Дождутся ли детдомовцы подарка от дяди?

В Первомайском суде города Витебска наконец-то начался процесс по гражданскому иску правозащитника Павла Левинова к начальнику Управления охраны правопорядка УВД Витебского облисполкома подполковнику Игорю Скариновичу. Заседания откладывались несколько раз из-за неявки ответчика в суд. Наконец с опозданием в восемь с лишним месяцев подполковник милиции во вторник на процесс явился. Задержался он всего на 16 минут.

Павел Левинов обратился к правосудию, чтобы защитить свои честь, достоинство, деловую репутацию, а также возместить моральный ущерб в 100 миллионов рублей, которые, в случае положительного для него решения, будут перечислены на счет УО «Витебский государственный дошкольный детский дом». Причиной иска стала объяснительная записка Игоря Скариновича районному прокурору, в которой подполковник, по словам правозащитника, целенаправленно постарался унизить и оскорбить его, написав, что П. Левинов – «постоянный участник несанкционированных массовых мероприятий», что он, «в случае задержания граждан, за нарушение порядка, начинает вмешиваться в действия сотрудников милиции...». А также «агитирует граждан к организации массовых беспорядков» и на протяжении двух последних лет намеренно обращался в ОВД с различными жалобами, «чтобы впоследствии спокойно проводить мероприятия, направленные на дестабилизацию существующего государственного строя».  
Уже первое заседание показало, что воспитанники детского дома вряд ли смогут купить новую мебель или компьютеры с телевизором. По ходу процесса судья Ольга Ильюшонок почему-то больше старалась разобраться с виновностью истца, а не ответчика. Она удовлетворила все ходатайства полковника милиции и его адвоката Елены Барашковой, в то же время оставляя без положительного решения многие подобные обращения истца. Свидетелями защиты выступают исключительно или непосредственные подчиненные, или зависящие по службе от начальника управления сотрудники милиции.
В качестве аргументов участия П. Левинова в несанкционированных акциях была приобщена к делу видеосъемка, на которой он присутствует при насильственном разгоне во время суда над Валерием Щукиным  не поместившихся в зале и стоявших возле здания людей, когда именно по команде Игоря Скариновича («вы будете работать или нет?!») милиционеры бросились хватать в первую очередь молодых девушек. Во время брутального нападения несколько человек получили травмы. Левинову инкриминируют, что он призывал соблюдать законность, не трогать девушек, а когда их стали грубо запихивать в микроавтобус, посоветовал им, чтобы не обвинили в сопротивлении милиции, лечь на землю. Может быть, правозащитнику не пришлось бы тогда вообще что-нибудь говорить, если бы высунувшиеся из окон суда служители Фемиды объяснили бы забывшим положения Закона милиционерам, что те поступают неправильно. А спрятавшемуся в недрах здания прокурору хотя бы выйти на крыльцо и, исполняя свой долг, разобраться, что происходит. Однако, блюститель законности заявил, что находится здесь по другому делу.
Кстати, видеосъемку милиция использовала ту, которую сняли отнюдь не их сотрудники. Запись была в свое время направлена П. Левиновым бывшему министру внутренних дел Владимиру Наумову как пример непрофессионализма его подчиненных. Ролик же оперативной съемки для суда оказался не очень пригоден: на нем в основном видны полуобнаженные женские ножки.
Еще меньше в качестве доказательства подошли другие записи. К чему демонстрировались кадры из фильма «Обман» с выступлением на Площади А. Козулина или набор фотографий с надписями протестного характера на стенах и асфальте, совершенно непонятно. Смешным выглядело и объяснение подполковника, что вот на этой фотографии стоящий рядом с милиционером истец отдает команду неким невидимым в кадре участникам пикета.
На акциях в Витебске оперативная видеосъемка ведется постоянно и, часто, не одной камерой. А вот до суда эти записи доходят довольно редко: милиционеры ссылаются то на плохое освещение, то на невключенную аппаратуру, то камера в самый ответственный момент задержания «правонарушителей» перестает работать. Если этим делом занимаются непрофессионалы, их следует заменить, а не тратить силы и средства впустую. Если же съемки не подтверждают, что гражданин, которого задерживали, «оказывал сопротивление, выражался нецензурной бранью, размахивал руками и срывал погон» у человека в штатском, то новому министру внутренних дел, необходимо заставить своих сотрудников приходить не только на смотры и суды в форме, и бэйджи носить не в нагрудных карманах. Кстати, тогда и о второй звезде Игоря Альфредовича народ узнал бы раньше и не обращался б к нему по старой привычке «товарищ майор».
И еще. Работник правоохранительных органов должен знать хотя бы некоторые статьи Конституции, а также другие Законы. Может, вместе с конкурсами на лучшего водителя и лучшего стрелка стоит провести конкурсы и на знание законодательства?
В один из моментов первого заседания истец был вынужден отказаться от уточняющих вопросов к свидетелю. Они снимались судьей. Например, когда он попросил заместителя ответчика капитана Жалнеровский однозначно ответить «да» или «нет», являлся ли он участником или организатором акций? Из прозвучавшего перед этим пространного, на несколько минут, выступления свидетеля можно было понять лишь следующее: Павел Левинов бывает на акциях, но находится в стороне, однако своим присутствием мешает сотрудникам милиции, потому что спрашивает, за что задерживают людей, и этим мешает выполнять служебные обязанности.
Впереди еще не одно заседание. Будут опрошены многие свидетели. Но очень вероятно, что по сложившейся витебской традиции, все они в решении суда будут разделены на тех, чьим показаниям можно доверять, потому что «они люди незаинтересованные» (сотрудники милиции), и на тех, которых посчитают людьми заинтересованными (все остальные).
10:11 17/06/2009




Loading...


загружаются комментарии