Мятеж последнего диктатора

Александр Лукашенко ведет очередную войну против Москвы. Последний ли это бой для него? Вряд ли, но уж точно – решительный. Слишком много факторов способствует тому, чтобы интеграционные процессы между двумя странами приобрели принципиально иной характер. Без «мятежа» здесь не обойтись.

Мятеж последнего диктатора
Белорусское экономическое чудо держалось на трех китах – экспорте, транзите и дешевом газе. Над всем этим царствовала необходимая для идеологического оформления дружбы надстройка, в виде Союзного государства и прочих аналогичных химер, в которые Александр Лукашенко усиленно играется 13 последних лет. Тактические цели у него в течение этого времени были различными: к концу 1990-х он вообще вознамерился было через создание Союзного государства попытаться прыгнуть на российский трон после Ельцина. С приходом Путина Бацьке указали его место – первого среди сателлитов Кремля. Бацька отнесся к этому философски, резонно рассчитывая,
что и дальнейшее изображение пламенной интеграции сохранит для белорусской экономики максимальные льготы. Но он не знал, что теперь в Кремле засели еще большие циники, чем он. И они начали строить «энергетическую империю» Газпрома, в которой нет нелояльных, а есть свои и чужие.
Лукашенко еще несколько лет игрался в союзные сказки, но «заметушился» в последние годы, когда экономические выгоды группы наивысших российских чиновников во главе с Владимиром Путиным стали все явственней диктовать политику России в отношении соседей. При этом, примерно с 2004 года началось возрождение политической составляющей в российской политике – восстановление «идеологической» империи. В этом возрождении пример Беларуси должен был занять особое место. Бацька и это принял, но в ответ за лояльность и образ «флагмана интеграции» постоянно требовал льгот, подчеркивая свою незаменимость для России. С его точки зрения, все было честно. Но в Москве начало расти раздражение против столь откровенного шантажа Лукашенко.

Москва, в общем, понимала, что газ в Беларусь она будет, все же, продавать по цене более низкой, недели в иные страны: системы ПРО и иные факторы, да и сам статус «союзника номер один» заставляли в отношении Бацьки проявлять терпение. Тот же, усиленно запудривая Москве мозги уверениями в любви и дружбе, «молча делал свое дело»: белорусские товары поступали на российский рынок на льготных условиях, в ответ же Бацька не собирался делать никаких особо значительных движений, тем более реального, политического характера. Ситуация обострилась в 2008-м, после вершины имперского величия новой России – маленького победоносного унижения Грузии. От Лукашенко потребовали признать Абхазию и Южную Осетию. И здесь «Лука» взбрыкнул: его свободу маневра нарушали, это был уже не вассалитет, а требование безусловного следования в фарватере российских интересов и проверка на подлинную лояльность.

Он отказался признать московских сателлитов, после чего отказался подписывать договор ОДКБ – созданную под эгидой России Организацию Договора о коллективной безопасности – эдакую аналогию «малого Варшавского договора». Тут уже у Москвы терпение лопнуло. Скандалы по стратегическим вопросам поставили под вопрос и недавние московские планы о создании совместного таможенного союза с Беларусью и Казахстаном.

Первым ответным ударом России были экономические санкции. Москва установила запрет на импорт белорусского молока и молочных продуктов. 6 июня Роспотребнадзор запретил ввоз на территорию страны около 600 наименований белорусских молочных продуктов. В ответ белорусы 14 июня распространили заявление о том, что белорусское руководство выражает «категорическое несогласие» с действиями российской стороны, «подрывающими экономическую безопасность» Беларуси, и поэтому отказывается от участия в очередной сессии ОДКБ.

Для пущего «понта», Лукашенко дал приказ ввести пограничный контроль на границе с Россией.

Каков бы ни был предмет спора о маркировке товара – «молочные продукты» или «молоко» - совершенно очевидно, что со стороны России речь идет о политическом и экономическом укрощении строптивца. Но Лукашенко – самый хитрый и опытный строптивец в СНГ. Он освоил стратегию почти одновременных реверансов ЕС и России. Но не сдает ли у «железного Луки» нюх? Не подводят ли нервы?

