Кирилл Коктыш: Россия не намеревается вводить санкций, но отменила привилегии Беларуси

Что это было? Чо стоит за «откровениями» Алексея кудрина и «праведным гневом» Александра Лукашенко?


Ситуации комментирует Член российского совета Ассоциации политических экспертов и консультантов, кандидат политических наук Кирилл Коктыш.
-- Эмоциональная реакция президента Лукашенко вполне понятна и объяснима. Кудрин перед началом переговоров, главной целью которых - с белорусской стороны - было скорейшее выделение последнего транша российского кредита в 500 млн. долларов, по сути дезавуировал эту цель, заявив о сомнениях в возвратности кредита, а попутно и высказав свою нелицеприятную оценку в отношении методов менеджмента белорусской экономики. Переговоры, таким образом, превратились не в разговор по кредиту, а в выяснение системы координат, сложившейся после вступления Беларуси в "Восточное партнерство". Как уже неоднократно говорилось, "Восточное партнерство", будучи объединением восточноевропейских стран ради самого объединения, иных целей декларировано не было, по сути имеет наибольшие шансы стать попыткой этих стран продать Западу ресурс своей специфической близости с Россией, в силу чего и повлекло принятие Россией соответствующих мер по предотвращению самой возможности такого торга. В частности, Россия прекратила закупать за бюджетные средства продукцию белорусской промышленности.

Предположить, что Кудрин мог сделать заявления, не согласованные с Путиным, по сути невозможно. Его слова были вполне в логике российской политики в отношении Беларуси: Россия не вводила и не намеревается вводить никаких санкций, но отменила специфические привилегии, которыми до этого пользовалась Беларусь в России.

При этом ситуация в белорусской экономике на самом деле не может внушать особого оптимизма. Беларусь - экспортозависимая страна, порядка 70% доходов бюджета формируется за счет экспортных поступлений. За первый квартал этого года выручка от экспорта упала более чем на 40%, что не может не сказаться на экономической ситуации в Беларуси. Пока проблема дисбаланса между доходами и расходами решается за счет кредитов, но это не может продолжаться долго - о чем, собственно, и высказался Кудрин. На российкий рынок при этом приходится около половины белорусского экспорта, вторая половина - торговля с ЕС, но если в ЕС идет продукция нефтехимии и нефтепереработки, то в Россию - промышленная продукция белорусских предприятий. Как выяснилось, снятие привилегий с белорусской продукции внутри России значимо сказалось на ее конкурентоспособности - на складах сейчас накоплен месячный объем производства. Проблема еще и в том, что иной рынок, нежели российский, в условиях кризиса белорусская продукция вряд ли сможет найти - вследствие падения покупательной способности везде образовался кризис перепроизводства, и найти рентабельный сбыт сегодня практически нереально.

При этом эмоциональные заявления белорусского президента пока отнюдь не означают кардинального изменения формата белорусско-российских отношений. Россия, безусловно, в случае необходимости подставит плечо. Дело в том, что через Беларусь экспортируется порядка 80% российской нефти, и пока не построен БТС-2, нефтепровод, который должен пустить нефть в обход Беларуси, альтернативы нет. Заплатить за стабильность транзита для России в любом случае будет дешевле, нежели платить за обеспечение транзита в услових дестабилизации. Вопрос, впрочем, в условиях "подставления плеча" - который на сегодня остается открытым. Во всяком случае, мы присутствуем только в самом начале реформатирования российско-белорусских отношений, и говорить о возможных исходах пока попросту рано.
08:13 31/05/2009




Loading...


загружаются комментарии