Карьере Юрия Жадобина пришел конец?

Александр Лукашенко недоволен работой нынешнего госсекретаря Совета безопасности Юрия Жадобина. Свое “фе” глава государства высказал Жадобину в глаза. И при телекамерах. На совещании, которое было посвящено небезоблачным взаимоотношениям Беларуси и России. “Вы жестоко проигрываете предыдущим госсекретарям, — заметил Лукашенко стоявшему навытяжку генералу. — Я уже давно за этим наблюдаю...”

Карьере Юрия Жадобина пришел конец?
После этого оператор как бы невзначай, сбоку, выхватил профиль Жадобина и его сосредоточенно-безжизненный взгляд...

“У нас сформирована такая система власти, что если на тебя публично указали пальцем и сказали “негодяй”, ты в эту же секунду теряешь весь свой авторитет в глазах чиновников и становишься еще более неэффективным руководителем, — отметили эксперты и знатоки “придворной жизни”, с которыми “Народная Воля” попыталась обсудить данную тему. — Это как команда “Фас!”, после которой многие делают вид, что тебя слушают, но никто уже не станет выполнять твои команды. Будут ждать, пока ты упадешь окончательно, чтобы добить... Жадобин — умный человек, он должен это понимать.

Госсекретарь — одна из ключевых должностей в стране. Он должен пользоваться полным доверием и поддержкой вождя. И ни в коем случае взаимоотношения госсекретаря и президента не должны выноситься на всеобщее обсуждение. Они должны между собой решать все вопросы. Не исключено, что эмоциональный выброс в адрес Жадобина был незапланированным. Возможно, Лукашенко преподнесли какой-то негатив на Жадобина, он завелся и выплеснул эмоции на публику. Если это так, то следует ждать продолжения этой истории. В любом случае, вы представляете, как ему работать после президентского выпада...

Кстати, не стоит забывать, что Юрий Жадобин около трех лет возглавлял Службу безопасности президента. И знает многие, так сказать, очень личные подробности из жизни президента...”

Есть ли повод для ухода?

В интервью “Народной Воле” сам Жадобин как-то признался: “Я такой человек, который вначале думает, а потом делает”. Не известно, задумался ли Жадобин об уходе после вышеуказанного совещания.

Те, кто знал Жадобина раньше, утверждают, что он обязательно написал бы рапорт и гордо ушел.

Те, кто общается с ним сегодня, считают, что Юрий Викторович сильно изменился. И ему есть что терять. Поэтому он будет оправдываться и доказывать свою преданность...

ВЕРСИИ

Кто на виду?

В качестве возможных преемников Юрия Жадобина уже сегодня называются самые разные фамилии.

Чаще других вспоминают посла Беларуси в Китае Анатолия Тозика и помощника президента по особым поручениям Виктора Шеймана, которого подозревают в причастности к громким исчезновениям.

Анатолий Тозик — профессиональный чекист. Работу в Совбезе знает от и до — в свое время возглавлял там аналитический отдел. Стоит отметить, что разговоры о возвращении Тозика в Беларусь в последнее время возникают довольно часто в самых разных кругах, несмотря на его эффективную работу в Китае.

Виктор Шейман уже дважды садился в кресло госсекретаря. Некоторые аналитики считают, что возвращение Шеймана сегодня невозможно по той причине, что Беларусь теперь пытается дружить с Европой, а международное сообщество вряд ли одобрит его кандидатуру... При этом некоторые замечают, что именно Шейман создал мощную службу мониторинга обстановки внутри Беларуси и в близлежащих странах. И с точки зрения нынешнего режима именно он, судя по всему, был лучшим госсекретарем.

Игорь Рачковский — председатель Пограничного комитета, многодетный отец. Говорят, что к нему благоволит президент. Однако другие утверждают, что для должности госсекретаря он еще слишком молод. Хотя...

Андрей Втюрин — начальник Службы безопасности президента. Многие руководители данной структуры уходили на повышение и делали хорошую карьеру. Однако Втюрин до сих пор полковник. К тому же у него небольшой опыт прохождения службы — он служил лишь во внутренних войсках. И он, как по большому счету и Рачковский, вряд ли будет адекватно воспринят седовласыми министрами обороны и внутренних дел.

