У российских военных к Лукашенко тоже есть претензии

Традиционно считается, что главные лоббисты Лукашенко в России – военные. Однако у них тоже есть к нему серьезные претензии, о чем свидетельствует статья Виктора Литовкина, заместителя ответственного редактора "Независимого военного обозрения".

Отказ президента Беларуси от визита в Москву на саммит глав государств Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) и от подписания Соглашения о Коллективных силах оперативного реагирования (КСОР) из-за «экономической дискриминации» со стороны России совсем не выглядит сюрпризом, как это кому-то представляется. Александр Лукашенко регулярно ставит интересы своей страны и своей личной власти выше интересов своих партнеров – членов ОДКБ. И этому есть множество примеров.

Вот один из самых многолетних. В рамках Организации Договора о коллективной безопасности существует Объединенная система ПВО. Наиболее успешно работает она на российско-белорусском направлении. Военные двух стран на постоянной основе обмениваются информацией об обстановке в воздушном пространстве над Беларусью и европейской частью России, проводят совместные учения и стрельбы, в основном на российском полигоне в Астраханской области, Москва поставляет Минску на льготных основах зенитно-ракетные комплексы, в том числе и С-300. Но есть вопрос о более тесной интеграции двух оборонительных систем. Современный бой крайне скоротечен, а все последние войны начинались с ударов с воздуха, и важно не терять времени на согласование действий между двумя странами, если вдруг над территорией того или другого государства появится вражеский бомбардировщик или крылатая ракета. Необходимо иметь единое командование объединенной системы ПВО, которое получит право самостоятельно принимать решение по уничтожению цели.

Разговор о создании такого командования шел на протяжении десяти с лишним лет. Но подписание соглашения раз за разом откладывалось. Под тем или иным надуманным предлогом. А по сути, только потому, что Александр Лукашенко никак не хотел делиться даже малой толикой суверенитета. Ведь в случае чего решение о прекращении полета чужого самолета в небе Беларуси должны были бы принимать в Подмосковье на Центральном командном пункте единой системы ПВО. Наконец договоренность о создании единого командования зимой этого года была достигнута. Но кандидатуру командующего опять никак не могут согласовать. Единое командование не действует.

Другой пример. Беларусь – член ОДКБ с первых дней ее создания. Но никто из известных военных экспертов, кого я ни опрашивал, никак не мог вспомнить, в каких тактических или оперативно-тактических учениях в рамках Организации Договора о коллективной безопасности за пределами территории Беларуси принимали участие белорусские воинские подразделения. Сам я неоднократно бывал на подобных маневрах ОДКБ и тоже не припомню, чтобы там присутствовали белорусские солдаты и офицеры. Что неудивительно. В своей президентской программе Александр Лукашенко заявлял, что «ни один белорусский солдат больше никогда не будет воевать за пределами республики», и неукоснительно выполняет свое обещание.

Все многонациональные учения, в которых принимают участие белорусские части и подразделения, проходят на земле Полесья, и ими неизменно руководит сам Лукашенко. Иногда с младшим сыном – Колей. Как с участием белорусской десантно-штурмовой бригады действовали бы Коллективные силы оперативного реагирования, например, на центральноазиатском направлении, остается только догадываться. Что-то мне подсказывает, что они там могли и не появиться, даже если президент Беларуси вопреки «молочному демаршу» приехал бы в Москву и подписал Соглашение о создании КСОР.

Мы много раз слышали, что «Белоруссия – западный форпост Содружества», что «десять миллионов белорусов защищают Россию от танков НАТО», что «Минск бескорыстно участвует в защите безопасности России», не получая ни копейки за размещенные на территории республики российские военные объекты – Центр дальней связи ВМФ в Вилейке и Станцию предупреждения о ракетном нападении под Барановичами, в Ганцевичах. И «это чего-нибудь, да стоит».

Все так. Но нельзя забывать, что основные заказы на производство оборонной продукции белорусским заводам делает именно российское Минобороны. Москва, к примеру, платит серьезные деньги Минскому заводу колесных тягачей за восьмиосные тележки для стратегического подвижного ракетного комплекса «Тополь-М», за шасси для зенитно-ракетных систем С-300 и С-400, оперативно-ракетного комплекса «Искандер-М», за другую военную продукцию прочих белорусских предприятий. Без российских оборонных заказов этим заводам пришлось бы непросто. Других потребителей подобной продукции у них просто нет. Да и безопасность, суверенитет и территориальную целостность самой Беларуси обеспечивают не только армия нашего соседа и ОДКБ, но еще и верные своему союзническому долгу Ракетные войска стратегического назначения России. А это тоже чего-то, да стоит.

Судя по всему, Беларусь и ее президент концептуально не готовы реально участвовать в системе коллективной безопасности, в развертывании и применении своих войск в коалиционных силах ОДКБ за пределами своей территории. И тут «молочный конфликт», очевидно, играет не первую скрипку.
07:47 16/06/2009




Loading...


загружаются комментарии