет застраховаться от таких шоков в будущем.

В Киеве и Минске тоже хотели бы укрепить энергобезопасность, в том числе и перед лицом восточной соседки. Именно на энергетике сделали акцент Лукашенко и Ющенко 6 мая на экстренном рандеву в Гомеле. Да и в Прагу полетел куратор белорусской энергетики — первый вице-премьер Семашко. А министр иностранных дел Мартынов и еврокомиссар Ферреро-Вальднер обменялись 7 мая в чешской столице текстами декларации о сотрудничестве между Беларусью и ЕС в сфере энергетики.

И хотя прошедшая параллельно встреча Лукашенко с российским послом была призвана развеять тревоги Москвы, там вряд ли избавятся от неприятного чувства: что-то такое без нас затевается! Вспомним, как нервно отреагировала Россия на подписание Брюсселем и Киевом в марте совместного заявления о модернизации украинской газотранспортной системы.

В недавнем интервью Рейтер Лукашенко не стал открещиваться от идеи реформ. Но — только по чуть-чуть, чтобы не покачнуть статус-кво. Политологи стали поговаривать о соблазне размена: с одной стороны — скупая доза либерализации, с другой — Европа тихо закроет глаза на четвертый срок Лукашенко (президентские выборы — через полтора года).

Впрочем, суровая экономическая ситуация может подхлестнуть реформы посильнее, нежели увещевания Брюсселя. Без хозяйственной модернизации не обойтись. Чтобы получилась зона свободной торговли с ЕС, пошли западные инвестиции, надо перелопатить законы, поменять правила игры в экономике. А это может повлиять на все параметры выстроенной в Беларуси системы.

23:18 07/05/2009




Loading...


загружаются комментарии