Татьяна Бумажкова: Я поняла

С Татьяной Бумажковой, дочерью  известного партизанского командира бригады и автором громкого письма Лукашенко, беседовала журналист и писатель Наталья Бабина.

Татьяна Бумажкова: Память про отца для меня святая. А то, что произошло с его домом в Копыле - это оскорбление его памяти. При этом прославляется память таких энкаведистов, как Ваупшасова, Шмырева.

Наталья Бабина: Неужели Вы думаете, что Ваша критика поможет решить вопрос с домом, который рушится  из-за чиновничьей халатности?

ТБ: Я написала открытое письмо как раз тогда, когда понимала, что не поможет. И написала в конце: по крайней мере, теперь Лукашенко не скажет, что он "не знал". То, что происходит в стране - просто ужасно. Когда за границей говоришь, что ты из Беларуси, то первая реакция: "А, контрабанда оружия!" Страна имеет такую репутацию!

НБ: Ваши взгляды так радикально поменялись. Вас помнят как автора статей, в которых в начале 1990-ых Вы бескомпромиссно высказывались против демократии и независимости ("Барьеры политической слепоты"), помнят Вас как редактора газеты "Славянские Ведомости"…

ТБ: Я никогда не выступала против демократии и независимости. Я предупреждала о том, что тогдашние методы БНФ могут привести к кровавым событиям. Думаю, если бы я сегодня встретилась с Быковым, мы с ним поняли бы друг друга.… Тогда я видела в его поступках расшатывание системы. Тогда мне казалось это недопустимым… Мне казалось, что они ведут к столкновению людей лбами, жаждут  крови. Ошибка деятелей возрождения была в том, что они мало писали, мало пропагандировали свои взгляды, не отвечали ярко и незабываемо.

В начала 1990-ых я с комсомольским рвением начала издавать газету "Славянские Ведомости". Но скоро сама же ее и закрыла. Ведь когда пошла информация, раньше закрытая, у меня волосы стали дыбом! Мы же были уверены, что советская власть моральная. Да, есть отдельные недостатки, но в целом это справедливый строй. И тут я поняла, что это не так. Лгать читателям не хотела. Больно было осознавать, что умышленно тебя сделали слепым, глупым…

А в общем, я всегда писала так, как видела, как знала. Работая в "Сельской газете", я первая написала, что правду о Чернобыле от нас скрывают. Я писала о громком "норковом деле" - а за эту тему боялись браться журналисты.

НБ: Каких действий Вы сейчас ожидаете от власти?

ТБ: Я хотела показать людям: этот случай стоит в ряде других таких же, когда людей оскорбляют безнаказанно, когда воруют и лгут сплошь и рядом. Если бы люди знали, чем угрожают Беларуси союзы с Россией, разве они разрешили бы вступать в них? Если бы была свобода информации, люди бы задавали власти очень неприятные вопросы. У каждого человека есть естественное чувство справедливости, которое власть пытается заглушить. Я буду продолжать задавать вопросы.

Я мечтаю создать общественное движение, которое занималось бы тем, что помогало бы людям восстанавливать свою честь и достоинство, которые в условиях нашей страны топчутся постоянно - причем за деньги налогоплательщиков, граждан. В какой еще стране мира возможно, чтобы полицейский ударил кулаком по лицу женщину и остался при должности, как это произошло, когда омоновец ударил Светлану Завадскую? Это же ужас!

Я требую только того, что в любой стране является нормой. Я жила и работала за пределами Беларуси, но теперь возвратилась специально для того, чтобы довести до конца дело с отцовским домом и топтанием его памяти.
06:56 18/05/2009




Loading...


загружаются комментарии