По идее, госсекретарь Совета безопасности должен иметь как минимум двух ярких замов, которые при необходимости смогут его заменить. Однако нынешние заместители Жадобина довольно безликие, не каждый министр даже сходу назовет их фамилии...

ЧЕГО ИЗВОЛИТЕ?

...В 2005 году А.Лукашенко предложил Совбезу сформировать систему “обеспечения информационной безопасности страны”.

“Если кто-то думает, что обеспечением информационной безопасности должны заниматься теле- и радиоканалы, тот глубоко заблуждается, — сказал Лукашенко. — Прежде всего, ее обеспечивают президент, правительство и главные координаторы — Администрация президента и Госсекретариат Совета безопасности”.

...В 2006 году Лукашенко говорил, что Совбез “укомплектован достаточно профессиональными людьми”, требуется лишь усилить “антикоррупционную составляющую”. Среди приоритетных задач этого органа называлось “усиление борьбы с коррупцией в высших эшелонах государственной власти и управления”.

...В 2008 году Лукашенко заявил, что рассчитывает на кадровое укрепление этой структуры, отметив, что “будут многократно усилены требования к работе Государственного секретариата Совета безопасности, которому необходимо придать серьезный дополнительный импульс и кардинально повысить его эффективность”. “Вы утратили чувство реальности, — сказал Лукашенко. — Свыклись с негативом и имеющимися проблемами, пускаете на самотек многие направления деятельности. Госсекретариат Совета безопасности должен не только контролировать, но и максимально повысить спрос, встряхнуть всю силовую и правоохранительную систему, значительно ее усовершенствовать и привести в соответствие с требованиями сегодняшнего дня. Не командовать, а координировать проведение политики президента в этих сферах”.

РЕТРОСПЕКТИВА

Геннадий ДАНИЛОВ: «Мне носили компромат не только на Михаила Мясниковича...»

Госсекретарь по вопросам обороны и национальной безопасности Беларуси Геннадий Данилов, который работал в команде Вячеслава Кебича, считает, что самым профессиональным госсекретарем последних лет был Урал Латыпов.

— Я дважды писал Кебичу рапорт об отставке, — вспоминает Геннадий Ильич. — Это было после того, как он допускал довольно резкие высказывания в мой адрес, пользуясь какими-то слухами и предъявляя совершенно необоснованные претензии. Правда, до ухода не доходило. Кебич просто вызывал к себе и говорил: мол, ну что ты там губу надул, подумаешь, сказал... На мой взгляд, при Кебиче было легче работать. Он предоставлял полную инициативу. Вячеслав Францевич понимал, что не может вникать в каждую мелочь, поэтому доверял людям. При нем можно было без опаски высказать любое мнение. Он всегда внимательно выслушивал, но окончательное решение, естественно, принимал сам. А вот Жадобину сегодня действительно не позавидуешь. Лукашенко сам говорил, что у него есть еще какая-то дополнительная спецслужба, которая отслеживает всех и вся...

— Объясните популярно: чем прежде всего должен заниматься госсекретарь?

— Координировать деятельность правоохранительных органов по борьбе с правонарушениями и преступностью. Анализировать обстановку в стране и соседних государствах. Блюсти чистоту рядов правоохранительных структур — МВД, Минобороны, КГБ, Погранкомитета. Но у нас роль госсекретаря сегодня сведена к нулю, потому что все вопросы решает президент...

— Каким госсекретарем, на ваш взгляд, был Виктор Шейман?

— Ну как вам сказать... Слепой исполнитель. Он точно знал, чего от него хотели, и выполнял это. С моей точки зрения, наиболее подготовленным и серьезным госсекретарем был Урал Латыпов.

— В вашу бытность госсекретарем сколько человек работало в Совбезе?

— Сперва в аппарате Госсекретариата было 12 человек, затем — 22. Три человека курировали юстицию и суды, еще трое — МВД, четверо — Минобороны. КГБ курировали я, Кебич и Шушкевич. У нас в КГБ не было спецотдела, был лишь один человек на связи — чтобы знать их настроения.