На самом деле, Лукашенко мечется, не зная, как выбраться из ситуации без потери лица. В Европе ему не подают руки. Но это на людях. Фактически, там готовы с ним договариваться, хотя и с осторожностью. Беларусь – держава аграрная, ее продукция машиностроения пригодная только для РФ. Что он может реально предложить Европе? К тому же, европейцы при этом требуют от него невозможного - демократизации. Бацька же пытается говорить с ними на языке прагматизма: мол, учтите мои конфликты с Москвой, господа, и помогите материально, и заодно, самое главное, признавая право моего режима и меня лично на существование. Европейцы, зная неискренность белорусского правителя, особо не спешат распахивать ему объятия. Но и отталкивать не собираются. Сам ведь бежит к ним, диктатор последний… Почему бы не попробовать надавить, пообещать, поманить?

У России стало меньше, гораздо меньше денег. И Москва попыталась хоть как-то контролировать миллиарды долларов, отправляемые в Минск. В результате получила мясомолочную войну. Лукашенко выполнял свою часть договора, рассказывал о намерении противостоять несуществующей НАТОвской угрозе. А в Кремле не пожелали за это платить. И Бацька тут же показал, что мясомолочные отношения для него куда важнее, чем все эти глупости о совместной обороне и общей защите славянства от Запада: бессмысленно принимать решения об укреплении военно-политической безопасности, когда страдают экономические интересы Беларуси.

Противоречие между идеологической оберткой отношений «братских славянских народов» и экономической практикой текущего момента отметил известный российский политолог В. Иноземцев. Он подчеркивает, что серьезная интеграция – на уровне Таможенного союза, к примеру, подразумевает взаимное признание технических условий, сертификатов, стандартов качества и других подобных документов сторонами. «Единое экономическое пространство - и вдруг продукция одной из сторон должна облагаться пошлинами, изымается из торговли на территории другой. Сама идея становится ложью и притворством» - отмечает Иноземцев.

Редкие трезвые голоса в России заслоняются ныне обсуждением главного вопроса – что Кремлю делать дальше с непредсказуемым Лукашенко, который явно пытается «вилять собакой»? Видя явный уход Бацьки в жесткий отказ, Россия начала нацеливать на него свое самое главное оружие – газовое. Еще в конце мая 2009 года советник посольства РФ в Беларуси по экономическим вопросам Андрей Кузнецов заявил, что Минск расплачивается за российский газ не в полном объеме – на 210 долларов за тысячу кубометров, а 150.

Для Лукашенко пикантность нынешнего газового спора состоит в следующем: он имеет только устные договоренности с Медведевым о цене. Цена на газ для Беларуси обсуждалась Медведевым и Лукашенко еще в декабре 2008 года. Тогда они договорились, что цена будет рассчитываться по следующей формуле: среднеевропейская цена с понижающим коэффициентом 0,8 за вычетом транспортных расходов и экспортной пошлины. В первом квартале 2009 года Минск сделал вид, что повышения цены на газ со $128 до $210 за тысячу кубометров не было, и оплатил поставки по прежнему тарифу, накопив за зиму 2009 года долг около $70 миллионов.

Затем, однако, последовала устная договоренность Медведева и Лукашенко в конце марта, когда Медведев разрешил белорусского президенту оплачивать газ по среднегодовой цене около $150 за тысячу кубометров, а период окончательного расчета был перенесен на конец года. И теперь, ссылаясь на то, что письменных упоминаний об этом обязательстве нет, Медведев начинает газовую атаку на Лукашенко. Конечная цель – постановка белорусской экономики на колени, ведь эта экономика целиком зависит от российского газа и рынка сбыта. В России сейчас настроены поступить с Лукашенко максимально жестко, чтобы впредь было неповадно. Раз и навсегда.

Остается надеяться, что у Александра Григорьевича есть сценарий выхода из ситуации тотального давления на его со стороны российских партнеров. Кредита от Москвы, во всяком случае, долларового, ему уже не видать. Или придется брать в рублях, или идти за подачкой на Запад. Сидеть на двух стульях у Лукашенко выходит плохо. Судя по всему, он снова каким-либо образом уступит России и будет загнан в строгие экономические рамки. При этом вхождения в ОДКБ и признания кавказских сателлитов России все равно не будет: Бацьке нужно сохранять свободу маневра для хоть какого-то диалога с Европой.

Парадокс, но эксплуатирующий советскую идеологию и фактически уничтоживший национальную составляющую культуры белорусский президент ныне выступает, желая сохранить персональную власть, объективным гарантом независимости Беларуси. И кто знает, не задумывается ли он, часом, войти в историю эдаким белорусским Франсиско Франко, подготовившим свою страну ко вступлению в Евросоюз, несмотря на то, что в самом ЕС ему при жизни не подавали руки?
07:57 16/06/2009




Loading...


загружаются комментарии