Цена вопроса

У молочных рек крутые берега.

Цена вопроса

Сегодня всех волнует вопрос: является ли нынешняя торговая война между Москвой и Минском моментом истины и началом конца братской любви? Или то, что мы наблюдаем, можно определить поговоркой: "Милые бранятся, только тешатся"?
Это уже не первый торговый конфликт между Россией и Беларусью. Несколько лет назад белорусы под видом собственного сахара завезли в Россию столько сырца из Латинской Америки, что московская таможня арестовывала вагоны из Беларуси сотнями. Были подозрительные истории с польским мясом, которое поступало в Россию в обход прямых запретов в виде белорусских колбас. Можно вспомнить и нефтяные, и газовые споры. Но впервые торговая война проходит на фоне скандальных, а временами почти истерических политических заявлений. Александр Лукашенко фактически приравнял российских министров к собственным "оппозиционным отморозкам".

Беларусь всегда выступала в отношениях с Россией как младший, но гордый и своенравный брат. Белорусская элита главным своим оружием в отношениях с партнерами из России считала хитрость и крестьянское коварство. В Минске до последнего момента были уверены, что Москва не перестанет оплачивать "белорусское чудо", потому что, во-первых, Россия богатая, а во-вторых, одинокая на постсоветском пространстве.

Но, как известно, друг познается в беде. В середине прошлого года после событий в Грузии Россия оказалась практически в международной изоляции. Тогда все ждали, что Минск поддержит Москву в абхазском и южноосетинском вопросе. Но Лукашенко, как всегда, сыграл в дурака: отвернулся от Кремля, но продолжал брать у России деньги. И при этом активизировал переговоры с Европой. Едва ли Минск рассчитывал на большие финансовые вливания Запада. Заигрывание с ЕС преследовало одну цель — вынудить Россию давать Беларуси еще больше.

Но эта схема перестала устраивать Москву. Деваться Лукашенко все равно некуда. Запад дает лишь политически мотивированные кредиты, требуя от Минска внутренних перемен. Однако для белорусского президента власть дороже всего.

По большому счету Москве ничего принципиально от Беларуси уже не нужно. Объединение в союзное государство могло быть актуальным еще год назад, позволив президенту Путину остаться у власти. Абхазский и южноосетинский вопрос был важен прошлой осенью. "Белтрансгаз" находится в руках "Газпрома". В качестве лоббистов в Кремле у Александра Лукашенко остались только военные.

Однако и их аргументы уже не звучат столь убедительно. На фоне потепления отношений Москвы с администрацией президента Обамы и общего финансового кризиса строительство новых систем ПВО не выглядит столь актуальным. Это означает, что у Москвы есть время испробовать в отношениях с Минском новые методы — кнут, а не пряник.

 

13:11 08/06/2009




Loading...


загружаются комментарии