Кирилл Коктыш: Политику определила нефть

Решение политкомиссии ПАСЕ вернуть белорусскому парламенту статус спецприглашенного не было неожиданным. Однако комментарии это решение вызывает очень резкие.

О том, какая именно прагматика подтолкнула Европу к потере лица рассуждает член совета Ассоциации политических экспертов и консультантов, доцент кафедры политической теории МГИМО МИД РФ Кирилл Коктыш.

- Решение политкомиссии ПАСЕ является новой, уже очередной, после визита к Папе Римскому и Пражского саммита, победой белорусского президента над Европой, и кроме прочего демонстрирует неприглядный для Европы факт довольно сильной девальвации демократических ценностей в самой Европе, т.е. там, где их, по идее, должны были бы хранить как эталон. Последние явно перестали быть принципами, задающими систему координат, и стали некими вторичными аксессуарами. Так, Европа довольно долго, в течение нескольких лет, и весьма шумно пыталась добиться демократизации белорусского режима, выдвигая условия и критерии таковой, вначале многочисленные, потом – не очень. Но в итоге, столкнувшись, с одной стороны, с несговорчивостью белорусского руководства, а с другой – с прагматичной необходимостью добиться успехов на белорусском направлении, решила объявить Беларусь демократией "как она есть".

Подчеркнем: белорусский режим не менялся заметным образом в период с 1997 года. Можно спорить, насколько правомерной и обоснованной была позиция ЕС, когда он позиционировал белорусский режим как "последнюю диктатуру Европы", но никоим образом не приходится говорить, что "режим исправился" и "учел европейские претензии". И в этом плане речь идет об очередном признании Европой своего поражения, которое ей нанес белорусский президент.

Резонный вопрос – какая именно прагматика подвигла Европу к потере лица? Ответ тут, опять же, лежит на поверхности. В условиях, когда пик мировой добычи нефти пройден, и нефти теперь будет все меньше, при том, что она будет все дороже, вопрос доступа к углеводородам становится вопросом стратегического преимущества. Россия, как известно, сделала ставку на проекты прямого доступа к своим главным европейским потребителям, это проекты СЕГ и Южный поток, которые оставляют "за бортом" страны Восточной Европы. ЕС, напротив, делает ставку на проект газопровода Набукко, который должен оставить в стороне Россию, лишив ее как минимум возможности диктовать условия на энергетическом рынке.

Но Набукко не станет полноценной альтернативой, если Европа не получит в той либо иной форме возможность контроля над сетями, через которые осуществляется транзит российских энергоносителей через третьи страны. "Восточное партнерство", недавно начатый Европой интеграционный проект для стран Восточной Европы, как раз и предполагает создание такой возможности, как минимум в потенции. Так, на первом этапе планируется строительство, в основном на базе существующих сетей, балто-черноморского нефтяного коллектора, который позволит доставлять нефть из Азербайджана через Украину и Беларусь в Прибалтику.

Беларусь, как известно, вошла в "Восточное партнерство". И уже одно это прощает в глазах Европы весь "недемократизм" белорусского режима, поскольку создает возможности куда более интересные и важные, нежели демократия. По крайней мере, в том виде, в каком демократия сегодня существует в Европе.

07:32 27/05/2009




Loading...


загружаются комментарии