На мой взгляд, сегодня штат госсекретариата здорово раздут. Хотя вначале своей президентской деятельности Лукашенко обещал сразу взяться за сокращение госаппарата...

Госсекретариат должен очень внимательно относиться к информации, которая к ним поступает. Она ведь часто бывает и без доказательств, и без подписи. А Александр Григорьевич, видимо, читает ее от корки до корки! Хотя, прежде чем доложить президенту, все нужно перепроверить. И это тоже, кстати, одна из задач Совбеза. На меня бывший председатель КГБ Ширковский даже обижался, когда я требовал доказательств. Хотя скажу честно: Кебич имел привычку озвучивать информацию, которая была под грифом “Сов.секретно” и касалась поведения некоторых руководителей. И наблюдал за реакцией человека, которого она касалась... А сплетен и тогда (да и сейчас, видимо) гуляло много. Мне носили компромат не только на Михаила Мясниковича, но и на других руководителей, некоторых послов. Однако мне слухи были не нужны. Я требовал обстоятельной и аргументированной информации.

— Лукашенко заявил, что Комитет госконтроля, Администрация президента и Совбез — это та тройка, которая должна поставить страну под серьезный контроль...

— Так можно договориться и вообще вернуться к “тройкам”, которые были при Сталине и без суда и следствия творили расправы над неугодными... Я бы посоветовал Александру Григорьевичу больше доверять своим кадрам. И создать благоприятную, доверительную атмосферу среди высоких чиновников. Чтобы люди могли свободно говорить о том, что думают. А то посмотришь по телевизору на эти совещания — все сидят, понурив голову, и делают вид, будто что-то записывают. По БТ ведь никогда не увидишь, что говорят ему в ответ те, кого он отчитывает. Беда Лукашенко в том, что он слушает только себя. Вот не успел Путин уехать из Минска — он сразу вдогонку гневно высказался. Зачем это нужно было? Не в наших интересах делать такие громкие заявления, все равно мы без России никуда, хотим мы этого или не хотим. Оман, Берег Слоновой Кости — все они смотрят на то, как взять сырье в Беларуси, а наши товары они вряд ли здесь будут покупать... Так что нагнетание страстей нам сейчас не на пользу...

ОФИЦИАЛЬНО

В ноябре 1991 года председатель Верховного Совета Республики Беларусь Станислав Шушкевич подписал постановление “Об образовании Совета безопасности Республики Беларусь”. В состав Совбеза входило 14 человек, в том числе министры, руководство Верховного Совета, командующий войсками и другие. Аппарат Совета безопасности состоял из пяти человек — помощника председателя Совбеза и четырех сотрудников аппарата, работающих на постоянной основе.

5 августа 1994 года А.Лукашенко подписал указ “О создании Совета безопасности Республики Беларусь” в целях “обеспечения реализации функций Президента Республики Беларусь по управлению государством, формированию внутренней, внешней и военной политики в области безопасности, по сохранению государственного суверенитета, территориальной целостности и конституционного строя Республики Беларусь, поддержанию социально-политической стабильности в обществе, защите прав и свобод граждан”.

Председателем Совета безопасности является президент.

Материально-техническое обеспечение деятельности Совета безопасности осуществляется в целевом порядке за счет средств республиканского бюджета. Финансирование деятельности аппарата Совета безопасности производится по отдельной строке в смете расходов Администрации президента Республики Беларусь.

В своих публичных выступлениях Лукашенко подчеркивал, что создавал Совбез по его личному поручению В.Шейман.


ДЛЯ СПРАВКИ

Виктор Шейман работал госсекретарем Совбеза с 1994-го по 2000 год, а также с марта 2006-го по 8 июля 2008 года.

Урал Латыпов был назначен госсекретарем Совбеза 27 ноября 2000 года.

Геннадий Невыглас стал госсекретарем 12 сентября 2001 года.

Юрий Жадобин пришел в Совбез 15 июля 2008 года.


11:29 06/06/2009




Loading...


загружаются комментарии