Александр Класковский: Белорусская сторона сознательно обостряет ситуацию

Противостояние в белорусско-российских отношениях продолжается – Александр Лукашенко отказался участвовать в заседании сессии Совета коллективной безопасности ОДКБ в Москве. Политолог Александр КЛАСКОВСКИЙ в интервью Euramost.org прогнозирует дальнейшее развитие событий.

В минувшее воскресенье Беларусь направила в Секретариат Организации Договора о коллективной безопасности дипломатическую ноту: «Мы являемся свидетелями открытой экономической дискриминации со стороны одного из государств – члена ОДКБ против Беларуси по важной товарной группе. Подобные действия объективно подрывают экономическую безопасность государства – члена организации, то есть основу основ стабильности и, соответственно, комплексной, всеобъемлющей безопасности».

«У нас нет особого расстройства по поводу поведения Беларуси. Видимо, кое-кому просто надоело быть президентом этой страны",- ответил в беседе с корреспондентом газеты «Коммерсант» высокопоставленный сотрудник администрации президента России.

- С белорусской стороны идет осознанное обострение ситуации, - считает Александр Класковский. – Причина, которая лежит на поверхности, - молочная война. Но, конечно, это только то, что видно невооруженным глазаом. Но то, что делается за кулисами так называемого Союзного государства – об этом можно только догадываться, исходя из некоторых последних эмоциональных высказываний белорусского лидера. Александр Лукашенко открытым текстом говорил о том давлении и выкручивании рук, которое идет со стороны России. Из его слов получается, что Россия фактически предъявляет ультиматум. Мол, признайте Абхазию и Южную Осетию, тогда дадим кредит. Не отдадитие нам молочную отрасль, тогда ваше молоко в России не будет продаваться. И, видно, это давление стало настолько сильным, что у белорусского руководства не оставалось ничего другого, как вынести все это на публику и пойти на такой демарш. Потому что проигнорировать саммит ОДКБ – это, конечно, беспрецендентный случай. Сейчас понятно, что никто из сторон не собирается пока уступать, идет информационная, психологичная борьба. В частности, как известно, Москва через СМИ угрожает уже газовой войной.

- Можно предположить, что в этой войне понесут потери обе стороны…

- Безусловно. Другое дело, что, поскольку разные весовые категории, то белорусская сторона может больше потерпеть. Но я бы отметил два момента. Первое – сейчас есть возможность надеяться на западную поддержку. Вот уже и МВФ пообещал дополнительный миллиард. Навряд ли это случайность. Поэтому становится понятным, почему Александр Лукашенко, несмотря на то, что не любит все эти требования насчет демократии, начал нормализацию отношений с Западом. Есть какая-то опора. И второй момент – все-таки Россия уже не однажды делала угрожающие жесты, но затем она давала обратный ход, потому что срабатывают имперские амбиции. Когда Лукашенко заявляет, что НАТОвские ракеты могут быть под Смоленском, тогда Москву начинает клинить, и страх потерять стратегический плацдарм заставляет Кремль прекращать войну и снова давать какие-то дотации. Поэтому я думаю, что до полного разрыва отношений дело не дойдет, и рано или поздно будет примерении. Холодок и недоверие останутся, но мы снова увидим пожатие рук с кривыми усмешками и будут фальшивые фразы о дружбе, интеграции и так далее.

- Белорусская сторона признала нелегитимными решения ОДКБ. Чем это грозит для организации и Кремля?

- Здесь речь идет не о юридических тонкостях. Хотя де-факто для Москвы это большой удар. Потому что вся эта задумка ОДКБ утрачивает свой смысл. Ведь получается, что ближайший союзник – Беларусь - выходит из договора. Сейчас приближенные к власти белорусские политологи косяком стали выступать в СМИ на предмет того, нужен ли нам такой договор. Рушится вся конструкция ОДКБ, и, соответственно, планы Москвы доминировать в стратегическом плане в большей части постсоветского пространства. Так что это не безобидные споры. Фактически Минск угрожает денонсировать один договор, и, если дело пойдет так и дальше, поставить вопрос о денонсации Союзного договора. И я скажу, что это пошло бы на пользу национальным интересам Беларуси, потому что это бы уменьшало угрозу поглощения Россией Беларуси. Ведь обе стороны давно понимают, что в принципе союзный проект - мертвый. До этого времени эта оболочка просто помогала что-то выбивать и требовать друг у друга. Но сейчас ситуация дошла до такой степени, что этот проеект показывает свою нежизнеспособность. И, если бы белорусский режим был более гибкий, то сейчас ему предоставляется уникальный шанс для тесной интеграции с Европой. Хотя понятно, что авторитарному режиму в демократической Европе делать нечего. Скорее всего, что маневры между Европой и Западом продолжатся.

- У кого, на ваш взгляд, в этих политических войнах сейчас более предпочтительная ситуация?

- Трудно сказать. Союзное государство с самого начала была игрой с отрицательной суммой. Поражение одной из сторон было запрограммировано. И сейчас главное, чтобы Беларусь вышла из этой ситуации с наименьшими потерями. Во-первых, сохранила бы независимость, и, во-вторых, чтобы не так сильно ударила по уровню жизни белорусов. Потому что, если начнется газовая война и блокада наших товаров, то это ударит по простому народу, который стал заложником рискованных интеграционных игр. В принципе я думаю, что у Минска есть определенные козыри, и говорить, что Москва душит Беларусь не приходится. Есть западный вектор и поддержка Европы. К тому же, экономическое давление – это бумеранг. Газовая война для транзитной Беларуси не так уже и страшна. А вот для России – очень. Плюс на белорусской территории есть российские военный объекты. На мой взгляд, Россия сделает еще несколько боевых стоек, а затем начнет искать возможность утрясти ситуацию.
06:42 16/06/2009




Loading...


загружаются комментарии