Сладкий самообман

На прошлой неделе премьер-министр и председатель Нацбанка доложили президенту о мерах по преодолению кризиса.

Сладкий самообман

Согласно официальным сообщениям, доклады были выдержаны в духе оптимизма и чувства глубокого удовлетворения. Как и положено в стране полной и окончательной победы стабильности. С.Сидорский сообщил, что ситуация в экономике стабилизировалась, отечественные экспортеры закрепляются на внешних рынках. (Для справки: в первом квартале года белорусский экспорт сократился на 46%). Ему вторил заместитель министра экономики А.Тур, который заявил журналистам, что экономические показатели обнадеживают правительство.


Итак, можно уже подводить предварительные итоги жизни страны в условиях экономического кризиса. Власти разных государств различным образом реагируют на это бедствие. Реакция белорусского руководства, как обычно, отличается своим неповторимым своеобразием. Внимательно изучая заявления и действия правящей команды, можно прийти к некоторым выводам.

 

Беларусь вступила в кризис, находясь в стадии экономического роста, потребительского бума, вызванного благоприятной внешнеэкономической конъюнктурой, прежде всего, ростом мировых цен на наши нефтепродукты, калийные удобрения, продовольствие. Судя по всему, белорусские руководители уверены, что мировой экономический кризис – это стихийное бедствие, которое долго продолжаться не может. Это - временное явление, и оно скоро пройдет. После этого наша экономика благополучно вернется к тому статус-кво, который существовал до кризиса, т. е. снова успешно впишется в прежние энергосырьевые схемы, попадет на волну нового ценового бума. Тем более что, как уверяет А.Лукашенко, наша экономическая политика была правильная, и кризис только подтвердил это.

 

Отсюда практический вывод: ничего по большому счету менять не надо, нужно просто потерпеть, продержаться какое-то время "сжав зубы", и все само собой вернется на круги своя. "Кризисы приходят и уходят, а нам надо готовиться к рывку", - уверял А.Лукашенко в своем выступлении в Национальном собрании с посланием.

 

Из этого стратегического постулата вытекают практические действия властей. Во-первых, успокоить народ, создавать благолепную пасторальную картинку, убедить белорусов, что в других странах все гораздо хуже. А у нас руководство старается, не спит в шапку, принимает меры, президент регулярно посещает предприятия. Так что верьте, надейтесь и ждите, ваша судьба в надежных руках.

 

Из этой же стратегии лучезарного оптимизма происходит и непоколебимое убеждение, что ни в коем случае не надо сокращать производство, отменять валовые показатели, закрывать предприятия. Ведь если эта кризисная навала временная, вот-вот должна закончиться, то зачем останавливаться. После кризиса выиграет тот, кто сохранит производство. Как только начнется оживление, повысится спрос, мы тут же вывалим все свои складские запасы, и тем самым обгоним конкурентов, которые еще только будут раскачиваться, примеряться к возобновлению производства. В итоге мы окажемся самыми умными.

 

Поэтому, как ни в чем ни бывало, власти продолжают строить агрогородки, ледовые дворцы в районных центрах, готовятся возводить АЭС.

 

Во-вторых, чтобы продержаться трудное время, надо взять внешние кредиты. Это лучше, чем проводить новую девальвацию со всеми социально-политическими последствиями. Причем, понимая, что это непопулярная политика, власти стараются ее не афишировать. Большинство народа просто не знает, как много Беларусь набрала кредитов в последние месяцы. Очень знаменательно, что это важнейшее направление экономической политики А.Лукашенко даже не упомянул в своем послании парламенту и народу.

 

В-третьих, уломать российское руководство покупать белорусскую продукцию за госбюджетные деньги. Официально это называется "совместный план действий с правительством России по минимизации последствий экономического кризиса". Вопрос настолько важный (речь идет о 25-30% белорусского экспорта в РФ), что им занимается сам А.Лукашенко, о чем неоднократно говорил публично.

 

Правда, президент потребовал искать новые рынки. Но это скорее риторический прием в расчете на электорат, чем реальное направление экономической политики. Ибо в условиях кризиса рынки закрываются.

 

В-четвертых, курс на экономическую либерализацию. В этом направлении действительно кое-что сделано, что-то еще готовится. Но хотелось бы обратить внимание на такой момент. Год назад, выступая с посланием в Национальном собрании, Лукашенко объявил экономическую либерализацию одним из важнейших направлений политического курса, посвятил ей значительную часть своего доклада и даже потребовал: "Беларусь должна войти в тридцатку лучших в мире по инвестиционному климату государств". В этом году в послании вопрос о либерализации был затронут как-то дежурно и невнятно, лишь вскользь, мимоходом. Тот же А.Тур, ставший главным интерпретатором экономической политики правительства, заявил в ответ на рыночные предложения представителя оппозиции С.Богданкевича, что "реформы в условиях кризиса – это преступление".

 

Видимо, не случайно в последнее время власти принимают все новые меры по борьбе с импортом: повышение импортных пошлин, понижение в пять раз стоимости беспошлинного ввоза товаров через границу, запрет продажи валюты на бирже. Понятно, все это противоречит политике либерализации.

 

Если возвращаться к президентскому посланию, то там акцент был сделан не на либерализацию, а на старые, проверенные административные меры. А.Лукашенко в своем привычном командно-директивном стиле требовал от директоров не продавать продукцию ниже себестоимости, не работать на склад, ибо это преступление и пр.

 

Но не является ли такая стратегия сладким самообманом? Возвращение к докризисному статус-кво вряд ли возможно по многим причинам. Прежде всего, кризис сильно изменит мировую экономику. Там будут иные точки роста. И вовсе не очевидно, что они воспроизведут прежние, выгодные Беларуси энергосырьевые схемы. Не ясно, удастся ли сохранить российский рынок в прежнем объеме.

 

Кризис лишь выявил, обнажил, вытащил на поверхность фундаментальные пороки белорусской экономики. Главный из них - дефицит внешнеторгового баланса. Если в экономике, ориентированной на внешние рынки, превышение импорта над экспортом стало хронической болезнью, то это означает, что мы имеем дело с государством-банкротом. Основная часть импортных товаров – это сырье и комплектующие для белорусской промышленности. Если предприятие за экспортируемую конечную продукцию выручает меньше денег, чем тратит на покупку сырья для ее производства, то оно нерентабельное и в рыночной экономике подлежит банкротству, реформированию, реструктуризации. То же самое относится и к экономике в целом.

 

Кризис лишь усугубил эту проблему. Обратите внимание, что в любой стране девальвация увеличивает экспорт и сокращает импорт. У нас же после новогоднего снижения стоимости белорусского рубля на 20,5%, наоборот, дефицит внешнеторгового баланса увеличился в 2,5 раза. Что свидетельствует о тяжелой болезни экономики, которая сама не рассосется. Нужна операция. Иначе говоря - смена экономической модели.

 

06:48 24/05/2009




Loading...


загружаются комментарии