Лукашенко готов спорить с Европой, у кого демократии больше

Апологетам теории о возможности мягкой трансформации белорусской власти от авторитаризма к управляемой демократии и далее к полной победе цивилизованных форм правления предъявлено очередное опровержение их хлипких надежд. И предъявил их сам президент, 22 мая посетивший с рабочим визитом малую родину.

Сегодня диалог Минска и Брюсселя не обременен неукоснительными к исполнению договорами. Вариант дорожной карты, на которой настаивала оппозиция и которую вроде были не прочь использовать сами европейцы, отпал из-за жесткой позиции белорусских властей. Ставить себе условия в письменном виде официальный Минск не позволил, а шансов обыграть Лукашенко в кулуарных договоренностях у Европы, честно говоря, немного.

Давать задний ход сегодня Брюсселю уже поздно. Остается лишь надежда на избранную в качестве компромисса тактику гибкого подхода к решению белорусской проблемы, да на честное слово белорусского лидера. Надежды эти, следует признать, выглядят достаточно зыбко.

Официальный Минск не устает повторять, что в Европу страна идет с сугубо прагматическими интересами. Не далее как вчера возглавлявший делегацию Беларуси на учредительном саммите «Восточного партнерства» первый вице-премьер Владимир Семашко докладывал президенту о том, что по инициативе белорусской стороны из текста декларации были убраны «все политические нюансы», а итоговый документ был насыщен конкретикой.

«Людям нужна практическая отдача от этого проекта», — сказал Лукашенко сегодня, посещая элитное сельхозпредприятие «Александрийское». «Мы хотим, чтобы в этом проекте — «Восточное партнерство», мы смогли получить то, на что рассчитываем: дороги, трубопроводы, инфраструктурные проекты и так далее, — уточнил президент. — То есть мы исходим из практической точки зрения».

В общем, господам европейцам предложено не забивать себе голову всякой шелухой, а подумать о высоком — судьбе народа. Необходимость учитывать поправку на то, что критерии «высокого» у официального Минска и Европы расходятся катастрофически, белорусские власти, похоже, умышленно не осознают.

Чарка и шкварка — это незыблемый приоритет, это гарант стабильности и фундамент власти. Права и свободы — субстанции несъедобные, чреватые интоксикацией общества и его неожиданными реакциями на, казалось бы, привычное положение вещей.

«Что они от нас хотят? — имея в виду Европу, задается вопросом Лукашенко. — Разговоров много — от демократии и прав человека. Но это разговоры и трескотня. А то, что кто-то навязывает эту демократию, мы не против, но мы еще посмотрим и поспорим, у кого этой демократии больше».

Короче, в диалоге по правам человека, который официальный Минск вроде как обещался начать в связи с принятием в «Восточное партнерство», белорусские власти участвовать будут, но уже сегодня без всяких экивоков дают понять, что ловить в этом диалоге Европе нечего.
09:43 23/05/2009




Loading...


загружаются комментарии