Реформа тюрем возможна, если Лукашенко окажется в камере

Очередное заседание Общественно-консультационного совета при Администрации Президента, возможно, проведут в одной из камер следственного изолятора на улице Володарского.  Тема, как раз, подходящая - «Гуманизация системы наказаний в Республики Беларусь и  осуществление общественного контроля над исполнением прав человека в местах лишения свободы».

Реформа тюрем возможна, если Лукашенко окажется в камере

В преддверии этого важного мероприятия корреспондент «Белорусского партизана» решил узнать, есть ли в Беларуси тюрьмы, которые значатся на хорошем счету. И в какой из камер сможет уместиться весь консультационный совет.

Председатель юридической комиссии Белорусского Хельсинского Комитета Гарри Погоняйло достаточно скептично настроен по отношению к Общественно-консультационному совету при Администрации Президента. По его мнению, этот совет лишь иллюзия какого-то общественного диалога между властью и обществом. Но о тюрьмах бывший судья и адвокат рассказал.  

- Идея провести заседание совета в камере не нова. В свое время президент Грузии Эдуард Шеварднадзе  поместил судей на сутки в следственный изолятор.  Сказал, чтобы они исследовали условия содержания заключенных, поговорили с охранниками и самими заключенными. И говорят, что этот эксперимент имел положительный результат, перелом произошёл - суды стали реже осужденных лишать свободы.

Если совет пройдет все-таки в камере (а там есть камеры, в которых содержат порой и 40 человек, так что они там все вполне поместятся) и его члены подышат тягостной аурой этого заведения, то, может,  у кого-то  из властьпридержащих появятся мысли, что нужно что-то менять. Но все-таки для того, чтобы что-то изменить в нашей стране, нужна политическая воля одного человека, а его как раз таки  в этой камере не будет.

По словам Гарри Погоняйло, самыми строгими и примерными являются Жодинское СИЗО и тамошняя же тюрьма, где содержаться лица, приговоренные и к пожизненному заключению. «Если  оценивать колонии по внешним признакам, немаловажное значение имеет, кто там начальник. Некоторые  очень строго придерживаются предписаний, законов, тех  инструкций, которые расписывают порядок жизни тюремного населения. Определенную жесткость режима они пытаются сгладить внешними атрибутами. В Жодино, например, много цветников, там очень опрятная, ухоженная территория. Это мои впечатления от посещения этого учреждения пятилетней давности».

- В последние годы Белорусский  Хельсинский Комитет не имеет возможности посещать учреждения в уголовно-исполнительной системе, наших представителей не включили в состав известной республиканской общественной комиссии по контролю над тюремными учреждениями и исправительными учреждениями, - говорит Гари Погоняйло. - Их нет и в областных структурах этой комиссии. Поэтому правозащитникам приходится проводить мониторинг тюрем другими способами. Например, сейчас вызывает определенную озабоченность, то что практически каждые 1,5 года в Беларуси применяют амнистию. Мы это связываем, прежде всего с тем, что суды необоснованно широко применяют меру наказания связанную  с лишением свободы, поэтому в исправительных учреждениях очень быстро освободившиеся места после очередной амнистии заполняются новым «клиентами». Это вызывает определенные трудности в их содержании и влечет огромные расходы бюджета на содержание такого многочисленного контингента.

По сообщениям сайта Белорусского Хельсинского Комитета на 2008 год задолженность только гомельских мест заключения составила около 3-х млрд. руб. Аналогичная ситуация и в других областях.

Неудивительно, что тема белорусских тюрем достаточно популярна в СМИ. Многие политзаключенные, отбыв срок, стараются помочь тем, кто оказался за решеткой. Так, например, в Интернете есть авторский проект бывшего заключенного Валерия Левоневского, отбывшего два года лишения свободы в различных лагерях и тюрьмах Беларуси.  По словам узника совести, осужденным в белорусских тюрьмах и колониях запрещают изучать законы и правила, по которым они должны отбывать срок. «Самые секретные книги в «зоне» - это УИК (уголовно исполнительный кодекс), ПВР (правила внутреннего распорядка в ИУ), нормы вещевого довольствия и питания осужденных, инструкции по оказанию медицинской помощи осужденным. За требования этих книг можно оказаться в ШИЗО».

В нашей стране более 30 колоний. «В силу традиций и сложившихся обстоятельств, некоторые заключенные жалуются на витебские учреждения Витьба-1 и Витьба- 2, бобруйские и гомельские  исправительные учреждения», отмечает Гарри Погоняйло.

Можно, конечно предположить, что  Владимир Макей согласится провести очередное собрание, посвящённое гуманизации уголовно-правовой системы Беларуси, в СИЗО на Володарского и это встреча сможет изменить что-то в головах  белорусских чиновников.  Но в это верится с трудом.  Как справедливо заметил  правозащитник Гарри Погоняйло, человека, чья политическая воля сможет что-то изменить, в этой камере на тот раз не будет.  Но даже он должен помнить о поговорке: от тюрьмы да от сумы не зарекайся...

06:40 14/05/2009




Loading...


загружаются комментарии